В эпицентре войны

Книга: В эпицентре войны
Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8

Глава 7

Двух фонариков было недостаточно: блеклые рассеянные лучи едва-едва разгоняли вязкую, словно кипящая смола, темноту вокруг отряда. Их неверный свет выхватывал из кромешного мрака длинный широкий коридор: высокий потолок, густо поросший островами бледно-зеленой противной плесени; бетонные стены, вдоль которых тянулись переплетения ржавых труб и обрывки кабелей; пол, устланный пыльным серым ковром. Под ногами время от времени что-то громко хрустело. Сквозняк, гуляющий по коридору, приносил запахи помоев и гнилья, откуда-то пахнуло бензином.
– Ну, где же он?! – бурчал наемник себе под нос, на ходу потроша рюкзак. Автомат небрежно болтался за спиной. – Был же тут, я видел…
– Потише, пожалуйста! – взмолился Седой, идущий предпоследним. Обернулся. – Вполне вероятно, здесь водятся ящеры, а у них крайне чувствительный слух. А так как эхо в коридоре…
– Ты меня пресмыкающимися не пугай. – Ян на миг оторвался от поисков, бросил взгляд на темный силуэт ученого перед собой. – Топай вон за Стрелкой да под ноги смотри. А я фонарь ищу, где-то здесь он…
– Зря ты так, зря, – совсем поник Белов, грустно покачал головой. – Я ведь не понаслышке знаю, что может сотворить один взрослый самец ящера с небольшим отрядом людей в замкнутом пространстве.
Горда этологом не был, но чем может закончиться встреча с представителем подземной фауны, догадывался – уж точно ничем хорошим. Умертвить огромного, размером с мотоцикл, мутанта могла разве что граната, и то не всегда: твари эти были невероятно живучи. Крупные и удивительно гибкие, они передвигались с шокирующей быстротой, словно скользили по земле. Их длинные, с ладонь, зубы были способны перегрызть хоть кость, хоть цевье автомата, а удар мощной лапы запросто ломал ногу. Единственным слабым местом рептилий считался их инстинкт самосохранения, а точнее, практически полное его отсутствие.
Сталкер вспомнил один случай, произошедший совсем недавно с группой его друга Молота, которая возвращалась из рейда к окраинам Мертвых земель, и в воротах одного из гаражей, что в великом множестве были рассыпаны по территории близлежащего агрогородка, неожиданно столкнулась с ящером. Выжившие после той бойни бродяги потом говорили, что зверь был серьезно ранен, но все равно бросился в атаку…
Молот открыл огонь первым и даже сумел остановить мутанта. Но лишь на пару секунд: ящер, мотнув головой, устремился к сталкеру и уже до самой последней минуты преследовал только одного его. Молот во время боя не заметил аномалии, что расползлась под стеной гнилого хлева, и случайно ее активировал. А набравший скорость зверь, отчаянно скользя лапами по болотистой влажной земле, не успел остановиться и влетел в нее уже по инерции. Оба погибли в одно мгновение.
– Куда мы идем? – спросила Стрелка очень тихо, и сталкер вынырнул из воспоминаний.
– Я не знаю, – ответил он и нервно улыбнулся, когда по потолку забегал луч третьего фонаря, а довольный собой Ян выдал нечто привычно грубое и жизнерадостное. – Куда-то. Надо найти место, где можно будет остановиться на ночлег.
– Думаешь, это разумно? – спросил Седой. – Не лучше ли как можно быстрее добраться до Ануфьево?
– При всем желании взломать дверь и проникнуть сюда черные не смогут, – ответил сталкер. – Разве что у них с собой есть плазменный резак, бензорез или что-то типа того. Как бы абсурдно ни звучало, но именно сейчас, в этом подземелье, которое вполне может быть логовом какой-нибудь твари, мы в наибольшей безопасности. Глупо этим не воспользоваться.
