В эпицентре войны

Книга: В эпицентре войны
Назад: Глава 8
Дальше: Глава 10

Глава 9

В дверь настойчиво и громко постучали.
Стрелка вздрогнула и проснулась. Дернула ногой сонно, будто сбрасывая одеяло, и уставилась осоловелыми глазами на Яна.
Наемник был встревожен. В гнетущей тишине он положил ладонь на ствол автомата и непонимающе смотрел в сторону двери.
Что это было?
Девушка повернулась: Горда уже натянул второй ботинок, ловко шнуровал его, накрепко затягивая узел. Обрывки тревожного сна выветрились из головы сталкера с первым же ударом, остались лишь усталость и плохо скрываемая растерянность. Ученый, разбуженный суматохой, пришел в себя последним: он несмело смотрел на сталкеров, ожидая от них каких-либо действий.
Аномалия пыхнула жаром, в воздухе растекся запах бензина.
Стрелка съежилась, подтянула к себе трофейное оружие, неловко громыхнув прикладом по бетонному полу. Перекинула ремень через плечо и сдвинула пальцем флажок предохранителя.
В дверь заколотили снова. Три громких удара окончательно развеяли все сомнения об ирреальности происходящего, распалив из крохотного уголька тревоги пламя страха в уме каждого, кто находился в комнате. Горда посмотрел на Яна, качнул головой вопросительно. Тот пожал плечами.
– Кто это? – прошептала сталкерша, не сводя с двери глаз.
– Кто угодно, – ответил ей Белов. – Карлик, ящер, ловец, кукловод… Все эти мутанты предпочитают гнездиться в темных и холодных подземельях.
– Не умничай, этолог, – оборвал его наемник, поднимаясь и не сводя прицела с двери. – Ты много видел ловцов, которые стучат в убежище, прежде чем сожрать тех, кто внутри?
– Так открой и проверь, – огрызнулся ученый, все еще помня те обидные слова, которые сказал ему Ян накануне. – Сталкеры ж в Зоне самые умные, а?
– Заткнитесь оба, – угомонил их Горда. – Стволы на предохранитель поставьте. Случайный выстрел – и кого-нибудь точно прибьет рикошетом.
– А что дальше? – спросил Седой, дрожащими руками убирая пистолет. – Стрелять нельзя, наружу тоже нельзя. Сидеть тут, пока эта тварь не уйдет?
– Да замолкни уже – думаю я, – зашипел сталкер.
В дверь заколотили снова, на этот раз гораздо сильнее. Грохот разнесся по комнате, старые петли заскрипели, а баррикада слабо пошатнулась. Лежавший на краю фонарь упал на пол, лязгнул металлом об бетон и укатился в угол – по стенам и потолку заплясали пьяные тени.
Горда встал, поднял фонарь и, выкрутив яркость на полную, пробежался желтым пятном по комнате, выискивая путь к отступлению. Ничего. Лишь глухой оштукатуренный прямоугольник вокруг да могильная плита с гирляндой пыльных ламп над головой. Выход из помещения был только один, но в него сейчас билась неизвестная тварь, своим поведением ломающая все представления о животном мире Зоны. Сталкер опустил фонарь, задумался. Ситуация сложилась патовая.
Между тем удары стали гораздо сильнее и чаще, пока не слились в сплошной, однотонный грохот. Дверь под натиском монстра слабо трещала, петли держались в коробке на последнем издыхании, а баррикада, не устояв, обвалилась наполовину.
Стрелка взвизгнула, когда незамеченная в полумраке тумба рухнула в сантиметрах от ее ног. Белов вжался в самую дальнюю стенку, не зная, к чему готовиться. Держать себя в руках удавалось только Яну. Он снова вздернул автомат и, сбросив предохранитель, упер приклад в плечо. Прицелился, что-то высчитывая в уме, и пустил длинную очередь в дверное полотно, наделав в нем кучу сквозных отверстий. Не сдержавшись, чихнул, когда кислая пороховая гарь защекотала ноздри.
Горда быстро сообразил, что затеял его друг, и направил луч фонаря в сторону двери. Прислушался, ожидая рева раненого монстра, сквозь прорехи попытался разглядеть истекающее кровью тело, а через секунду страх его сменился безотчетным ужасом: за дверью не было никого, коридор был абсолютно пуст.
Но удары не стихали…
– В дверь нашу счастье постучало. – Даже в полутьме было заметно, как Ян побледнел. Горда, впрочем, выглядел не лучше: при встрече с полтергейстом вообще редко кому удавалось оставаться хладнокровным.
