Вектор

Книга: Вектор
Назад: Глава 9
Дальше: Глава 11

Глава 10

Длинный и скучный путь лучше чего бы то ни было еще способствовал размышлениям. Эрик механически двигал ногами, перепрыгивал через трещины, рассматривал однообразные холмы и ложбины, а в голове у него тем временем один за другим возникали остававшиеся без ответов вопросы.
Что предпринять в том случае, если захватившие корабль люди наотрез откажутся сотрудничать? О чем конкретно сообщить притаившемуся в системе наблюдателю? Что делать потом, когда сигнал уйдет в космос? Как вести себя на новом месте жительства – там, где не будет надежных стен модуля, отдельных кают, душа, уборных, репликаторов?
Он отлично понимал не желавших уходить из поселка колонистов – в подобной ситуации практически любой человек предпочел бы остаться дома, надеясь на то, что страшные прогнозы не сбудутся, а все проблемы как-нибудь исчезнут. Но, к сожалению, такой подход грозил обернуться лишними смертями уже в самом ближайшем будущем.
После очередного извержения, например.
Наблюдатель вспомнил о том, как не захотел проверять соседние модули во время выброса газов, и почувствовал укол совести. Впрочем, не слишком сильный – за время, проведенное в этих краях, он уже успел привыкнуть к человеческим смертям. Десятком больше, десятком меньше… значение имели только те, кто являлся его друзьями и товарищами.
Отбросив в сторону некстати появившиеся мысли о Фрее, Орсен упрямо сжал губы и немного ускорил шаг.
Тоже ведь вопрос – ради чего нужно с таким упорством стремиться к этой скале? Он прожил уже сорок лет без общения с космосом и был уверен, что вполне способен обойтись без него и дальше. Но прямо сейчас желание попасть на вершину и почувствовать там «взгляд бога» казалась ему чуть ли не жизненной необходимостью. Почему?
– Потому что я скоро сдохну и такой возможности больше не представится, – мрачно пошутил он, перепрыгивая через очередной разлом.
Шутка не удалась – слишком уж много в ней было неприглядной правды. А еще Эрик внезапно осознал, что этот поход действительно дает ему самый последний шанс побыть наедине с собой. Дальше будет возвращение, наполненный трудностями переезд на новое место… и нескончаемая работа по облагораживанию какой-нибудь пещеры, способной защитить их от невзгод окружающего мира. Кому, как не обладателю единственного имевшегося в наличии экзоскелета, заниматься всей этой возней?
Он мрачно ругнулся и постарался не думать о будущем, сконцентрировавшись на медленно приближавшейся горе.
Часы шли.
Солнце опять появилось из-за планеты и двинулось вверх по небосклону, освещая своими лучами идущую по равнине фигурку, а также внося в кору луны избыточное возмущение.
Земля снова вздрогнула. Сонный наблюдатель почувствовал эту дрожь и помотал головой, желая взбодриться. Затем дошел до ближайшего камня, привычным движением перескочил на него, после чего остановился, устало рассматривая окрестности.
Возвышенности, трещины, камни… начинающиеся совсем неподалеку скалы.
– Почти добрался, – наплевав на технику безопасности, Эрик выбрался из экзоскелета, уселся рядом с ним и принялся жевать питательный батончик, запивая его водой. – Черт, сюда бы вино…
Валун неожиданно подпрыгнул, чуть не сбросив с себя расслабившегося человека. Неподалеку раздался тихий хруст и землю прорезала очередная трещина. До ушей наблюдателя донеслось подозрительное шипение.
– Это еще что…
Спустя мгновение он отбросил в сторону недоеденную пищу и, шепча страшные ругательства, полез обратно в костюм.
Обоняния коснулся отвратительный запах тухлятины.
– Твою мать… внутренняя вентиляция! Очистка воздуха!
К счастью, умное устройство отлично поняло, что от него требуется. Резко свистнули резервуары с воздухом, по лицу Орсена пролетел освежающий ветерок, и все тут же пришло в норму. Осталась лишь красноватая подсветка на лицевой панели и появившееся там же сообщение, говорившее о том, что во внешней среде наблюдается экстремально высокая концентрация сероводорода.
