В эпицентре войны

Книга: В эпицентре войны
Назад: Глава 5
Дальше: Глава 7

Глава 6

В голове звенело. Долго, пронзительно и невозможно громко, словно бы кто-то колотил по рельсу молотком, да еще над самым ухом.
Дзынь! Дзынь…
Мутило, мир вокруг, будто дворовый пьяница, шатался из стороны в сторону, вилял наискосок, то ныряя глубоко вниз, то уносясь в самые небеса. Из полуоткрытых глаз брызнули вдруг слезы и побежали по щекам, смешиваясь с ручейками крови, залившими лицо. Безумно болела грудь.
Стрелка застонала, осторожно вдохнула. Во рту было солоно, тело горело как от лихорадки, ныла спина. Вязкие мысли, вяло перекатываясь в пустой голове, никак не желали складываться в целостную картину. Сталкерша сомкнула веки, вызывая из глубин памяти эпизоды последних событий, а после, вспомнив, шепотом выругалась и, опасаясь самого худшего, медленно пошевелила пальцами правой руки. Одним, вторым, третьим… То же самое проделала и с левой, затем настал черед ног. Убедившись в целости конечностей и отсутствии переломов, Стрелка слегка успокоилась. Собрав остатки сил, девушка рывком перевернулась со спины на живот… и обомлела. Рваная дыра в стенке «Феннека». Пляшущие на свету пылинки. Пара глаз, жадно и злобно глядящих на сталкершу. Крохотных, с узким вертикальным зрачком. Влажный дергающийся нос: тварь принюхивалась. Из полуоткрытой пасти стекала слюна. Уродливые коричневые клыки с гниющими остатками застрявшего между ними мяса хищно выпирали вперед.
Девушке почему-то вспомнился мастиф, что много лет назад жил у ее друга, имя которого выветрилось из головы. Тогда огромный, иссиня-черный пес внушал неподдельный страх: своими длинными мускулистыми лапами, крупным мясистым телом, мощной шеей и острыми зубами.
Но даже мастиф, по сравнению со смотрящим сейчас на Стрелку волком, выглядел бы безобидным псом.
Сталкерша сглотнула и, не отводя от монстра расширенных от ужаса глаз, медленно нащупала кобуру, висевшую на поясе. Та была расстегнута, и пистолета внутри не оказалось – видимо, выпал еще при аварии. «Проклятье!» Стараясь сохранять спокойствие, девушка потянулась к ножнам, но на их месте нащупала только обрывок ремня…
Теперь ей стало по-настоящему страшно. С трудом оторвав взгляд от волка, она осторожно повернула голову. Рюкзаки со снаряжением, до этого сваленные в задней части броневика, разметало по всему салону «Феннека». Приборная панель машины отчаянно моргала десятком лампочек, отчего по потолку и покореженным стенкам плясали неровные тени. Сквозь ветвистый узор трещин на лобовом стекле виднелся смятый капот.
Но самое главное – ее друзья! Горда сидел в кресле водителя, уткнувшись лицом в руль. Руки сталкера безвольно болтались вдоль туловища, а рот и подбородок были залиты кровью. Парень не шевелился, и девушка даже не могла понять, жив ли он. Ученого она нашла не сразу. С дальнего конца «Феннека» виднелись только его ноги, торчащие в проходе. Ян лежал рядом, на спине, с закрытыми глазами, широко раскинув руки. Грудь его тяжело вздымалась вверх-вниз, да и выглядел он относительно целым. Вид наемника портил разве что наливающийся фиолетовым синяк на пол-лица.
И никакого оружия вокруг! Ни автомата, ни пистолета, ни даже ножа.
Стрелка снова посмотрела на монстра. Тот стоял так же неподвижно, будто прикидывал, насколько опасным может быть нахальное вторжение в искореженную консервную банку с людьми внутри. Когда девушке показалось, что хуже уже быть не может, волк коротко взвыл, а уже через десяток секунд рядом с ним стояли еще две такие же твари.
– В лотерее сегодня я бы точно не выиграла, – прошептала сталкерша и, превозмогая боль, отталкиваясь руками и ногами, поползла в глубину броневика, подальше от дыры.
Теперь выживание девушки и ее друзей напрямую зависело от того, сможет ли она найти оружие. Стрелка бешено вертела головой, всматривалась в полутьму салона, разгребала рюкзаки, остервенело рылась в них, но все зря.
А волки, осознав, что им ничего не грозит, еще больше осмелели. Один из них попробовал забраться в машину, но девушка лягнула его носком сапога в нос. Монстр клацнул пастью и отступил, а его место тут же занял другой. И вновь безуспешно: получив по морде, тварь сдала назад, а Стрелка перевела дыхание.
К счастью, пролом в кузове был слишком мал: чтобы попасть в броневик, волкам приходилось поднапрячься. Именно это позволяло сталкерше сдерживать их натиск.
Но вечно так продолжаться не могло!
Воспользовавшись моментом, девушка передвинулась к Яну.
– Эй, наемник, вставай, – принялась тормошить она его, постоянно оглядываясь назад в ожидании нового штурма. – Давай, миленький!
Стрелка хлопала парня ладонями по щекам, проверила пульс, зачем-то потянула за уши.