Для большинства ходоков этот загадочный монстр возглавлял список опаснейших созданий Зоны, а учитывая то, что в живых после встречи с ним оставались единицы, информации об этом явлении было мало. До сего дня Горда с полтергейстом не встречался ни разу, и все, что сталкер знал о нем, сводилось к тем крохам, которые когда-то удалось почерпнуть из Сети, да рассказанным в баре легендам, со временем обрастающим красноречивыми подробностями. Но официальные данные и поведанные случайными людьми истории сильно разнились: каждый описывал существо по-своему. Кому-то виделся желтый, летающий по кругу шар; кто-то представлял призрака в виде молний, что парили невысоко над землей; некоторым полтергейст являлся в образе золотистого диска, мечущегося хаотично. Перепалки в тематических обсуждениях не утихали месяцами – каждый истошно пытался доказать правоту своих слов, хотя многие очевидцы нагло врали – факт знакомства с опаснейшим порождением Зоны добавлял сто пунктов к репутации.
Однако встречались и те, кто действительно видел монстра воочию. Вернее, чувствовал его, слышал и просто знал, что он рядом. Потому что полтергейст по природе своей совершенно невидим, а с биологической точки зрения его не существует вовсе. Только сгусток энергии, живущий на строго обозначенной территории и атакующий все, что попадает в ареал его обитания. А как убить того, кого физически попросту нет?
Прежде Горда много раз задавался подобным вопросом, но ответа не находил. Помнил лишь, что егеря настоятельно советовали при первом признаке присутствия полтергейста бросать все и бежать без оглядки, наплевав на хабар, аномалии и мутантов, уносить ноги не оглядываясь, пока монстр не почуял, пока не начал охоту. Охота его, со слов тех же егерей, порождала немало вопросов, сводясь к одному: зачем полтергейсты убивают бродяг, если не кормятся ими? Версий было множество, но через некоторое время многие стали считать, что полтергейсты не нападают, а защищаются. Существуя от Грозы до Грозы, они ревностно оберегают россыпи редчайших артефактов, скрытые в глубине их владений. Но подтверждений этим слухам не нашлось: ни одна из групп, что отправились пытать счастья в поисках бесценного хабара, из логовищ полтергейстов не вернулась.
– Ян, помогай. – Горда пришел в себя. – Упрись в дверь и сделай все возможное, чтобы полтергейст ее не открыл. Порвись, но держи, понял?!
Наемник кивнул и без лишних слов навалился на стонущее древесное полотно.
– А он его не убьет? – тихо спросила Стрелка, глядя на друга.
– Нет, – качнул головой сталкер и, задыхаясь, объяснил быстро: – Полтергейсты не взаимодействуют с органикой, для людей они в принципе безвредны. Но отлично владеют телекинезом и могут насмерть забить подручными средствами, прикладом автомата, к примеру, или ремнем задушить, обкрутив вокруг шеи. Только для этого им нужен полноценный зрительный контакт. Так что пока эта тварь снаружи, мы живем. Но как только дверь откроется, монстр нас в секунды размажет по стенам обломками нашей же баррикады.
– Мило, – как-то совсем без эмоций ответила девушка. – А они разве зрячие?
– Нет, – отмахнулся Горда. – Я образно. Полтергейст глух и слеп, а жертву чувствует по источаемым ею вибрациям. Движения, дыхание, даже биение сердца. Все, не отвлекай! Собирай рюкзаки, быстро! Белов, двигай ко мне, шустрее!
Подтянув ученого к себе за воротник, сталкер швырнул его к решетке вентиляции.
– Давай, хватайся за прутья и тянем. – Горда рухнул на пол рядом с Седым, отбросил автомат и до боли в суставах схватился за металл. – Ну, на счет три! И р-раз! И два! Три!
Сталкер уперся ногами в стену и изо всех сил потянул решетку на себя. По рукам прошла дрожь, пальцы резануло болью, из горла вырвался глухой хрип. Седой пыхтел рядом, тужился в унисон, но все тщетно – решетка сидела крепко и сдаваться не собиралась.
– Торопитесь! – орал Ян со стороны дверей. – Полтергейст снаружи взбесился, не знаю, сколько еще смогу…
Слова его оборвал особенно сильный и громкий удар: дверь пошатнулась, но устояла, а наемник, заткнувшись, навалился на нее с новыми силами.
– Пытаемся! – выкрикнул Горда после второго, такого безрезультатного захода. – Сидит, паскуда, мертво!