– Здесь у нас легкой жизни тоже не будет, – сам себе поведал немного отдышавшийся Эрик. – Как тут вообще существовать, спрашивается?
Несмотря на этот небольшой инцидент, дальнейший путь оказался вполне безопасным. Добравшись до предгорий, наблюдатель оценил уровень заряда батарей, горестно вздохнул, но все же начал подъем. Залез на первую скалу, перепрыгнул на вторую, нашел ведущий в нужную сторону удобный хребет…
Спустя два часа ему удалось подняться почти на полтора километра, заметно истощив при этом аккумуляторы.
– Внимание, доступно ступенчатое соединение с основной базой, – неожиданно очень важным тоном сообщил костюм. – Установить связь?
– Давай, – Орсен расположился на небольшом уступе и принялся следить за ползущим к горизонту солнцем. – Соедини меня с Лучо… Лучо из пятьдесят первого модуля.
– Соединяю… соединение невозможно.
– Вот дерьмо. Мне теперь что, всех по фамилиям запоминать? Соедини с Францем… с Францем Костой.
– Соединяю… связь установлена.
– Командир? Это вы?
Судя по удивленному голосу бандита, тот совершенно не ожидал подобного вызова.
– Да, я. Что там у вас происходит? Почему я не смог связаться с Лучо?
Послышалось мрачное сопение. Затем Франц произнес, медленно и тщательно выговаривая слова:
– Лучо вместе с придурком Лопесом сдохли. Полезли к вашей психованной подруге, а она их застрелила.
– Так, – пробормотал Эрик, чувствуя, как по спине начинает гулять неприятный холодок. – Что с Фреей?
– Наверное, жива до сих пор, – на этот раз собеседник ответил с откровенной злостью. – Мы к чертям заварили дверь ее каюты. Может быть, потом откроем. Сейчас не до этого.
– Хорошо, – в его голосе явственно послышалось облегчение. – Что еще произошло?
– Произошло полное дерьмо, – судя по всему, настроение у Франца продолжало стремительно ухудшаться с каждой новой секундой. – Старуху зарезали, Ворона продырявил один урод. До черта соседей попросту задохнулись. В общем, у нас здесь сплошной праздник.
– Зарезали? Продырявил? Как?
– Командир, все это прямо сейчас вообще не важно. Расскажите лучше о том, что узнали вы.
Наблюдатель постарался собраться с мыслями и зачем-то кивнул. После чего разозлился на себя за этот глупый жест и произнес следующую фразу гораздо резче, чем планировал:
– Я дошел до пляжа. Высадиться на берег можно. Местная растительность не представляет непосредственной опасности, а каких-либо животных здесь нет. Но обязательно потребуются маски – здесь тоже происходят выбросы газов.
– Черт бы побрал эти маски, – Франц устало вздохнул. – Они постоянно отказывают. Гибкие части очень быстро становятся хрупкими и ломаются.
– Подожди, – в голове у Эрика возникла неожиданная мысль. – Ломаются? Что, все подряд?
– Ну да.
– Жизненно важное снаряжение, выданное Федерацией, массово выходит из строя?
– Да… вот дерьмо. Командир, я отключусь, выйду на связь позже!
Оставшись в одиночестве, первые несколько минут Орсен размышлял о том, удастся ли Францу и остальным колонистам воспользоваться плодами его спонтанного озарения и переслать нужную весточку местному наблюдателю.
К сожалению, для этого им требовалось как минимум попасть на корабль, потом договориться с его обитателями о совместном использовании устройства связи…
Если учитывать пулю, которую Донни получил от кого-то из соседей, то подобная задача выглядела далеко не самой простой. Вдобавок придется ведь включать и настраивать передатчик, а текст сообщения делать максимально четким и не оставляющим возможностей для превратного толкования…
– То еще занятие.