– Я не об этом, – замялся ученый. – «Радиант». Ведь он у боевиков, а значит, они могут его повредить, или уничтожить, или вообще…
Горда вдруг взорвался. Круто развернувшись, он отпихнул в сторону Стрелку и вплотную приблизился к ученому, раздраженно взирая на него с высоты своего роста.
– Давай я проясню один момент, – ледяным тоном начал сталкер. – Мне плевать на твой «Радиант». А знаешь почему? За последние сутки мой отряд потерял броневик и всю амуницию, но взамен нажил кучу врагов, которые уже четыре раза пытались нас застрелить. А все ради неизвестного устройства и возможного почета с благодарностью от научной братии. Хм… неравный обмен, а? Вдобавок мы находимся черт знает где. Так стоит ли говорить о том, что ты, Седой, молиться должен, чтобы я не завернул эту нашу глупую спасательную операцию и не двинул назад, к «Чикаго»? А мыслю я в этом направлении уже минут десять и все больше склоняюсь к подобному решению. И плевать мне на мои обещания, плевать на непоколебимое сталкерское слово. Потому как это все бред шаблонных книжных героев, в настоящей Зоне ничего этого не бывает. Реальность же такова, что дойти до бункера нам вряд ли удастся: после аварии и перестрелки мы имеем три магазина на два автомата! И хрен бы с ними! Скажи, а каковы мои дальнейшие перспективы? Вот допустим, у нас все получится и ты вернешься в родные пенаты. Мне после этого что делать? Думаешь, эти уроды оставят меня, Яна и Стрелку в покое? Мечтай! Они всю Зону перероют, но из-под земли нас достанут за то, что мы помешали тебя поймать. Так что забудь о своем излучателе, обо всем вообще забудь и молись, Белов, молись, чтобы я не передумал. Потому что помочь тебе сейчас может только чудо. А ты, – Горда вдруг обратился к наемнику, – только вякни еще хоть что-то остроумное – получишь в морду.
Насупившись, сталкер пошел дальше, спиной ощущая три пары глаз, с укором смотрящих ему вслед. «Сорвался командир, нервишки-то шалят, да… Разорался, видишь ли, – ругал сам себя Горда. – А раньше, когда Седому помощь обещал, где голова была? Знал же, что на кону стоит… и вот сейчас они все наверняка так и думают, но молчат. А хрен с ними, в конце концов, ну с кем не бывает? Да ни с кем! И почему вместо злости вдруг появляется это долбаное чувство стыда? Чтоб его… словно сказал что-то не то, сделал Белова без вины виноватым».
– Простите, – буркнул Горда через плечо, бросил быстрый взгляд на Стрелку. – Я просто устал.
Коридор закончился, сменившись короткой лестницей, упирающейся в дверь, не менее толстую, чем та, первая. Они зияла широкой темной пастью, ведущей в нутро подземелья: через глотку-вход прямо в пищевод – туннели и залы, а оттуда – к сотням органов-комнат, что накачивались воздухом через легкие – вентиляционную систему. А где-то там, в самой глубине этого бетонного чудовища, был выход…
Сталкер нахмурился и, перехватив автомат поудобнее, медленно начал спуск по лестнице. Первая ступенька. Вторая. Третья. Остановился: сквозняк вновь принес запах бензина, едва ощутимо защипавший ноздри. Четвертая-пятая-шестая. Ничего, пусто. Махнул друзьям, вместе вошли в зев проема – словно согласились быть съеденными.
Зал, в котором они очутились, был круглый и настолько огромный, что лучи фонариков едва добирались до его противоположного края, а потолок, подпертый множеством толстых серых колонн, тяжело нависал над головой. По всей длине стены, что огибала отряд кольцом, через каждые пять-шесть метров располагались двери с табличками, на которых с трудом можно было прочитать надписи: «Распределение», «Кладовые», «Комнаты отдыха», «Управление», «Лифтовая» и многие-многие другие. Оглядывая все это широко раскрытыми от удивления глазами, Горда негромко присвистнул.