Вскочив вдруг, он принялся лупить по местам крепления ногой, не обращая на боль внимания. А потом схватил автомат – и прикладом решетку, прикладом, счесывая древесину, оставляя на ней зазубрины и вмятины, погнув металл. Наконец, один из шурупов, на которых решетка держалась, сломался, выпал из гнезда.
– Давай, сука! Ну, ну! – Сталкер лупил по ней. – Сдохнем тут из-за тебя все! Сволочь, тридцать лет прошло, а ты все держишься, давай, пора!
Грохнул выстрел.
Горда отскочил в сторону, запутался в ремне автомата, но потом выдохнул, разобравшись что к чему.
У решетки присела девушка и, приставив ствол пистолета к месту крепления, вновь спустила курок. Пуля взвизгнула, ударилась о металл и, пробив его вместе с шурупом, унеслась куда-то в глубину жестяного туннеля.
Вскоре проход был почти свободен.
– Давайте еще раз. – Стрелка отошла в сторону, подтягивая рюкзаки к себе. – И успокойся ты уже, возьми себя в руки.
Горда кивнул ей и, чувствуя, как внутри закипает кровь, а голова идет кругом, снова схватился за решетку. Белов – рядом. На этот раз решетка поддалась легко.
– Есть. – Сталкер утер лоб. – Стрелка, ты вперед, Седой – сразу же следом. Потом мы с Яном. Нас не ждите, берите по рюкзаку и ползите не оглядываясь.
Девушка хмуро посмотрела на друга. Потом зажала фонарик зубами, выставила перед собой автомат и скрылась в туннеле, уволакивая рюкзак. Ученый поспешил за ней.

 

Сталкер подбежал к наемнику и уперся в дверь, помогая ее удерживать. Тот поблагодарил кивком – стало заметно легче. Воцарилась неловкая пауза, нарушаемая только непрекращающимися ударами.
– И что дальше? – спросил Ян, окинув взглядом жалкие остатки баррикады. – Как только отпустим дверь, полтергейст попадет в комнату. И нам хана…
– Значит, кто-то должен остаться, – озвучил Горда мысль, посетившую обоих. – Может, опять забаррикадируем быстро? – спросил сталкер с надеждой.
– Мы вдвоем минут двадцать эту кучу таскали, а все равно без толку, – покачал головой Ян. Ботинки его заскользили по полу, но он подобрался и вновь уперся в дверь. – Полтергейст ее быстро снес. Без шансов, не успеем. И… короче, ты иди, дружище. Догоняй Стрелку и яйцеголового. Веди его к военным. Или брось по дороге, как хочешь.
– А ты?
– Что – я? Украшу собой стены и пол этой убогой комнатенки. Вид тут какой уродский, заметил?
Сталкер выдавил из себя скупую улыбку, но наемник жестким голосом сказал:
– Вали, Гордеев. Будешь отнекиваться – дам в морду. Выполни, что обещал, и найди полковника, отомсти за Стрелку. Ублюдок должен сдохнуть. И девчонку не обижай, а то я тебя с того света достану. Все, сталкер, пошел, нет времени на прощания.
Горда посмотрел на друга еще раз, хлопнул его по плечу и молча, без церемоний, направился к вентиляционной шахте. А когда уже забрался внутрь, со стороны выхода послышался дикий, нечеловеческий рёв…
Сталкер обернулся и успел заметить, как дверь с грохотом распахнулась на всю свою ширину, прежде чем грохнувшая о стенку койка не завалила лаз обломками каркаса. Растолкав их ногами, Горда осторожно высунул голову и оцепенел.
Посреди дверного проема, в тусклом свете фонаря, стоял ящер. Четыре мощные лапы попирали засыпанный щепками разбившейся мебели пол, хвост, словно маятник, бешено лупил по осклизлым бокам, а крохотные глазки на задранной кверху клыкастой морде с ненавистью наблюдали за парящими под потолком тумбами и кроватью.
Приглядевшись, сталкер увидел тело друга: Ян растянулся под стеной, уткнувшись в нее лицом; пальцы на его руках дернулись и сжались в кулак, грудь вздымалась в такт прерывистому дыханию. Наемник точно был жив, но, кажется, без сознания.