Мысли Эрика вернулись к произошедшим в модуле событиям. Известие о гибели двух преступников не вызвало в его душе особого волнения, но вот тот факт, что во всем этом пришлось участвовать Фрее, заставил наблюдателя испытать сложную гамму эмоций, главной из которых оказался самый обычный стыд. Впрочем, прямо сейчас сидевшей взаперти девушке явно ничего не грозило, так что от этой проблемы он тоже решил абстрагироваться – по крайней мере, до момента своего возвращения в долину.
Смерть же еще одной соседки…
Кому, а главное зачем, понадобилось ее убивать? И каков шанс того, что в их маленькую команду затесался психопат? Тот же самый Лопес… или до сих пор державшийся особняком Лайк? Или вообще незаметный и тихий приятель Тайлера…
Чувствуя, что в голове воцарился откровенный хаос, Орсен прервал свое ожидание и продолжил подъем.
Франц вышел на связь примерно через полчаса. На этот раз его голос был откровенно радостным:
– Командир, все должно получиться. Мы с Вороном сходили к соседям, объяснили, что без передатчика нам не жить. И им не жить тоже. Кажется, прониклись. По крайней мере, забегали.
– Хорошо, – карабкавшийся по скалам Эрик нашел маленькую горизонтальную площадку и остановился на ней. – Включи на коммуникаторе запись.
– Зачем?
– Твою мать, просто включи ее.
– Хорошо, хорошо, не ругайтесь. Готово.
– Когда будете готовить текст для Федерации, обязательно добавьте вот этот отрезок. Внимание… Говорит наблюдатель Эрик Орсен. Данное сообщение составлено согласно закону Янковского-Кайзера и подлежит немедленной передаче в пределы Федерации. Однако заявленное расстояние до края обитаемого пространства не отвечает возможностям стандартных средств связи, поэтому сообщение необходимо перевезти в пределы системы Барнарда лично. Повторяю для наблюдателя, который сейчас слушает мои слова – мне известны все ваши возможности для передачи информации. Необходимо лететь самому. В ином случае ваши действия будут означать намеренный саботаж в отношении наших прав, описанных в законе Янковского-Кайзера.
– Хорошо прозвучало, – одобрительно произнес Франц, убедившись, что он закончил говорить. – Передам Тайлеру, а если он что-то не то сделает – шкуру спущу.
– Сейчас лучше думать о том, как получить передатчик.
– Разберемся. У нас тут лодки уже почти готовы, кстати. Но отплывать страшно – море постоянно волнуется. Затея гиблая, мне кажется. Что думаете насчет передвижения по горам?
– Посмотрим. Когда я вернусь, можно будет использовать костюм для того, чтобы тащить лодки. Разберемся, в общем.
– А когда вы вернетесь? Вы, вообще, где?
– Исследую одно интересное место, – уклончиво ответил Эрик. – Вернусь скоро. Конец связи.
Подъем на вершину давался ему все тяжелее. Каменная стена становилась круче и неприступнее, заряд экзоскелета неумолимо снижался, ветер усиливался…
А затем, во время очередного землетрясения, гора попросту стряхнула с себя карабкавшегося вверх человека.
Будто ничтожное насекомое.
Оказавшийся в воздухе наблюдатель пережил несколько мгновений искренней паники, но затем у костюма включился автоматический режим, он выровнялся и вернулся обратно к скале, попутно сообщив, что батареи истощились до критического уровня. Пришлось в срочном порядке искать подходящий выступ и цепляться за него всеми возможными способами, пережидая следующие толчки.
К тому моменту, когда они закончились, Орсен успел многократно проклясть свою дурацкую затею. Но не отступился от ее выполнения.
Рассвет застал его уже на другом склоне горы. Здесь на костюм светило солнце, здесь до него добиралось идущее от газового гиганта излучение – и заряд батарей наконец-то начал расти.
Наблюдатель закрепился на небольшом каменном уступе, всухомятку прожевал предпоследний батончик, а затем включил режим отдыха и буквально провалился в сон.
Вокруг зловеще посвистывал холодный ветер, горный хребет несколько раз основательно вздрагивал, но измученному долгим переходом и не менее долгим восхождением человеку было все равно.