– А может, ну его на хрен? – Ян подошел поближе, поводил желтым пятном света от одной двери к другой. – Сейчас откроем что-нибудь не то, а на нас толпа зомби хлынет.
– Не придумывай, – ответила ему Стрелка. – Подземелье давно заброшено, тут до нас нога человека лет тридцать, видимо, не ступала, а то и больше. Значит, и зомби здесь взяться неоткуда.
– А бывают зомби из мутантов? – осведомился вдруг наемник. Пихнул Белова под бок. – Эй, ученый, ответь.
– При наличии подходящего оборудования, способного создать излучение необходимой частоты, которое подавит волю животного и подчинит себе, все возможно, – задумчиво протараторил Седой. – Вообще-то, это одна из функций «Радианта», разве что работает прибор намного проще – раздражая рефлексы мутанта.
– И что, можно заставить псевдоволка перед собой на задних лапах ходить?
– Нет, конечно, – фыркнул профессор. – Но с помощью специально настроенного сигнала я без труда могу внушить ему такой ужас, что убегать он будет без оглядки.
– Под ноги внимательно смотрите, друзья животных, – беззлобно сказал им Горда. – Бензином тянет, чуете? Где-то «парилка» обосновалась.
– И какую откроем? – Стрелка вышла чуть вперед, освещая то одну дверь, то вторую. – Лично я бы выбрала «Спальный отсек». Или «Больничное крыло».
– Разберемся. – Ян бодро принялся дергать все двери подряд.
Многие были заперты, некоторые приржавели так, что открыть их не представлялось возможным. А рядом с «Кладовой» счетчик Гейгера вдруг подскочил до критической отметки и затрещал как сумасшедший. В итоге лишь семь из двадцати трех дверей отомкнулись, позволили пройти дальше. Посовещавшись, выбрали «Спальный отсек».
Вошли внутрь – и сразу же попали в длинный коридор с бесконечным множеством новых дверей, на сей раз обычных, деревянных. Прикрывая друг друга, заглядывали в каждую комнату, но, не находя там ничего интересного, продвигались дальше. В одном из помещений было намного теплее, чем в прочих: там обнаружилась «парилка», запах которой, к всеобщему удивлению, вблизи практически не ощущался. В этой комнате Горда и решил заночевать.
– Ты уверен, что «парилки» бродячими не бывают? – в десятый, наверное, раз спросила Стрелка, с опаской косясь в сторону ловушки.
– Уверен, – ответил ей сталкер, пристраивая автомат у стены. – Это одна из немногих статичных аномалий, которая никогда своего положения не меняет. Нам она не угрожает, если сами по тупости не влезем. Кстати, пока мы с Яном выход завалим, ты ее границы обозначь как-нибудь. Мало ли.
Кивнув, девушка принялась за работу. Горда захлопнул дверь и вместе с наемником забаррикадировал ее старыми кроватями. А когда решили, что этого мало, навалили сверху все имевшиеся в помещении тумбочки. И только убедившись в том, что никто внезапно ворваться не сможет и что Стрелка правильно разметила ловушку, сталкер впервые за долгое время позволил себе расслабиться.
Опустившись прямо на нагретый близкой аномалией пол, он расшнуровал ботинки, снял их и отставил в сторону. Вытянул гудящие ноги, сжимая и разжимая пальцы, застонал от удовольствия. После, подумав, стащил с себя еще и куртку, оставшись в одной майке. Лениво перевел взгляд на Яна, который, ругаясь, пытался пристроить фонарь у выхода, чтобы свет выхватывал как можно больше пространства. Наконец у наемника это получилось: он отошел в сторону, явно довольный проделанной работой.
– Батарейка же сдохнет, – сказал Горда.
– У меня еще штук восемь есть, да и яркость я на минимум выкрутил.
– Ну ладно.