Между тем невидимый наблюдатель, все это время присутствующий в комнате, успел определиться с жертвой. Посчитав большого и злого ящера наиболее опасным противником, он запустил в него две тумбочки сразу, а после добавил кровать, которая, отскочив от дверного косяка, с оглушающим звоном поскакала по полу и громыхнулась рядом с Яном, закрыв его от сторонних глаз. Монстр, в свою очередь, оказался не из трусливых и не дал деру в глубину коридора. Стерпев оба удара, он вихрем влетел в комнату и врезался в стену всем своим увесистым телом, а после принялся крутиться на месте волчком, отчаянно вереща и наблюдая за кружащей под потолком одинокой табуреткой. А когда та стукнула его по морде, ящер осклабился и невольно отступил назад, раскачивая хвостом в опасной близости от аномалии…
Ждать, пока помещение превратится в местный филиал крематория, Горда не стал. Погасив фонарь, он спрятал его в нагрудной карман и осторожно выбрался из лаза, перебирая ладонями по холодному, шершавому полу. Стараясь держаться как можно дальше от схватки ящера с полтергейстом, сталкер прополз разделявшие его с наемником метры и похлопал друга по щекам. Ян застонал, но Горда тут же зажал ему рот ладонью и прошептал в самое ухо:
– Слышишь меня? Понимаешь, где мы находимся? – Дождавшись слабого кивка, продолжил: – Теперь не перебивай…
Кратко обрисовав ситуацию возвращающемуся к реальности Яну, сталкер медленно двинулся назад, к вентиляционной шахте. Дополз быстро и остановился у самого лаза, пропуская вперед наемника. Когда тот скрылся в туннеле, Горда протиснулся следом. Зажег фонарь и обернулся напоследок.
Ящер выглядел, мягко говоря, хреново. Злосчастный табурет, который монстр тщетно пытался лягнуть хвостом или схватить зубами, по-прежнему парил в воздухе, а полтергейст наносил им резкие и сильные удары по морде мутанта. Тот визжал во весь голос, метался от стенки к стенке, пытался увернуться, но делал это с куда как меньшей уверенностью, чем раньше. Отчаявшись, монстр рванул в сторону выхода, но полтергейст мигом раскусил его задумку и в секунду завалил проем мебелью, пробиться через которую ящер уже не смог. Силы покидали зверя, вытекали из его израненного тела вместе с сочащейся из пасти и множества ран кровью. Глаза мутанта, до того блиставшие кровожадным огнем злобы, потускнели, взгляд сделался бездумным и рассеянным. Монстр умирал. А палач, будто наслаждаясь своим могуществом, методично лупил жертву табуреткой по голове, развлекался.
Горда не стал больше задерживаться и на четвереньках пополз вслед за Яном, который, ругаясь, углубился в узкую шахту уже на добрый десяток метров. Сталкер лишь сейчас начал осознавать, насколько им с наемником повезло, что ящер учуял их и появился в самый последний момент, что полтергейст выбрал жертвой именно его. Если б не это случайное стечение обстоятельств, то лежать бы им обоим с проломленными табуретом черепами. Или только его другу… Сталкер прекрасно понимал, что Ян в самом деле готов был остаться там, у двери, чтобы дать ему шанс уйти. Пусть даже ценой собственной жизни.
Горда чертыхнулся, выдохнул. Попробовал распрямиться, но стукнулся затылком о металл. Выматерился про себя и, подтянув грохочущий автомат, пополз уже осторожнее.
Между тем туннель заметно накренился, опускаясь куда-то к нижним этажам. Сталкер, сверля взглядом грохочущий под ним шершавый пол, занервничал. Углубляться в недра неизвестного подземелья в его планы не входило. В первую очередь из-за мутантов: неясно было, кто еще мог водиться тут помимо полтергейста с ящером. О том, что будет, если группа заблудится в хитросплетении коридоров, он вовсе старался не думать. «Еды с водой осталось совсем чуть-чуть, да и те в рюкзаке у Стрелки, которая сейчас непонятно где. И Белов… нужно во что бы то ни стало отыскать их обоих. А потом – к выходу. Должен же он быть тут…»
– То-гхо-хы. – Ян обернулся и вытащил фонарик из рта. Сплюнул, сказал тихо и внятно: – Стой, блин. Приползли, конечная.
Он с трудом сдвинулся в сторону, а Горда протиснулся вперед, подсвечивая себе.
Наемник был прав: конечная. Дальше перед ними простиралась дыра метров пять длиной. Как будто кто-то взял и откусил огромный кусок вентиляционной шахты. О том, чтобы перебраться на ту сторону, нечего было и думать.
– Прыгай, – сказал Ян, кивком указывая вниз. Подтянул к себе автомат. – Тут невысоко, метра два с половиной: мы под потолком. Прикрою тебя.
– Тут безопасно, – послышался снизу девичий голос, а в следующий миг в луче света возникла Стрелка. Задрав голову, она смотрела на друзей, а когда они оба спрыгнули, набросилась на них, радостно щебеча: – Слава Богу, вы живы. Я очень переживала, правда. Боялась, что полтергейст убил вас, слишком долго вы не появлялись…
Не выдержав, девушка заплакала, уткнувшись лицом в грудь сталкера. Горда обнял ее и гладил по голове, пока подруга не успокоилась, про себя отметив, как все внутри переворачивается и скручивается в узел от нежности к ней.