– Поднимайся же ты, зараза! – она едва не сорвалась на крик и вспомнила вдруг о бутылке, которую заметила под сиденьем.
Несколько секунд – и пробка улетела в сторону, а на лицо Яна полилась холодная вода. Тот сипло закашлялся, открыл глаза и, отвернувшись в сторону, скорчился в тошнотворном спазме, мелко сотрясаясь всем телом.
А из-под его спины торчала рукоять пистолета.
Возликовав, сталкерша едва успела коснуться пальцами холодной стали оружия, как что-то вцепилось ей в лямку комбинезона и с силой дернуло назад. Завизжав, девушка опрокинулась на спину и, не глядя, ударила рукой наотмашь, но промазала. А волк оказался более ловким: увернувшись от затрещины, он навалился на Стрелку всем своим мощным телом, накрепко придавив ее к полу.
Упираясь лапами в грудь сталкерши, зверь утробно рычал, уши его стояли торчком. А девушка лежала под ним и глядела в глаза собственной смерти. Во рту мгновенно пересохло, позвоночник будто пронзили раскаленной иглой, а по ногам побежало что-то теплое. И когда монстр, клацнув челюстями, напрягся, чтобы все закончить, она инстинктивно зажмурилась…
Грохнувший над самым ухом выстрел оглушил девушку. Удерживающая Стрелку тварь брызнула кровью из простреленного лба и обмякла. А со сталкерши будто сорвали пелену. Сбросив с себя мертвое грузное тело, она истерично замахала руками, словно отгоняя рой насекомых. Давясь рыданиями, уползла в сторону, подальше от дыры, в которую уже забирался очередной мутант. Но спустя секунду и он замертво растянулся на асфальте. Третий волк соваться в «Феннек» передумал и попросту сбежал.
– Ты цела? – спустя несколько мгновений спросил Ян.
Рука с пистолетом лежала у него на животе, а другая тянулась к синяку на лице. Наемник прислонился к стене броневика и выглядел паршиво, но взгляд его был чист и ясен.
– Д-да, – тихо ответила Стрелка, постепенно приходя в себя. Она смущенно сдвинула ноги, скрывая влажное пятно. – Я… боже мой! Мы ведь могли погибнуть, черт побери… проклятые твари. Ян, понимаешь, ведь очнись я на пару минут позже, и никто в себя бы уже не пришел…
От пережитого девушку понесло. Она говорила быстро, постоянно сбиваясь, перепрыгивая с одной мысли на другую. А Ян ей не мешал, слушал вполуха ее нестройный рассказ и думал о том, как их угораздило угробить «Феннек» и что делать дальше.
Слева, со стороны водительского кресла, послышался стон. Услышав голоса, зашевелился и Седой: держась за голову, он сел в кресле, посмотрел на попутчиков осоловелыми глазами.
– Что, очнулись? – повернулся к ним наемник. – Давайте, приходите в себя, нам выбираться нужно.
– Есть вода? – спросил Горда.
Ян осмотрелся, взял наполовину пустую бутылку, закрутил пробкой и бросил ее сталкеру. Тот не поймал, вновь выругался, полез под кресло. Распрямившись, он тут же приложился к горлышку и большими глотками опустошил бутыль еще на четверть.
– Мне дай, – сипло попросил Белов.
Сталкер протянул ему емкость, и ученый за пару секунд выпил все, до самого дна.
– Выбираться надо, повторяю еще раз, – уже громче сказал Ян, приподнимаясь. – Почти ночь.
– Замечательно, переждем ее в броневике, – неохотно отозвался Горда. – Место, вроде, безопасное, другого все равно сейчас не найдем.
– Ты удивишься тому, как много вокруг безопасных мест, когда за тобой гонятся черные, – ответил ему наемник.
– Думаешь, они вернутся? – огрызнулся сталкер.
– А ты думаешь, мы их отбили? Не-а. Сейчас они людей подтянут и вновь к нам сунутся. А в броневике против них шансов у нас вообще нет. Так что поднимайтесь – и на выход, нужно забиться как можно глубже.
– Так ночь же, куда они пойдут? – не сдавался Горда, пытаясь разобраться с заклинившим ремнем безопасности.
– Однажды моя группа преследовала стаю этих тварей в потемках, – злясь, сказал Ян. – Черные завели ребят в аномалии и там перестреляли, а сами выбрались, не потеряв ни одного человека. Как я тогда понял, им без разницы – день ли, ночь ли. Они одинаково опасны в любое время суток.
– Убедил, убедил! – Сталкер, наконец, одолел ремень и, развернувшись, дернул ручку двери. – Десантируемся.
Но дверь не поддалась. Поврежденный от удара замок намертво застопорился в закрытом положении, и Горда, матерясь на чем свет стоит, согнувшись двинулся ко второму выходу, протискиваясь между подругой и наемником. Приоткрыв дверь, через узкую щель выглянул на улицу и, убедившись в безопасности, спрыгнул на землю.
– Выходите, чисто, – махнул он рукой. – Хватайте рюкзаки, собирайте пожитки – и в путь. Теперь и я предчувствую неладное.