Широко зевнув, сталкер посмотрел на Стрелку. Та присела рядом с Беловым и, что-то тихо ему говоря, аккуратно снимала повязку с «пленкой» с его ноги: артефакт еще несколько часов назад выработал весь свой целебный запас энергии, превратившись в бесполезную, студенистую массу. Когда с этим было покончено, девушка отбросила коричневый сверток в угол и, отпустив ученого, принялась обрабатывать рану на своей голове. На первый взгляд, порез был не глубоким, уже не кровоточил, но сильно разбух, раскраснелся. Ощупав его, сталкерша тихо выругалась и, зубами сорвав колпачок с бутылочки с перекисью водорода, обработала пораженную поверхность. Зашипела, когда защипало. А потом обильно смочила жидкостью ком ваты и приложила к ране, пытаясь зафиксировать бинтом. Но безуспешно: белая лента постоянно выскальзывала из дрожащих пальцев, вата так и норовила упасть на пол. Горде надоело на это смотреть: он подошел к подруге, перехватил из ее ладоней бинт и ловко принялся оборачивать ленту вокруг головы девушки. А когда удивленная его поступком Стрелка начала обзывать сталкера дураком и говорить, что даже пары капель ее крови достаточно, чтобы заразить его смертельной болезнью, нежно щелкнул сталкершу по носу, чтобы та умолкла.
– Мы тут не задохнемся? – нервно спросил Седой, расстегнув ворот куртки. – Жарко.
– В углу – коробка воздушной системы, – ответил наемник, раскрывая рюкзаки. – Приток воздуха – будь здоров, на всех хватит.
Белов обернулся: скрытая тенью дверной баррикады, в стороне от него действительно находилась решетка вентиляции, да такая огромная, что в туннель, который простирался за нею, без труда мог пролезть человек.
– Спасибо, – тихо сказала девушка, когда Горда закончил бинтовать ей голову. – Так гораздо лучше.
– Отдыхай, – улыбнулся он ей ласково. Вернулся на свое место. – Ян, нашел что пожрать? Кишки скоро в узел завяжутся.
– Да подожди ты, – отмахнулся наемник. – Я тут другое ищу. Щаааз… завалился куда-то, зараза. Вооот!
Торжествуя, он вытащил из рюкзака коммуникатор и бросил его в руки сталкера.
– Попробуй что-то нарыть про это место в Сети, если сигнал, конечно, будет. Никак понять не могу: где мы находимся? В Зоне ведь неразведанных подземелий не осталось давно. Дерзай, в общем, а я пока поесть соображу.
Горда развернул комм дисплеем к себе и включил его. Экран загорелся белым, мимолетно похвастался логотипом разработчика и показал главное меню с интерфейсом, откуда открывался доступ ко всему: сообщениям, заметкам, карте, будильнику, браузеру…
Связи с Сетью, как и следовало ожидать, не было.
Впрочем, сталкер не обманывал себя пустыми надеждами: довольно слабый и нестабильный сигнал плохо воспринимался коммуникатором даже на поверхности. Что уж было говорить о подземелье.
Внезапно на ярлыке сообщений зажглась обведенная в кружок единичка. Горда напрягся: «Непрочитанное? От кого? – Открыл окошко… и выдохнул. Это был всего лишь некролог, повседневная рассылка, пришедшая на почту пару часов назад, но только сейчас загрузившаяся программой. – Так. Кто там у нас сегодня? «Анархисты» на крайнем блокпосте Санатория (пулевые). Несколько вольных в разных частях Зоны, начиная от предбанника и заканчивая Дикими землями (в основном мутанты). Четверо бродяг у аномальной деревни (тоже с пулевыми)». На последних сталкер заострил внимание – вспомнил старых знакомых. Погасил экран.
По официальным подсчетам, за день Зона забрала около десятка жизней. Но Горда этому не верил, смело умножая цифру на два. Коммуникаторы были далеко не у всех: редкий ходок мог позволить себе это дорогое и неудобное средство связи, – а значит, о «неучтенной» части погибших сообщить было попросту некому. В целом, не удивительно: за связь друг с другом по Сети бродяги ежемесячно выкладывали бешеные деньги, но даже это не давало им никаких гарантий. Сигнал постоянно пропадал, карта обновлялась непозволительно долго, отправленные сообщения зачастую не доходили до адресата вовсе.