– Простите, что вмешиваюсь, но… что дальше? – спросил Ян, которого Стрелка только что расцеловала в обе щеки.
– Выбираться надо, – ответила девушка, утирая глаза ладонями. – Я, пока вас ждала, прошлась тут с Седым. Ничего нового, сплошные коридоры. Видимо, мы в каком-то огромном бункере…
– А сам Седой где?
– Я, как вас услышала, сразу сюда убежала, а он остался: не хватало нам еще какую тварь не заметить.
– Толково, – кивнул наемник. – А теперь потопали дальше, я на волю хочу: меня тошнит уже от замкнутого пространства.
– Сам же надеялся забраться поглубже, – сказал ему сталкер.
– Блин, не настолько же. Еще чуть-чуть – и у меня голова прямоугольная станет, под стать лабиринтам всем этим.
Улыбнувшись, вышли.
Белов ждал их сразу за углом: тусклый луч его фонаря хаотично носился то по стенам, то по полу, цеплял потолок, желтым отточенным лезвием разрезая мрак. Ученый нервничал: по нему было видно, что оставаться в одиночестве он крайне не желал и скорому возвращению товарищей несказанно обрадовался.
– Как там? – спросил он, с облегчением занимая место в центре группы.
– Отлично все, яйцеголовая твоя башка, – хохотнул Ян и хлопнул Белова по плечу. – Не обижайся, я по-дружески.
Тот лишь кисло улыбнулся.
На этой веселой ноте тихо выдвинулись вперед, освещая путь перед собой и позади, внимательно вглядываясь в густую тьму, дабы любой оказавшийся на пути монстр не стал неожиданностью. Но опасались, как потом понял сталкер, напрасно: за долгие часы пути им не встретился никто. Совершенно. Даже крысы под ногами не шныряли. Одни только двери-двери-двери, в большинстве своем наглухо запертые, да неприступный бетон со всех сторон. А еще запахи – затхлости, старья, плесени. Казалось, что воздух состоит из одной только этой вони, и они четверо ею уже пропитались, принюхались к ней настолько, что не обращали внимания.
– Вы так и не поняли, где мы? – спросил Горда, когда отряд остановился отдохнуть.
– Я долго думал над этим, – ответил ему Ян, вглядываясь в глубину коридора. – Ну нет в Зоне таких подземелий, хоть убей.
– А как же лаборатории под Санаторием и у Озера, где бункер ученых когда-то был? – ухмыльнулась Стрелка. – Его волна зомбированных потом смела…
– Сказки, – отмахнулся Ян.
– Хозяева – тоже сказка?
– Тоже, – ничуть не смутился наемник. – И Камень в Центре, который желания исполняет, и Черный сталкер, и прочее-прочее… ерунда все. Нет в Зоне никакой тайны, никакой романтики, как это принято считать среди тех, кто знает о ней лишь из телевизора или из Интернета. Только реальность, потому что, когда вокруг ад кромешный, не до загадок как-то. Вдумайтесь сами: горы трупов, бродячее зверье, разрушенные семьи и искалеченные судьбы. Живешь тут, как таракан, в страхе постоянном, что тапком кто-то прихлопнет. Вечно грязный и вонючий, уставший, голодный, замерзший или вспотевший, тянешь за собой рюкзак этот сраный, чтобы хабар найти, вернуться живым, продать артефакты за пару тысяч зелени, накупить снаряги втридорога, а потом – снова в ходку. И так – по кругу, вся жизнь – сплошной «день сурка». И это зовется романтикой? Извращенцы, блин…
– Остапа понесло, – закатил глаза Горда. – Дружище, так тебя тут никто не держит вроде.
– А снаружи никто не ждет, – сплюнул Ян, ставя точку в разговоре.
Воцарилась тишина.
– Вы о проекте «Укрытие» слышали? – хмуро оглядев товарищей, спросил вдруг Белов. А когда наткнулся на недоумевающие взгляды, продолжил: – По легенде, это глобальная сеть подземных убежищ, построенная еще при СССР, во времена Холодной войны. Отношения с США тогда были очень напряженными, и коммунисты боялись, что однажды придется разменяться атомными боеголовками с «янки». Поэтому возвели подземные города, чтобы спасти как можно больше граждан. Не везде возвели, конечно. Глубинки обошли стороной – кто их бомбить будет? А вот мегаполисы и стратегически важные объекты обезопасили надежно. Как этот, например. Атомная станция, что неподалеку, строиться начала в семидесятых, вместе с ней – бункер. Тот самый, в котором мы находимся. Десяток метров земли и бетона над головой, фильтрующая воздух вентиляция, склады с провизией, оружием, одеждой, подземные колодцы… «советы» знали толк в обороне.