Разбудил его только пришедший от Франца вызов, на который волей-неволей пришлось отвечать.
– Командир, вы там как?
– Я в норме, – пробормотал Эрик, отчаянно моргая и стараясь как можно быстрее прийти в себя. – А у вас что?
– Наши соседи сумели договориться, что Тайлера пропустят к передатчику. Сам передатчик нам никто не даст, но отправить одно сообщение мы все-таки сможем…
Франц говорил что-то еще, но наблюдатель его больше не слушал. По сонному лицу стремительно расползалась глупая и довольная улыбка.
– Все-таки получилось.
– Что? А, понял. Почти получилось, командир. Он только собирается идти. Но я в него верю. Лишь бы там, наверху, действительно…
– Значит, нам нужно просто выжить в течение трех стандартных месяцев, – произнес Орсен, по-прежнему не слушая собеседника. – Это мы сможем. Должны смочь.
– Почему именно три месяца? Думаете, они отправят корабль сразу?
– Откуда мне знать… но если Федерация вышлет за нами один из линкоров, то он прибудет уже через восемь-девять недель.
– Было бы неплохо, – осторожно заметил Франц. – Главное, чтобы кто-нибудь все же прилетел.
– Мы обязаны в это верить, – заявил Эрик как можно более строгим тоном. – Верить и пережить эти чертовы три месяца. А дальше будет видно.
– Хорошая позиция… что же, будем верить. Вы там когда вернетесь?
– Скоро…
Вершина покорилась ему только спустя сутки по субъективному времени луны.
Оказавшийся вплотную к цели наблюдатель переждал очередное землетрясение, после чего сделал последнее усилие и выбрался на маленькую неровную площадку.
Поднялся во весь рост, чувствуя себя на вершине мира.
Далеко внизу куда-то на запад сплошным потоком неслись клубящиеся облака. Впереди загадочно светилась гигантская планета. Над головой раскинулось бездонное небо, украшенное россыпями совершенно незнакомых и чужих звезд…
Полное, абсолютное одиночество.
Чувствуя странное возбуждение, Эрик отключил модуль связи, а затем открыл экзоскелет.
В лицо тут же ударил холод. Легкие судорожно дернулись, стараясь получить лишнюю толику кислорода.
– Черт возьми…
Осознав, что в таких условиях добиться полного отрешения от окружающего мира попросту невозможно, Орсен вернул костюму герметичность и принялся осматриваться в поисках подходящего для ожидания места.
Несколько минут спустя поблескивавшая металлом фигурка расположилась на самом краю бездонной пропасти, свесив в нее ноги. Наблюдатель проверил удобность своей позы, выключил все активные системы костюма, оставшись наедине с пространством, а потом замер, уставившись на звезды.
Время шло.
Он изо всех сил пытался вызвать давнее и полузабытое ощущение, но вместо ожидаемого «взгляда бога» перед его внутренним взором с чего-то вдруг возник саркастически улыбающийся полковник.
– Это и есть смысл твоей жизни? Ты его нашел?
Эрик ошеломленно потряс головой, и образ умершего товарища послушно исчез, оставив после себя лишь практически неуловимое чувство гнетущей тоски.
Ожидание чуда продолжилось, но уже через полчаса наблюдателю стало окончательно ясно, что авантюрная затея никак не оправдала ожиданий. Нужное состояние не приходило, а шансов на его появление с каждой секундой оставалось все меньше. Космос попросту не желал обращать внимания на одинокого маленького человека.
В конце концов он поднялся на ноги и принялся расхаживать по каменному пятачку, думая о том, что потратил несколько дней совершенно впустую. Бросил своих соседей, оставил Фрею в одиночестве…
По-хорошему, с запертой в своей каюте девушкой уже давно нужно было наладить контакт. Но выслушивать очередные упреки ему не хотелось, и Эрик до сих пор малодушно откладывал общение.
– Возможно, зря…
Он снова вернулся на край утеса и принялся бесцельно рассматривать облака. На душе было противно.