На улице смеркалось. Алый солнечный диск, вырвавшись из цепкого плена тягучих облаков, искал укрытия за линией горизонта, опускаясь все ниже и ниже. Воздух, свежий и бодрящий, словно бы застыл, а мокрый от ливня асфальт истекал прохладой. В гладких при безветренном спокойствии лужах отражались серые тучи-толстяки, зависшие над Зоной дирижаблями, а две высокие, покрытые копотью по краям трубы фабрики гигантскими иголками будто бы пронзали их. Множество огромных корпусов, цехов и некогда жилых домов, раскинутых по обширной территории, создавали настоящий лабиринт, заблудиться в котором было – раз плюнуть.
Пока Ян и Седой, собирая разбросанные при аварии вещи, копошились внутри бронеавтомобиля, а Стрелка неумело и жадно курила сигареты ученого, Горда отошел на пару шагов, чтобы осмотреть «Феннек». Грустно присвистнул, оценивая масштабы трагедии и понимая, что в пределах Зоны починить машину никогда не удастся. Передняя ось и капот были полностью смяты, превратившись в бесформенную массу. Обломки валялись в радиусе метров пятнадцати, а асфальт в том месте, где машина прошлась по нему юзом, вздыбился бороздой. Пулемет сорвало со станины, и как Горда не пытался найти его взглядом, так и не нашел. Задняя часть броневика заметно вогнулась – не иначе как от взрыва. Почти наверняка от того же, что проделал дыру в борту машины.
– У меня две новости. – Наемник вылез из салона, пропустив перед собой Белова.
– Начинай с хорошей. – Горда расстегнул ворот комбеза.
– А кто сказал, что она будет? – В словах Яна не было и тени усмешки. – Первая. Вещей уцелело всего ничего. Едва наскребли два рюкзака мелочовки, остальное, культурно говоря, утеряно. Патронов – шесть магазинов, еще полтора – россыпью. На всех. Есть пара гранат. Еды хватит на день, воды – на полтора, может быть. Медикаменты сохранились почти все, и то ладно… а теперь новость вторая.
Наемник развернулся и достал из «Феннека» два автомата. Вернее, их остатки. Искореженные, с треснувшим цевьем и расколотыми прикладами, они теперь были годны разве что орехи колоть.
– Как же так вышло? – спросил сталкер, чувствуя внезапную сухость во рту.
– Полетали по салону, как по центрифуге, – пожал плечами Ян. – Хорошо хоть не убили никого, но один из них, чувствую, мне по роже заехал.
– И теперь у нас два автомата на четверых, так?
– Ага. К ним прибавь пистолет и три ножа. Вот и все наше вооружение. Армия из нас, скажу прямо, так себе.
– А где все остальное? – нервно спросил Горда. – Не могло же оно в броневике потеряться!
– В нем нет, а вот на территории фабрики – легко. Я так мыслю, что при аварии многое через дыру в борту вылетело наружу, наши рюкзаки как раз там стояли. Можно, конечно, попробовать поискать, но время, Коля, время.
Будто в подтверждение слов наемника, вдалеке послышался гул моторов. Сначала тихий, едва различимый на всеобщем фоне, но становящийся все громче и громче. Сталкер напрягся, взял автомат у Яна. Краем глаза заметил, как занервничал почти пришедший в себя Седой. Стрелка же требовательно протянула руку, и наемник без возражений дал ей пистолет.
– Спрячемся в глубине фабрики, где-нибудь подальше. Уйти нам не удастся, а вот дать отпор – шансы есть, – сказал Ян.
– Подожди. – Горда подошел к машине. – Гранату.
Наемник снял с пояса рифленый кругляш и протянул другу. Тот взял «подарочек», достал из кармана обрезок лески и открыл дверь «Феннека». На установку растяжки у сталкера ушло меньше минуты, после чего он захлопнул дверь и постучал ладонью по борту броневика.
– Прощай, старый товарищ, – сказал Горда и пояснил: – Черные увидят машину и в любом случае захотят ее осмотреть. Водительскую дверь намертво заклинило, вторая смята и тоже не откроется, через дыру многого не увидишь. А тут их будет ждать сюрприз. Заодно взрыв даст нам знать, что ублюдки уже на территории.
– И не жалко? – спросил Ян, явно довольный идеей.
– Черных – ни капельки, – твердо сказал сталкер. – А вот «Феннека» – еще как жаль! Все, заканчиваем треп – и погнали. Сегодня на фабрике, похоже, будет жарко.
Горда пошел первым. За ним, метрах в трех позади, – Стрелка, выставив перед собой пистолет и держа под прицелом левый сектор. Следом, с тяжелым рюкзаком за спиной, семенил Белов – единственный, у кого не было никакого оружия, кроме ножа. Ян, тоже нагрузивший себя сидором, но почти пустым, замыкал колонну, следя за тылом.

 

Темнело. На небосвод будто кто-то опрокинул пузырек с чернилами, и брюхатые облака, впитав их, налились синевой и почернели. Зажглась луна, бросая на землю яркий рассеянный свет. Где-то каркнул ворон, что-то лязгнуло.
Горда старался идти как можно быстрее, едва ли не затылком ощущая, насколько близко от них преследователи. Сталкеру уже несколько раз чудилось странное шевеление воздуха недалеко впереди, неясные блики в мутных лужах, и тогда приходилось срочно менять маршрут, обходить опасное место, даже если оно таковым не являлось. Это выматывало.