– Стой, – Горда потер подбородок. – Ты хочешь сказать, что через люк в полу фабрики мы попали в огромное бомбоубежище?
– Да, – кивнул ученый. – Все сходится: спускались по лестнице мы метров пятнадцать, не меньше. Потом был предбанник, который перед дверью с запорным штурвалом, помните? А дальше – главный коридор, разветвляющийся на множество второстепенных.
– А с выходом что тогда? – Ян перевел взгляд на Белова. – В таком огромном лабиринте он точно не один.
– Ага. И быть он может где угодно, хоть на пороге атомной станции, хоть за Периметром.
Сталкер задумался, представляя, какие перспективы могли бы открыться для его группы, разведай они этот путь. За билет в цивилизацию, к людям, торгаши драли огромные суммы. А в это самое время под ногами пролегала настоящая тайная тропа, мостик через пропасть, соединяющий Большую землю с землей гиблой, отчужденной. Хлипкий и шаткий, совсем еще незнакомый, но вполне реальный.
– Не надейся, – сказал Белов Горде, видимо, понимая, о чем тот задумался. – Если выход наружу и есть, он наверняка «пасется» военными: те уж точно о нем знают. Заминировали там, небось, все, посты выставили и караулят, чтобы кто попало из Зоны не лез.
– Ладно, черт с ним. – Ян пропустил мимо ушей слова о «ком попало». – Ты скажи, каким образом бункер этот не на слуху до сих пор? В пределах Зоны-то… Сюда же табунами ломиться должны за «ништяками» всякими, а сколько мы уже идем, а я ничьих останков пока так и не заметил. Скелета с автоматом в обнимку, к примеру. Даже рассказов в баре о чем-то похожем ни от кого не слышал. Зуб даю, что мы тут первые за много-много лет.
– А ты, пока мы топаем, хоть один «ништяк» нашел? – спросил ученый. – То-то и оно. Нечего ходокам здесь делать, в Зоне и без того достаточно мест, где можно погибнуть. Это первое. Второе: не факт, что остальные выходы вообще открыты. Возможно, двери там заперты изнутри, а ломиться в неизвестный подвал никто не будет: бродяги больше трусливы, чем любопытны.
Развивать тему никто не стал. Все двинулись дальше, в темноту, переваривая услышанное. Плыли во мраке, светя фонарями, тащились неизвестно куда по коридорам, сворачивая наугад. Томимые ожиданием, разматывали тугой клубок времени, но к выходу, казалось, не приблизились ни на йоту. Однажды нашли было план этажа – выцветший и почти нечитаемый. Как только Горда взял его в руки, тот рассыпался прахом. А больше – никаких подсказок, полная информационная стерильность.
Кабинеты-спальни-залы-лестницы, снова кабинеты… Десятки помещений, заполненных всякой непонятной техникой, которую саваном пыли заботливо укрыли десятилетия. А еще – столы с потрескавшимися столешницами, шаткие стулья, кругляши ламп вверху. И воздух – душный, жаркий. Пространство, словно сжимающееся, становящееся все меньше, меньше…
Сталкер нахмурился, не узнавая себя. Приступы клаустрофобии были ему не присущи, но наличие потолка над головой столь долгое время способствовало ее развитию. Горда незаметно оглянулся назад, зацепился взглядом за Стрелку. Та выглядела не лучше: бледная, уставшая и напряженная, изможденно облизывающая сухие губы.
Не сговариваясь, остановились на отдых, заодно перекусили, выпили всю воду, как ни старались ее экономить.
И снова коридоры, снова комнаты да кладовые. Всем начало казаться, что ходьба эта не кончится никогда, что они умрут здесь, так и не найдя выхода.
* * *
– Стойте, – вскрикнул вдруг наемник – голос его был полон тревоги и дрожал. – Чувствуете? Будто посвежело, дышится легче…
Сталкер, погрузившийся с головой в омут невеселых мыслей, насторожился, пытаясь уловить то, что учуял его друг. Сначала ничего не получалось, но спустя полминуты почувствовал, как кожу лица лизнул холодный, едва заметный поток воздуха. От волнения по телу прошла холодная волна, а глубоко в груди вновь разгорелся почти погасший огонек надежды.