Глупое решение, сделавшее его наблюдателем, а потом навсегда оторвавшее от семьи. Глупо прожитые годы после выхода в отставку. Глупое желание убежать от себя и своих проблем с помощью векторной миссии. Глупая надежда спастись от неминуемой смерти с помощью Федерации. Глупое путешествие, увенчавшееся бесцельной остановкой на вершине горы…
– Остается только глупо сдохнуть, – с горечью произнес Орсен. – Свалиться с этого чертова камня, например.
Пару минут он с интересом изучал уходившую вниз каменную стену, но затем все же вздохнул и отошел к центру площадки.
В сердце постепенно разгорелась злость.
Шестьдесят с лишним лет. А каков итог? Что он может вспомнить перед тем, как шагнуть в пропасть и навсегда покинуть этот мир? Чем ему гордиться? Выпитым вином? Или сном в капсуле? Путешествием в Солнечную систему?
– Бесполезное самодовольное ничтожество, – с мазохистским наслаждением произнес наблюдатель, возвращаясь к краю скалы.
Ему подумалось, что старый полковник оказался бесконечно прав, говоря об истинной цели его участия в векторной миссии. Здесь, на этой суровой земле, действительно было отличное место для того, чтобы осознать себя и свое место в этом мире.
Жаль только, что результат оказался настолько удручающим.
– А теперь я хочу спрыгнуть вниз, – Эрик утвердительно хмыкнул. – Как раз тогда, когда наконец-то могу сделать что-то полезное для других. Кретин.
Несмотря на то что неожиданно случившийся с ним приступ самоуничижения быстро сошел на нет, после него осталось легкое чувство вины и вполне осознанное желание сделать что-нибудь полезное для остатков местного общества.
Составить карту окружающей территории, например.
Наблюдатель добросовестно дождался утра, перетерпел очередную встряску, а затем отдал экзоскелету команду на сбор данных и составление карты.
– Выполняю… ожидайте… внимание, повышенная облачность. Сбор информации займет от одного до шести часов. Продолжать задачу?
– Продолжай, – согласился Эрик. – Подзарядишься заодно.
Стоять на одном месте было скучно. Он рассматривал камень у себя под ногами, облака, висевшую над горизонтом планету…
– Обнаружена техногенная форма рельефа, – неожиданно заявил костюм. – Продолжаю сканирование.
– Продолжай, продолжай… то есть? Что значит – «техногенная форма»? Где?
– Указать азимут не представляется возможным из-за отсутствия общепринятой системы координат. Объект отмечен на местности. Расстояние до объекта по прямой – двадцать один с половиной километр. Расстояние до объекта по орбитальной проекции – двадцать километров.
– Изображение давай!
Появившаяся перед ним картинка оказалась мутной и расплывчатой, но из-за своих внушительных размеров обнаруженная аномалия все равно просматривалась достаточно неплохо.
Среди зарослей местных растений располагался выложенный из длинных параллелепипедов неправильный овал, внутри которого находилось что-то огромное, странное и напоминавшее собой остатки гигантского космического корабля.
Непонятный комплекс был не меньше километра в диаметре, и наблюдатель ощутил пробежавшую по спине стайку мурашек.
Если на планете живет еще кто-то… какие-нибудь неизвестные науке высокоорганизованные формы жизни…
– Что это такое? Идентификация. Анализ. Быстро, твою мать!
– Проводится анализ… совпадений с актуальными базами данных не обнаружено. Проводится анализ… объект имеет высокую степень сходства с устаревшим комплексом первичной колонизации. Ориентировочная дата выпуска комплекса – две тысячи пятисотый год. Погрешность – до пятидесяти четырех лет.
– Комплекс? Старый комплекс?
Эрик почувствовал, что чего-то не понимает. Каким образом выпущенный сотню лет назад комплекс мог оказаться на безжизненной луне, предназначенной для колонизации с помощью их векторной миссии?
Разгадка была совсем близко, но он шел к ней почти минуту, придумывая и отбрасывая совершенно фантастические варианты случившегося. И лишь затем, вспомнив про бритву Оккама, перестал заниматься самообманом.