– Стоп, – резко поднял руку Горда.
На первый взгляд впереди ничего особенного не было: асфальт как асфальт. Но прожженное десятками ходок сталкерское нутро подсказывало, что идти туда не стоит – смерть там. И добрых полминуты командир отряда, словно каменное изваяние, стоял не шевелясь, пока не понял, что же его насторожило. Зыбкая, едва заметная тень от валяющегося на земле обрезка трубы, зеркально отразившись, падала по направлению к луне, а не наоборот. «Костоломка». Большая, на всю ширину прохода, не обойти.
Горда облегченно выдохнул, представив на миг, что могло произойти, будь он менее внимателен. И только он собрался искать другой путь, как его голову посетила гениальная в своей простоте идея. Коротко скомандовав прикрывать его, сталкер осторожно, боясь сделать лишний шаг, подошел к трубе и, подняв, швырнул ее в сторону, а после зачерпнул из походного мешка горсть болтов да разбросал их перед собой, проложив ведущую через аномалию дорожку.
– Для тех, кто ничего не понял и не заметил, поясняю, – начал Горда, довольный своей выходкой. – Тут «костоломка», которую выдавала труба, лежавшая рядом. Место выглядит совершенно безопасным. А чтобы убедить в этом нагоняющих нас «друзей», я сделал тропинку из болтов. Пусть думают, что мы по ней прошли ранее.
– Ведь «костоломка» не реагирует на металл, – подхватила Стрелка. – А значит, черные ничего не заметят и попадут в ловушку. Умно.
Сталкер улыбнулся.
– А как же детекторы? – робко спросил Седой. – Они обнаружат искажения в…
– Черные их не используют, – оборвал его наемник. – Никогда. Обезьянки считают, что чувствуют Зону лучше всякой электронной приблуды, поэтому принципиально от них отказались. Искренне надеюсь, что они пойдут этим путем. Хотелось бы увидеть их удивленные рожи.
Все дружно засмеялись, но разрядившуюся и будто бы потеплевшую атмосферу в одночасье нарушил глухой взрыв, раздавшийся со стороны брошенного броневика.
– Растяжка, – разом помрачнев, сказал Горда. – Уходим, живо. Пора искать укрытие.
– Мы же не будем воевать? – спросил Белов испуганно. – Давайте просто спрячемся и переждем…
– Боюсь, стычки нам не избежать. – Сталкер развернулся, призывно махнул рукой. – За мной.
В прежнем порядке друзья двинулись дальше. Свернули за угол, миновали гору старых покрышек, заваленный бумажным хламом остов дряхлого автомобиля и даже целую груду холодильников, оказавшихся здесь вообще непонятно как. Лишившиеся стекол оконные проемы построек Фабрики, словно глазницы мертвецов, слепо таращились на людей, будто бы наблюдая за ними. Казалось, что даже призраки, населяющие эту гиблую землю, явились, чтобы воочию увидеть смельчаков, нарушивших их покой.
Как Горда ни отгонял от себя жуткие мысли, они все равно просачивались в голову, отвлекали от главного, мешали. Сталкер вновь сосредоточился на правой руке, вытянутой вперед. Сжал в кулак и снова растопырил пальцы, пошевелил ими, как будто щупая воздух. Ничего. Ни порыва ветра, уводящего руку в сторону; ни потока горячего воздуха, обжигающего кожу; ни разряда статического электричества, пробегающего по фалангам. Путь был обнадеживающе чист. Горда сделал несколько шагов, в очередной раз убедившись в гениальности популярной среди бродяг позиции «щуп», которую несколько лет назад половина Зоны вдруг переняла у бродяги-шамана Ежа. Недооценивать пользу этого метода было бы кощунством: при отсутствии хорошего детектора, ночью полагаться на одни лишь болты с гайками – большая ошибка.
– Так, я устал, – минут через десять сказал сталкер. – Место подходящее, окопаемся тут.

 

Друзья вышли в широкий двор, заваленный разномастным хламом. Здесь, наверное, имелось все: и пузатые бочки с неразличимыми маркировками на округлых боках; и рифленые контейнеры, за долгие годы изъеденные ржавчиной; и сгнившие в труху деревянные ящики – прибежища насекомых; а помимо всего этого – горы картона, какие-то непонятные приборы, металлолом, сгоревшие станки и даже – сталкер не сразу поверил своим глазам – БТР. Машина стояла немного в стороне, напрочь убитая, иссеченная осколками и пулями, вросшая в землю спущенными колесами, но все равно грозная.
– Красота, – прошептал наемник. – Трудно придумать огневую точку лучше.
– Не мечтай даже, – отрезал Горда. – Там все проржавело насквозь, ни за что не выстрелит. Да и фонит наверняка будь здоров. Не огневая точка это, а могила. Пошли, вон цех впереди.
Но никто не успел и шагу сделать, как позади раздался громкий хлопок, а следом чей-то крик, почти писк, тонкий и полный такой боли, что хотелось закрыть уши. Сталкер обернулся к Яну. Как наемник и надеялся, кто-то из черных стал жертвой самоуверенности и угодил в «костоломку». И орал несчастный еще секунд пять, пока сухой треск выстрелов не оборвал его страдания.