– Сквозняк, а не вентиляция, – констатировал Белов, добавляя уверенности.
– За мной, – коротко скомандовал Горда.
По коридорам, ведомые незримой путеводной нитью, друзья скитались теперь уже недолго и вскоре оказались в просторной комнате с низким потолком. У грязно-серых стен ее стояли неизвестные устройства – огромные, с непропорционально маленькими дисплеями и бессчетным множеством кнопок. Напротив каждого – выцветшие стулья, а больше – ничего.
Отряд остановился в центре помещения, светя вокруг себя фонарями.
– А там что такое? – Стрелка направила желтый луч в угол, взялась за цевье автомата.
Сталкер присмотрелся: куча наваленных друг на друга молодых деревцев переплеталась с десятком выдранных с корнями кустов. Все это было хаотично свалено и присыпано осколками льда.
А рядом – два трупа детенышей ящера.
Горда передернул плечами, осторожно подошел и присел рядом с мутантами. То, что он принял за лед, на деле оказалось скорлупой от больших, с баскетбольный мяч размером, яиц.
Сталкер бегло осмотрел одну из туш, перепачкав ладони непонятной слизью без цвета и запаха. Монстр был гладкий, холодный и удивительно тяжелый для своих скромных размеров. Судя по всему, умер ящер недавно, но маленькие глазки его уже заплыли белесой пеленой. Безвольно раскрытая пасть, вся в пене, с длинным бледным языком и острыми лезвиями зубок, была проломлена в нескольких местах, как и голова, отчасти превратившаяся в кашу.
– Теперь понятно, – сказал Горда, поднимаясь и вытирая руки о штанину.
– Ты о чем? – спросил Ян.
– О гнезде, – кивнул сталкер в сторону деревцев. – И о ящере, которого полтергейст табуреткой заколотил. Тебе не приходило в голову, зачем монстр вообще к нам приперся? А я тебе скажу: мстить. Потому что полтергейст этими вот бревнами до смерти забил детенышей, а мать, вернувшись с охоты, нашла разоренное жилище. И своих мертвых деток. Уж не знаю, сколько она бродила по подземелью в поисках убийцы, но, услышав шум, вышла-таки на нас.
Стрелка присвистнула.
– Думаешь, это сделал полтергейст, Шерлок? – усмехнувшись, спросил наемник.
– Больше некому: ящеров даже шатуны боятся, – резонно ответил Белов. – А сильнее их в Зоне никого нет.
– Как оказалось, есть. И если тварь контролирует даже эту часть бункера, то лучше поскорее убираться отсюда.
Направляясь к выходу из комнаты, никто не заметил, как в воздух, совершенно беззвучно, поднялась охапка бревен. Повисела мгновение, а после устремилась к Яну, сбив его с ног. Наемник ударился головой о стену, испуганно заорал и уронил автомат, который тут же улетел в противоположный угол.
– Он здесь, – прошептал Белов, и столько ужаса было в его словах, что у Горды екнуло сердце.
Увернувшись от летящего кустарника, сталкер присел, схватил за руку Яна и рывком поднял его, выталкивая из комнаты. Сам побежал следом.
Друзья оказались в длинном и прямом коридоре, дальний край которого оканчивался короткой лестницей и настежь распахнутой громадиной двери, в проеме которой был виден кусочек алого неба. А в следующий миг все вокруг наполнилось гулом и металлическим лязгом: лестничные перила заходили ходуном, металл рвался и сам по себе завязывался в тугие узлы. Закрепленные под потолком прямоугольные трубы воздуховодов задрожали – полтергейст явно пытался вырвать их из стены. Прилетел потерянный Яном автомат и вдребезги разбился о пол, брызнув обломками позади спешащей к выходу группы.
– Быстрее, – подгоняла отряд Стрелка, бежавшая впереди всех. Луч ее фонаря метался, то облизывая стены с потрескавшейся штукатуркой, то утопая в темноте дверных проемов. Все вокруг рвалось, трещало и грохотало. Болтавшийся за спиной девушки рюкзак кто-то невидимый легонько потянул назад, но Стрелка дернулась, сумела вырваться и ускорилась.
А когда до заветного выхода оставалось совсем немного, Белов остановился вдруг и уверенно свернул в одну из комнат, растворившись в темноте.
Сначала Горда, бежавший позади ученого, ничего не понял. А когда дошло, разразился отборным матом и вильнул вслед за профессором, шныряя по комнате лучом фонаря. Седой нашелся сразу: в углу, сидя на корточках, он наспех упаковывал в контейнер сияющий голубым артефакт.