Все эти факторы, собранные воедино, делали комм девайсом бесполезным и, по сути, не нужным, но отдельные бродяги были рады даже такому оттенку цивилизации в гиблых землях, регулярно отстегивая разработчикам круглую сумму.
Горда подтянул к себе рюкзак, расстегнул его и спрятал коммуникатор в специальное отделение. Прислонился затылком к стене.
– Ничего? – спросил Ян, помешивающий ложкой воду в котелке, днище которого задорно лизал небольшой огонек походной горелки.
– Вообще глухо, за весь день только некролог. А ты где горелку нашел? Наша ведь не такая, я точно помню…
– А это Стрелка, – наемник кивнул в сторону девушки. – Зачетный рюкзак подобрала. Ну, помнишь, перед тем, как в люк сигануть? Если б не она, остались бы мы без горячего. А так, еще немного – и ужин готов.
– Давай, не томи, кушать очень хочется.

 

С ужином расправились быстро. После трапезы начали постепенно погружаться в сладкое состояние сытой полудремы: Горда оставил обувь сушиться недалеко от пышущей жаром аномалии, смял куртку в бесформенный ком, положил его под голову, лег и уперся взглядом в серый потолок; Белов уселся под стенкой и тупо смотрел на свои руки; Ян продолжал копошиться в рюкзаках; Стрелка лениво запила горсть таблеток водой и зажевала ломтем хлеба.
Тишина.
– Я вот одного понять не могу: как так вышло, что Кисляка мы не можем найти больше полугода, а Седого уже который день всякие уроды гоняют? И все это – в пределах одной территории, – спросила вдруг девушка.
Сталкер посмотрел на подругу, но с ответом помедлил. Собрался с мыслями и сказал, пожав плечами:
– А черт его знает. Полковник умеет прятаться лучше этолога. А если серьезно, то сравнивать их просто глупо. Кисляк изначально «рулил» всей этой игрой, знал ее вдоль и поперек, а ходы для отступления наверняка продумал заранее. Ему было куда бежать – хоть в Зоне, хоть за ее пределами. Мы же искали его только здесь, так как за Периметром это дело заведомо бесполезное. Для нас, по крайней мере. А что ученый? Жертва обстоятельств, выживший свидетель расправы, которую устроили какие-то отморозки в Ануфьево. Готов он к такому повороту событий не был, плана не имел… да вообще чудо, что он до сих пор жив.
– Чудо, – резко мотнул головой ученый, пребывавший до этого в прострации. Заговорил словно сам с собой: – За территорией лагеря об устройстве знали только двое. Интересно, кто нас сдал? Ученые? Или кто-то из военных? На чьи плечи тяжким грузом легли убитые в Ануфьево? Ведь Лимон, стреляя в моих друзей и знакомых, сам сказал, что пришел туда именно за СУМ. Отдать прибор предлагал – вот так просто, ему, мое творение…
– Которое может перевернуть Зону с ног на голову, так? – добавил Горда.
– Именно, – грустно подтвердил Седой. – Прибор не настроен до конца, но вполне работоспособен. При грамотном к нему подходе последствия могут быть ужасающими. Другое дело, что он без процессора…
– Что ж ты сразу свое творение к бункеру не понес, а? – вклинился в разговор Ян. – Или короткое замыкание не устроил… знал ведь, чем все кончится, попади СУМ не в те руки.