– Как-то уж слишком точно они за нами идут, странно, – выдавил Горда и припустил в сторону цеха.
Фабричный корпус представлял собой неказистое двухэтажное строение с выщербленными стенами, парой заколоченных окон, но зато целой крышей. Недостаток его высоты с лихвой компенсировался другими преимуществами. Во-первых, здание было невероятно длинным, не меньше двух сотен метров. Вторым же плюсом являлся забор, опоясывающий цех с трех сторон так, что попасть во двор можно было только через ворота, которые отлично простреливались.
– Нам конец, – емко высказался Ян, на бегу осматривая убежище.
Нырнув в раскуроченный дверной проем, Горда остановился. Отдышался, поводя автоматом по сторонам, огляделся. Позади шумно сопела Стрелка, откашливался подавившийся слюной Белов. Ян же, спрятавшись за стеной, следил за обстановкой снаружи.
Надежным убежищем цех не был по определению. Разделенный на три приблизительно равные части, вдоль стен он был сплошь заставлен станками, паллетами, бочками. На полу, скрывая подножья целого ряда попиравших потолок колонн, горами валялись истлевшие подшивки газет, плакаты, книги, сотни разнообразных карманных календарей за десятки минувших лет. Создавалось ощущение, что кто-то специально принес сюда весь этот мусор, словно пытался закупорить время.
Подул ветер, повеяло сыростью и странным сладко-приторным запахом.
– Ну что ты там завис? – прошипел Ян, целясь в распахнутый зев ворот. – Иди уже.
Выверяя каждый шаг, Горда осторожно пошел вперед, шебурша ногами по устланному бумажным ковром полу. Добрался до второго зала, осмотрел его и, убедившись в безопасности, двинулся дальше. В темноте, за одной из бочек, показался черный прямоугольник двери. Не долго думая, сталкер взялся за ручку и потянул ее на себя, а через секунду отскочил как ошпаренный.
Из крохотной кладовки на него смотрел распятый на сбитом из досок кресте мертвец. Почти свежий, едва затронутый гниением, он таращился на чужаков удивительно ясными глазами, дружески приоткрыв рот в полуулыбке. Ушей у несчастного не было, как и половины зубов. Не было на нем и одежды, а лунный свет «услужливо» обрамлял его обнаженное тело, представлявшее собой сплошной кровоподтек.

 

Горда обернулся к друзьям. Стрелка шумно дышала, прикрыв рот ладонью. Седой держался увереннее, хотя и было заметно, что надолго его не хватит. И только наемник, плюнув на все, с интересом посмотрел в кладовую и сказал:
– Добрались и сюда, уроды.
– Кто это сделал? – страх, навеянный внезапной картиной, отступил, и голос сталкера звучал спокойнее.
– Дикие, – усмехнулся Ян. – Я слышал о них еще до того, как меня выперли из наемников. Говорят, что эти парни напрочь отмороженные на голову. Они гасили всех, кто попадался в их лапы, а в качестве своеобразной метки отрезали уши. Но изюминкой у диких считалось собрать себе костюм из вещей убитых ими сталкеров. Например, куртку от «Герба», штаны бандитов, рюкзак «анархистов». Ну, маскарад такой, набор трофеев. Кому это удавалось, тот поднимался на ступень выше в тамошней иерархии. Мда… а вообще, я не думал, что ублюдки до сих пор живы, их, вроде как, даже гопники ненавидят.
– Как-то не вяжется это все, – задумчиво сказал Горда. – Ведь комбез и с трупа снять можно, докажи потом, что сам убил.
– Я ж и говорю, что чокнутые. Дебилы…
– Это, конечно, охрененно интересно, – зло шикнула Стрелка, – но за нами гонятся. И, кажется, я их уже слышу.
Сталкер прикрыл дверь и подошел к окну, спрятался за стенку, выглядывая из-за угла. Никого.
– На второй этаж двинем? – спросил он тихо.
– Не стоит, – прошептал Ян, прижавшийся к колонне и пристально глядящий в окно. – Больше мертвых зон. И если черные захватят первый этаж, то запрут нас наверху. Тогда все, вообще без шансов.
– А здесь?
– А здесь земля ближе. В крайнем случае в окно сиганем – и поминай как звали.
– Думаешь, убежим?
– Думаю, побегаем и сдохнем.
Горда сплюнул недовольно, беззлобно выругался и отправил Яна к соседнему проему, выделив два запасных магазина. Белова наемник забрал с собой.
– Экономнее там с патронами, – напутствовал сталкер. – Огонь открывать только после меня. И лучше бы обошлось – спалимся сразу.
– Поучи меня еще, – тихо ответил Ян, обустраивая огневую точку из подвернувшегося хлама.
Горда и Стрелка остались вдвоем, встали друг напротив друга. Девушка смотрела на него не отрываясь, а страх в ее глазах проступал все отчетливее, это было заметно даже сквозь полумрак. Она побледнела, пытаясь скрыть дрожь в руках, крепче сжала рукоять пистолета. А Горда не знал, чем успокоить подругу. Ведь он и сам боялся – вплоть до испарины на лбу, до мурашек по коже. Все это вдруг напомнило ему события почти годичной давности, когда он, Ян, Стрелка и еще двое пленных ходоков вот-вот должны были выйти на арену с одним только ножом против хорошо вооруженных охотниц. И в тот раз было куда спокойнее, чем сейчас, при оружии и под защитой кирпичных стен.