– Ты с ума сошел?! – хватая Белова за плечо, проорал сталкер. – Угробить нас тут хочешь?
Ученый попытался ответить, но Горда не стал его даже слушать и пинком вытолкнул из комнаты. А сам получил сокрушительный удар чем-то тяжелым в грудь. Если бы не вшитые в комбинезон бронепластины, то перелом ребер был бы обеспечен. Но обошлось, только в голове зазвенело, и дыхание сбилось. Увернувшись от летящей столешницы, Горда выбрался в коридор: ученый умчался далеко вперед, а Ян и Стрелка уже поднялись на самый верх и держали дверь, которую полтергейст пытался захлопнуть. Но даже его сил оказалось недостаточно, чтобы одновременно контролировать десятки предметов, и сопротивление мутанта заметно ослабло.
Остаток пути сталкер преодолел почти без проблем и, перепрыгивая через три ступеньки разом, пулей вылетел наружу. Друзья тут же отпустили дверь, и та захлопнулась с грохотом, чуть не прижав Яну кисть, а через секунду все услышали скрежет поворачивающегося штурвала: вход в бункер был запечатан.
Горда рухнул на колени, упираясь грязными ладонями в холодную, сырую землю. Глубоко вдохнул, подавился слюной и закашлялся. Из глаз его брызнули слезы. Сталкер поднял голову и посмотрел на наемника: огромный синяк на лице друга отливал фиолетовым, костяшки на руках были сбиты, одежда кое-где разорвана. Стоял наемник чуть сутулясь, глядел куда-то отстраненно – наверное, еще не верил, что им всем удалось выбраться.
– Охренеть, – выдавил Горда и с трудом поднялся.
Они находились на вершине холма. Впереди, у его подножья, простиралось зеленое полотно степи, надвое разрезанное мелкой голубой речушкой. Слева и справа к возвышенности робко прижимался пролесок, а сразу за ним – коричневый частокол сосен, верхушки которых горели бордовым в зареве пылающего красками вечера. На окраине сталкер заметил металлический коробок моста и извилистую ленту песчаной дороги, что вела к каким-то сооружениям, обнесенным забором. И небо… Горда посмотрел вверх: серое покрывало полыхало алым; будто огромные тлеющие угли, облака мчались куда-то на запад, навстречу солнцу.
– Когда мы спустились в бункер, была ночь, – послышался позади голос Яна. – Сейчас поздний вечер… получается, прошли почти сутки? Видимо, да…
Наемник ответил на свой же вопрос, и сталкер не стал ничего добавлять. Вместо этого обернулся к ученому.
– Белов, – сглотнул он. – Объясни, что это было? Там, в коридоре, когда ты за артефактом в комнату сиганул.
Тот не стал ничего говорить, а просто раскрыл встроенный в комбинезон контейнер и достал оттуда артефакт.
Горда удивленно охнул.
«Сухой лед» он видел впервые в жизни и до этого момента вообще не особо-то верил в его существование. Всего три или четыре раза за всю историю Зоны бродяги якобы находили этот артефакт, а после пропадали за Периметром, не возвращаясь уже никогда. Во все глаза смотрел сталкер на бесподобно чистый, отливающий голубым сиянием кристалл и не мог поверить, что стоит протянуть руку – и удастся прикоснуться к легенде.
«Сухой лед» не просто так считался самым дорогим сокровищем, которое находили в отчужденных землях. Порождаемый редчайшим сочетанием сразу трех разных аномалий, этот артефакт обладал целым набором свойств: защищал своего владельца от радиации; гравитационными импульсами мог незначительно отклонять от хозяина любые летящие в него предметы; уберегал от воздействия высоких температур.
Поэтому сталкеры и были готовы лезть за ним в огонь и воду, более военизированные группировки даже устраивали рейды по добыче его одного, а различные научные лаборатории безуспешно пытались синтезировать это чудо. И ни у кого уже несколько лет ничего не получалось. Но Белову повезло – нашел…
– Неплохо, – с уважением сказал Ян. – Если кого встретим, не вздумай проболтаться: прихлопнут и документов не спросят.
– Теперь я понял, – ликуя, сказал Седой. – Понял, что полтергейст охранял.
Назад: Глава 8
Дальше: Глава 10
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. hauseaMub
    Да, действительно. Так бывает. Можем пообщаться на эту тему. Здесь или в PM. --- Прошу прощения, что вмешался... Но мне очень близка эта тема. Могу помочь с ответом. Пишите в PM. продажа импортных редукторов, редукторы продажа цена и мотор редуктор италия bonfiglioli продажа редуктора давления