– Бункер уже был закрыт, а уничтожить «Радиант» у меня и мысли не было. Это дело всей моей жизни, и…
– Ой, да ладно, – отмахнулся наемник. – Знаем мы все это. Дела ваши, а проблемы – наши. Сколько вам, яйцеголовым, ни говори, что в Зоне вам делать не хрен, вы все равно сюда лезете. Вот что вы тут забыли? Науку продвигаете, да? Лекарства ищите, наверное. А где они, лекарства эти? Где таблетки против старения? Где средства для борьбы с раком? А технический прогресс за те девять лет, что вы тут бурную деятельность изображаете, далеко шагнул? Летающие автомобили изобрели, мм? А куда идет весь тот поток артефактов, что вам приносят бродяги? В чьи карманы? Чего молчишь, Белов? Сказать нечего? И правильно, молчи и слушай. Может, хоть до тебя дойдет, что Зона – не кладезь знаний, не полигон научных достижений, а самая настоящая задница мира. А вы в эту задницу усердно лезете, найти в ней что-то ценное пытаетесь. И не удивительно, что у вас ничего не выходит.
– Почему? – подняла брови Стрелка. – Получать питание от артефактов научились же. В экзоскелетах их вместо аккумуляторов использовать, в ноутбуках даже… слышала я когда-то об одном таком умельце.
– А это не яйцеголовых достижение, а технарей, – поправил ее Ян. – Был в Зоне местный Кулибин когда-то, Круглов. Долгое время состоял в небольшой группировке, которая в один день сгинула в погоне за неосуществимой мечтой. Сам же умелец жив остался, прибился к ботаникам. На них и работал. Вот этот самый Круглов и додумался первым энергию из артефактов брать, но замечу, что фактически ученым он никогда не был. Так что я по-прежнему прав: Зона – дерьмо, и вам, Белов, делать тут нечего.
– А ты группировкой не ошибся? – усмехнулся Горда. – Тебе с таким мировоззрением в «Гербе» самое место. А ты всего лишь наемник.
– Бывший, – поднял вверх указательный палец Ян. – Это важно. А «гербовцы»… они же идеалисты до мозга костей. Я таких не люблю. Да и плевал я на защиту внешнего мира от Зоны, если честно. Мир большой, он и сам за себя постоять может. А Зона маленькая, и мы в ней как мухи. Кто кого защищать должен, а? Ну и деньги, опять же, меня интересовали куда как больше долга перед человечеством.
– А сейчас не интересуют?
– Смеяться будешь, но нет. Я свою розовую мечту о доме на Лазурном берегу давно на реальность разменял, и, знаешь, ни о чем не жалею. Мне бы смысл всего этого найти, а остальное само придет.
– Философ, – констатировал сталкер без тени издевки.
– Каким уродился.
Помолчали.
– Караульного на ночь выставлять будем? – спросила Стрелка. – А то мало ли кто из вентиляции выползет.
– Спите пока, – ответил ей наемник. – Я еще в вещах пороюсь, порядок наведу. Если что, разбужу кого-нибудь на смену.
– Заметано, – кивнула девушка и свернулась калачиком.
Горда закрыл глаза, постепенно погружаясь в царство Морфея. На душе было легко и спокойно: погоня осталась где-то далеко, рядом – друзья, а до Ануфьево меньше дня пути. «Если все получится, то завтра Седой окажется среди ученых, а уж тем придется расщедриться за проявленную услугу. И одними только таблетками для Стрелки они не откупятся. Возможно, с их помощью нам удастся навести справки о Кисляке. А потом где-то нужно будет переждать пару недель, пока ажиотаж вокруг Белова не спадет. Но это ничего, это мелочи».
Не успев додумать эту мысль, сталкер уснул крепким, по-солдатски чутким сном. Пока в заставленную кроватями и тумбочками дверь настойчиво и громко не постучали…
Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. hauseaMub
    Да, действительно. Так бывает. Можем пообщаться на эту тему. Здесь или в PM. --- Прошу прощения, что вмешался... Но мне очень близка эта тема. Могу помочь с ответом. Пишите в PM. продажа импортных редукторов, редукторы продажа цена и мотор редуктор италия bonfiglioli продажа редуктора давления