– Как тогда, – словно прочитав его мысли, прошептала девушка. – Мне страшно, Коля.
– Не боятся только дураки, – нарочито твердым голосом ответил он. – Прорвемся, Стрелка. Сейчас мы хотя бы вооружены.
– Пообещай мне кое-что, – сглотнув, сказала сталкерша, а потом выдала скороговоркой: – Если меня ранят и я буду без сознания, ты сделаешь все, чтобы живой я им не досталась.
– Света, черт побери, что ты…
– Обещай, Гордеев. – Она схватила его руку, стиснув потной ладошкой. – Ну же!
Сталкер только кивнул. А потом стало не до разговоров.
В воротах показалась человеческая фигура в темном комбинезоне, с автоматом наперевес. На голову черного был накинут капюшон, нижнюю половину лица скрывала маска. Сделав несколько шагов, убийца замер, медленно обводя двор взглядом. И вдруг коротко свистнул, а спустя пару секунд у его ног уже крутился крупный волк. Стрелка вздрогнула, увидев монстра. Она узнала его. Это был тот самый удравший зверь, один из тех, что недавно пытались забраться в броневик.
Черный прошел еще немного вперед, что-то прошипел сквозь маску – волк навострил уши, склонил голову, поводил влажным носом, нюхая землю, а потом рысцой двинулся в сторону входа в цех.
Крепко сжимая автомат вспотевшими руками, Горда наблюдал за всем этим представлением, безрезультатно убеждая себя в абсурдности происходящего. «Ну, нереально это! Никто в Зоне не умеет управлять мутантами, они всегда были сами по себе». Но прямо на его глазах черный сталкер доказывал обратное.
Когда палец Горды уже выбрал слабину спускового крючка, ворота вдруг раскрылись во всю ширину, и на территорию хлынула толпа людей, быстро рассредоточившихся по укрытиям. Черных было около двух десятков, все в темных куртках, комбинезонах или плащах. Из оружия у них были дробовики, автоматы и пистолеты-пулеметы. Позади, на въезде, у поднятого вверх шлагбаума, застыл военный джип.
Испугавшись внезапной суеты, зверь остановился, на миг оскалился и глухо зарычал, но, когда хозяин зашипел на него, послушно склонил голову и побрел дальше.
Горда понимал, что до того, как их обнаружат, остались считаные мгновения, поэтому он кивнул Стрелке, выдохнул и, в один момент сведя мушку прицела с силуэтом черного, вдавил спуск. Автомат выплюнул короткую очередь, пустые гильзы со звоном застучали по полу, а нашпигованный пулями преследователь упал на асфальт. И тут же волк, словно избавившись от сдерживающего его морока, молниеносно развернулся и бросился на ближайшего к нему черного. В два счета преодолев разделявшее их расстояние, монстр вцепился человеку в горло. Боевик даже не успел понять, что произошло.
Его товарищи ждать продолжения не стали. Открыв огонь со всех стволов, они за секунды разорвали монстра на части. А после перенесли стрельбу на окна, из которых огрызались одиночными Стрелка, Ян и Горда.
От былой тишины не осталось и следа. Раскатистые автоматные очереди, хлопки дробовиков, сухой стрекот пистолетов-пулеметов заполонили территорию цеха, словно тут развернулась маленькая война.
Горда и Стрелка, сменив позиции, разбежались в разные стороны. Наспех прицеливаясь, стреляли, а потом, пригнувшись, вновь убегали. Ян вскоре последовал их примеру. Для друзей это был единственный шанс усложнить жизнь черным и просидеть как можно дольше в ловушке, в которую они сами себя и загнали. Но вечно так продолжаться не могло.
– Патроны! – выкрикнул наемник, вставляя последний магазин. Бросил пустой ученому. – Белов, заряжай. Что у вас, эй?!
– Еще парочка есть, – ответил Горда и выстрелил, скосив неудачно высунувшегося черного. – Минут на пять боя.
– У меня столько же! – послышался голос Стрелки в стороне.
– На хрена они с нами возятся? – Ян, высунувшись из-за колонны, смотрел в оконный проем. Увидев в нем темный силуэт, поймал его на мушку и дал одиночным. Человек, вскрикнув, упал. – Забросали бы гранатами – и баста!
– Нельзя, – отозвался вдруг Седой. – Я им нужен живым, ведь у меня процессор. Погибну – «Радиант» они не настроят никогда.
– Что ж ты, яйцеголовый, сразу не предупредил, что всем так нужен?! Мы бы еще подумали, вести тебя в Ануфьево или нет!
Ученый прокричал что-то в ответ, но Ян его не расслышал.
Атака между тем пошла на спад. Не дойдя до входа около двадцати метров, черные попрятались за укрытиями, стреляя лишь для того, чтобы не дать беглецам высунуться. Те, в свою очередь, особого желания лезть под пули не испытывали и тоже затихли, аккуратно наблюдая.
– Что это с ними? – Стрелка присела рядом со сталкером, утерла вспотевший лоб. – Они уже давно могли взять нас штурмом.