– Сюда уже отправляли векторы?
– Нет данных.
– Еще бы…
Орсен уставился вдаль, стараясь понять, как его находка повлияет на общую ситуацию. Затем вызвал Франца.
– Да, – в ушах послышался сонный голос. – Слушаю.
– Я нашел еще один поселок. Такой же, как наш.
– В смысле?
– В прямом смысле. Здесь есть старое поселение. Сейчас отправлю карту, чтобы вы знали, как до него добраться.
– Подожди, командир, – чувствовалось, что Франц изо всех сил пытается прийти в себя и осознать услышанное. – Еще раз. Мы здесь не одни? Есть другие люди?
– Не уверен. До поселка далеко, но он выглядит совершенно заброшенным. Понимаешь, что это значит?
– Мы сможем туда переселиться?
– Правильно. Даже если там все уже умерли, модули должны дать нам хоть какую-то защиту.
– Это далеко?
– Около восьмидесяти километров по прямой.
– Далеко…
– Три дня пути.
– Да, хорошо, – немного заторможенно произнес собеседник. – Я всем расскажу. Вы скоро вернетесь?
– Не знаю, – признался Эрик. – Мне нужно дойти до места и взглянуть, что там происходит. Потом обратная дорога… Наверное, трое-четверо суток это займет. У вас все хорошо?
– Не знаю еще, я только проснулся… Тайлер сказал, что передатчик настроил и сообщение теперь передается с интервалом в полчаса. Надеюсь, не врет. Лодки оттащили к морю.
– А остальные как?
– Если вы про ту стукнутую девку, то она все еще у себя в каюте, – проявил догадливость Франц. – Ничего с ней не случится. Недельная голодовка еще никого не убивала, а вода там есть.
– Больше никого не зарезали?
– Нет… не знаю, я спал.
– Тогда я отключаюсь. Спи дальше.
– Спасибо…
Закончив разговор, Эрик некоторое время постоял на краю обрыва, а затем неопределенно хмыкнул и прыгнул вперед.
Облака скользнули навстречу, появилось ощущение невесомости, но буквально через секунду экзоскелет сориентировался в пространстве и переключился в режим планирования, начав быстро уходить в сторону от вершины. На лицевой панели отобразились данные о текущей высоте и преодоленном расстоянии.
Четыре километра над уровнем моря. Слой облаков, полностью закрывших собой обзор.
Три километра. Открытое пространство, ограниченное лишь нависающими прямо над головой тучами.
Два километра. Один. Пятьсот метров. Сто…
На последнем участке траектории компенсаторы включились в полную силу, Эрик ощутил, что его тело стремительно наливается тяжестью, но неприятные ощущения практически сразу же исчезли.
Он опять стоял на земле.
– Ну, вперед…
Дальнейшая дорога оказалась такой же скучной, как и предыдущие отрезки пути. На этот раз вокруг простиралось редколесье, а не пустая равнина, но особой разницы наблюдатель не почувствовал. А торчавшие из земли стебли и возвышавшиеся над ними деревья достаточно быстро растеряли в его глазах всю свою необычность, начав восприниматься лишь в качестве досадной помехи, мешавшей нормальному передвижению.
Впрочем, идти по таким зарослям было не слишком трудно, так что уже спустя четыре часа после своего спуска с горы Орсен оказался у цели.
Перед ним, несомненно, было именно поселение колонистов. Заросшие грязью модули, точно такой же неопрятный экспедиционный корабль, какая-то техника, беспощадно изъеденные временем кости…
Он опустился на колени и аккуратно прикоснулся к ближайшему скелету. Тот оказался неожиданно хрупким – череп раскрошился от одного легкого нажатия.
– Сколько же лет вы здесь провели…
На мгновение наблюдателю показалось, что он смотрит в свое собственное будущее. То, которое обязательно воплотится в реальность, стоит лишь Федерации оставить их призыв без внимания. В этом случае его кости тоже останутся лежать где-нибудь по соседству…
Эрик ощутил внезапный прилив иррационального страха.