– Поняли, наверное, что мы тоже не идиоты. – Горда прижался к стене. – У них человек тринадцать осталось, плюс-минус один.
– Но нам все равно отсюда не выбраться, – голос девушки был, на удивление, спокоен. – Всех перестрелять не хватит патронов, а о том, чтобы прорваться, нечего и думать.
– Я понимаю, – кивнул сталкер. – Они – тоже. Измором брать будут, а может, ждут, пока мы Седого сами отдадим, не знаю. Но от него нам избавляться точно нельзя: как только он окажется у них, нас сразу порвут. Теми же гранатами, уже без риска повредить «товар».
– Эй, – шикнул ученый, набив магазин патронами. – Смотрите!
Прятавшиеся по обеим сторонам окна Горда с Яном осторожно выглянули наружу, и увиденное их совсем не обрадовало. Освещенный ярким светом луны, со стороны машины к цеху уверенно и не спеша приближался один из преследователей, с ног до головы облаченный в военный экзоскелет.
Иссиня-черные бронепластины защищали громадную фигуру, частично скрытую синтетической тканью, невероятно прочной, но в то же время совсем не стесняющей движений. На левом запястье черного, упрятанный в чехол, тускло светился дисплей портативного компьютера. Голову монстра в человеческом обличье скрывал шлем-сфера с темным защитным стеклом, в которое наверняка были встроены прибор ночного видения, детектор движения, счетчик Гейгера и еще куча электронного барахла, вплоть до системы распознавания «свой-чужой». Вдоль тела черного сталкера тянулись бесконечные провода, патрубки, какие-то железные штуки, назначения которых Горда не знал.
Он вообще сейчас многого не понимал, а просто стоял с открытым ртом и смотрел на это чудо оборонной промышленности, гадая, откуда навороченный экзоскелет мог взяться в Зоне, да еще и у одного из самых скрытных кланов.
– Говоришь, электронику не используют, да? – обратился сталкер к наемнику голосом, полным желчи.
– Это не простой черный, – ответил Ян тихо и испуганно. – Я его знаю. Это Танк.
– Это, конечно, ценная информация, но подробнее можно?
– Как бы тебе объяснить?.. – замялся наемник. – Танк у отморозков типа офицера, его все обязаны слушаться неукоснительно. Без фанатизма, конечно, но ступеньку в тамошней иерархии он занимает высокую. А все из-за его умений и, конечно, бронекостюма. Ведь таких экзоскелетов в Зоне, не считая военных, всего пять было, но после того, как «Герб» с «Анархией» обломались в Деснянске, осталось только два. И оба у черных.
– Как он двигается-то? – задумчиво проговорил Горда. – Костюм же энергии жрет мама не горюй, в пору ядерный реактор за собой таскать.
– Артефакты, ничего сложного. Парочка хороших «батареек» для зарядки, «капли» или «сухой лед» вместо охлаждения – и резерв экзоскелета практически вечен.
– Видимо, игры закончились, раз за нами это чудовище послали. Танк, блин… ладно, сейчас мы его «на гуслю посадим».
Сказав это, сталкер вытащил последнюю гранату, одним движением разжал усики и, выдернув чеку, коротко, без замаха, метнул снаряд в окно. Стальной цилиндр приземлился в паре метров от черного. Но тот успел отскочить в сторону, укрывшись за кучей битого шифера.
Рвануло.
Осколки со свистом унеслись в ночь, отстучали по стенам цеха, послышались чьи-то крики. Танк же встал как ни в чем не бывало и повернулся к беглецам округлым стеклом своего шлема, на котором виднелась заметная царапина. Но едва ли черный обратил на нее внимание. Он только потряс головой и поднял пулемет, казавшийся в его лапищах невинной детской игрушкой.
– Ложись! – закричал Горда, первым бросаясь на пол и уволакивая за собой Стрелку. Белов прижался вплотную к стене, наемник укрылся за колонной.
Раскатистое пулеметное соло заглушило собой все прочие звуки. Стрелял Танк совершенно не целясь, с размахом. Десятки пуль, залетевших внутрь через раскуроченные оконные проемы, рикошетили от стен, вгрызались в пол, потолок, уносились куда-то в глубину цеха. Стрелка вдруг вскрикнула: осколок кирпича оцарапал девушке голову.
– Уходить надо! – крикнул сталкер так, чтобы все его услышали. – Больше высунуться нам не дадут.
– А куда?! – разбавляя речь отборным матом, спросил Ян, зарывшийся в бумажный хлам у подножья колонны. – Мы в западне, все, допрятались.
– Пока что в глубь цеха, там что-нибудь придумаем. Ну!
Горда рывком встал, за локоть поднял Стрелку… и мигом бросился в сторону – пули просвистели в сантиметрах у его виска. Он вгляделся: у лестницы, ведущей на второй этаж, застыл темный силуэт. Гадать, кто это, нужды не было: заметив свой промах, черный нырнул за угол, а выпущенная сталкером очередь ушла «в молоко».
– Нас обошли! – взревел он не своим голосом.
– Как?!
Горда не знал. Собравшись, он побежал к противоположной стене, оттуда – в смежное помещение, ненадолго спрятавшись там от стрелков с улицы. Выждал несколько секунд, а потом высунул ствол автомата в ведущий к лестнице коридор и вдавил спуск. Оружие коротко прострекотало и захлебнулось пустым магазином, но этого хватило: громкий крик возвестил, что пули нашли свою цель.
Не дожидаясь, пока противник оклемается, сталкер тенью скользнул в проем и ударом ножа добил черного. Быстро пробежался пальцами по его разгрузке, хищно улыбнулся, найдя там три запасных магазина с подходящим калибром.
На втором этаже послышались быстрые шаги. Горда поднял взгляд и, уже перезаряжаясь, понял, как черным удалось зайти им в тыл.
Пожарная лестница. Идущая вниз с крыши до самой земли, она пролегала как раз у окна, через которое боевики и попали внутрь цеха. А представление у главных ворот с мнимым штурмом и появившимся Танком оказалось не более чем отвлекающим маневром.
И кто кого недооценивал?!
Прибежали Стрелка и Белов. Их прикрывал Ян, стреляя одиночными по окнам. Горда же прижался к стене, целясь в направлении второго этажа.
– Наверху как минимум двое, оттуда нас и обошли, – с шумом выдыхая воздух, сказал он. – По пожарной лестнице поднялись, гады.
– Замечательно, потому что со стороны главного входа нас атакуют снова, – иронично ответил наемник.
– Тогда вниз! – прокричала девушка, перевернула труп черного, стащила с него рюкзак и забросила себе на спину. – Трофеи кому оставили?!
А потом разгребла мусор, откинула крышку люка, извлекла из кармана фонарик и, осветив лаз, первой скрылась в проеме.
Только сейчас, потрясенный внезапной находкой, Горда заметил уходящие вниз ребристые прутья лестницы, скрытые непроглядным мраком коридора. Из-за обилия всевозможного хлама беглецы не заметили бетонный колодец, и просто чудом было, что Стрелка вообще обратила на него внимание.
– Будь я читателем книги, закричал бы о «рояле в кустах», – прерываясь на выстрелы, с усмешкой сказал Ян.
– Только в книгах хорошие парни никогда не дохнут, а вот нас с тобой сейчас пристрелят, – ответил ему Горда. – Дуй за Стрелкой, Седой следом. Я замыкаю.
– Это кто тебе сказал, что ты хороший? – улыбнулся наемник, после чего схватился за железные скобы ступенек и начал спуск.
Жалеть патронов сталкер не стал – жизнь дороже. Присев под бетонным полотном лестницы, он реагировал на каждое, даже мимолетное движение, не давая преследователям ни малейшего шанса подобраться к нему ни с первого этажа, ни со второго. Темнота была на его стороне, и все, что Горде оставалось делать, так это быстро целиться, метко стрелять и молиться, чтобы кто-нибудь из врагов не сообразил метнуть гранату. Однако вскоре он понял, что слегка засиделся. Выпустив прощальную, самую длинную очередь, сталкер побежал к лестнице лаза, крепко вцепился в скобы и, прежде чем скрыться в вертикальном туннеле полностью, захлопнул за собой крышку люка.

 

Буквально слетев по ржавым, но все еще крепким ступенькам, Горда оказался на твердом бетонном полу. Сразу же отошел в сторону – на случай шквального огня сверху. Щелкнул фонариком. Луч света выхватил из кромешной тьмы широкий, прямой коридор, оканчивающийся резким поворотом. Стены были выкрашены темно-синей, изрядно облупившейся краской, вверху, под потолком, сквозняк шевелил целый пласт паутины, наросший тут за долгие-долгие годы. Представив, сколько там может быть пауков, сталкер вздрогнул и быстро зашагал к друзьям, чьи голоса слышались неподалеку.
Группа остановилась сразу за поворотом, у настежь распахнутой двери. Хотя, дверью назвать это было трудно. Видом своим она напоминала сильно уменьшенные гермоворота метро: огромные, толщиной минимум пятьдесят сантиметров, с запорным механизмом в виде штурвала с внутренней стороны.
– Четко, – остановился сталкер в нерешительности. – И куда мы попадем?
– Без понятия, – покачала головой девушка. – Стоим вот, тебя ждем.
– Спасибо, конечно, что не закрылись. А что, дальше идти не собираемся? Лучше к черным в руки?
Вдалеке послышался принесенный эхом грохот: звучно бахнула откинутая крышка люка, которую преследователи нашли быстрее, чем ожидалось.
– Давайте, вперед, на месте думать будем, куда попали!
– А если там нет выхода? Или это логово чье-то? Ведь это вполне может… – запротестовал Белов, но сталкер его не дослушал: схватил за комбинезон и втолкнул в проем.
– Как говорил мой любимый герой Рэд Шухов: безвыходных ситуаций не бывает в принципе, – поучительно сказал Горда и, дождавшись, пока все войдут, с усилием захлопнул дверь, до упора провернул колесо, отсекая отряд черных.
Назад: Глава 5
Дальше: Глава 7
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. hauseaMub
    Да, действительно. Так бывает. Можем пообщаться на эту тему. Здесь или в PM. --- Прошу прощения, что вмешался... Но мне очень близка эта тема. Могу помочь с ответом. Пишите в PM. продажа импортных редукторов, редукторы продажа цена и мотор редуктор италия bonfiglioli продажа редуктора давления