Он никогда не был особо верующим, но теперь сама мысль о том, что его останки навечно останутся где-то здесь, в бесконечной дали от родной планеты, без какого-либо погребения, почему-то вызывала отвращение и легкую панику.
Орсен понял, что отчаянно, больше всего на свете, жаждет вернуться обратно в пределы Федерации. К бездушным железкам и помешанным на биокомпьютерах обывателям, к бесцельному времяпрепровождению и тотальному контролю со стороны государства…
К чему угодно – лишь бы не лежать среди местных камней очередным безымянным скелетом.
– Проклятье…
Справиться с нахлынувшими эмоциями оказалось непросто.
Человеческие останки виднелись повсюду. Изъеденные непогодой черепа провожали двигавшегося между челноками наблюдателя пустыми взглядами темных глазниц, кости время от времени похрустывали под ногами, а ветер, словно проникшись мрачностью момента, шелестел особенно тоскливо и грустно.
Покрытое грязью исполинское сооружение, оказавшееся перед ним спустя несколько минут, выглядело точно так же печально, как и их собственный, оставшийся в долине корабль.
Огромные пустоты на месте отделившихся модулей, какие-то балки, панели…
Эрик остановился перед одной из массивных опор, а затем поднял голову, чувствуя себя бесконечно маленьким и ничтожным по сравнению с древним сооружением.
– Такие затраты… и все впустую…
С противоположной стороны корпуса нашелся оставшийся в неприкосновенности командный отсек, к дверям которого вела узкая металлическая полоса.
Наблюдатель осмотрелся по сторонам, но не нашел ничего более интересного и осторожно ступил на своеобразный мост. Добрался до закрытого шлюза.
Тот гостеприимно распахнул створки, словно приглашая незваного гостя войти.
– Замечательно, – пробормотал Орсен, разглядывая показавшийся впереди короткий коридор. – Ну, попробуем…
Вопреки опасениям, внутри не оказалось ничего страшного. Эрик без происшествий дошел до следующей двери и оказался на пороге классического центра управления грузового корабля. Здесь повсюду виднелись погасшие информационные панели, возле дальней стены расположился резервный пульт, предназначенный для дублирования функций Системы, а выбивался из привычной картины только очередной скелет, непринужденно рассевшийся на стоявшем в центре помещения кресле.
Наблюдатель шагнул ближе, мазнул взглядом по лежавшему рядом пистолету, а потом осторожно взял с колен у покойника запаянный в прозрачный пластик коммуникатор. Осторожно разорвал упаковку и, высвободив из костюма правую руку, дотронулся пальцами до темного стекла.
Прибор ожил. По экрану стремительно проскользнули строчки непонятного кода, тут же сменившегося картинкой, на которой оказалось изможденное землисто-желтое лицо человека средних лет.
Судя по всему – того самого, чьи останки находились сейчас прямо перед Эриком.
– Привет, – неловко поздоровалось изображение. – Ты, скорее всего, исследователь, раз уж тебя занесло в эти края… хотя, зачем исследователю крутиться возле уже открытой планеты? Наверное, ты – такой же колонист, как и я… или не такой же…
Говоривший сделал длинную паузу, о чем-то напряженно размышляя. Затем неловко улыбнулся:
– Прошу меня простить… прогрессирующая деградация нервной системы или что-то подобное… не знаю. Меня зовут Эрик…
Орсен вздрогнул и чуть не выронил из рук устройство.
Реальность все больше напоминала ему какой-то странный сон. А записавший послание человек словно являлся отражением его самого. Олицетворением его будущей судьбы…
– …Эрик Янович, – продолжил свой монолог мужчина. – Я последний выживший из состава сто пятой векторной миссии… зачем это все, на кой черт…
Снова возникла пауза.
– Мы с друзьями улетели в сороковом году… в две тысячи пятьсот сороковом. Это было уже почти три года назад… хотя здесь сильно путается время, очень непривычно… да. Что я хотел сказать… тебе нужно срочно убираться с планеты. Здесь живет какой-то вирус… хотя ты и сам об этом уже наверняка знаешь… Как противно понимать, что мозг тебя предает…
Наблюдатель терпеливо подождал, пока Эрик на экране коммуникатора снова соберется с мыслями.
– Прошу прощения. Мне действительно трудно. Вирус – это не страшно. Ты или умрешь, или нет, вот и все… страшнее то, что эта планета постоянно трясется. В воздух выбрасываются газы… ядовитые. Мы прятались в челноках, но постоянно сидеть там нельзя… а маски выходят из строя. Как будто их кто-то ест… какая-нибудь бактерия. Или тот же вирус… он смертельный, но пережить его можно…
Орсен невольно скривился, глядя на то, как мужчина изо всех сил борется с собственным разумом, заставляя его выдавать осмысленную речь.
В такой ситуации он и сам пустил бы себе пулю в голову.
– Здесь безопасно… о чем я говорю… не так. Если ты выжил после вируса, то бояться нечего. Тут нет зверей, а стебли даже можно есть. Только нужно отварить, иначе они горькие… репликаторы ненадежны и запасы быстро заканчиваются. Бояться надо землетрясений. После них появляются газы, ты дышишь ими и твое тело разрушается… постепенно. Нужно ходить в масках, но они не работают. Мы отправляли разведку… там, где много лесов, там часто случаются выбросы. Растения любят эти газы, питаются ими… наверное… Держитесь подальше от лесов. Но здесь сложно жить без модуля… не знаю…
Очередная пауза оказалась длиннее всех предыдущих. Человек на экране пытался что-то вспомнить, шевелил губами, беспомощно улыбался…
Наконец, он снова заговорил:
– Зачем я все это рассказываю? Не знаю… просто хочется, чтобы обо мне помнили… когда-нибудь потом сказали спасибо. Спасибо Эрику Яновичу. Пожалуйста, скажите это, хорошо? Очень нужно…
Запись оборвалась.
– Спасибо тебе, Эрик Янович, – с трудом выговорил наблюдатель, чувствуя навалившуюся на сердце тяжесть. – Спасибо. Ты нам действительно помог. Ты прожил свою жизнь не зря…
Еще немного постояв рядом с одиноким скелетом, он вернулся на землю и двинулся к ближайшему челноку.
Тот, как и дверь корабельного шлюза, открылся без каких-либо проблем.
Запустение, очередные скелеты, разбросанные повсюду вещи…
Орсен дошел до местной кают-компании, после чего, обнаружив там информационную панель, решился ее включить. Реагируя на приложенные усилия, экран сначала загорелся синим цветом, а затем показал общую сводку.
В рабочем состоянии было практически все, даже системы химической фильтрации воздуха. А вот репликаторы, как и рассказал его тезка, оказались вышедшими из строя.
– Значит, хотя бы один ящик притащить с собой будет нужно, – кивнул он сам себе. – Хотя можно и стебли есть…
Впрочем, полагаться только на местную флору ему не хотелось – молекулярный принтер в любом случае обеспечил бы людей гораздо более правильным и сбалансированным питанием. Не говоря уже про кофе и вино.
Выйдя обратно на улицу, Эрик некоторое время разглядывал окружавшие его металлические коробки. Потом запрыгнул на одну из них, крутанулся на месте, но не увидел в окрестностях ничего примечательного.
Разведку можно было считать успешной и полностью завершенной – новое место жительства оказалось найдено. Требовалось лишь преодолеть обратный путь, забрать остальных колонистов и вернуться сюда уже вместе с ними. После чего спокойно дождаться появления спасательного корабля.
Если же за ними никто не прилетит… об этом Орсен старался даже не думать.
– Они прожили здесь три года, – произнес он, спрыгивая на землю и направляясь в обратный путь. – А нам требуется переждать всего три месяца. Мы справимся.
Ветер, по-прежнему резвившийся между стенами безжизненных модулей, в ответ на его слова что-то недовольно прогудел, а затем издевательски свистнул.
Наблюдатель невольно ускорил шаг.
Назад: Глава 9
Дальше: Глава 11
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий