В эпицентре войны

Книга: В эпицентре войны
Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5

Глава 4

Клим потянулся всем телом и протяжно, смачно зевнул. Спать хотелось страшно, особенно в это время, незадолго до рассвета, когда все кругом, казалось, замерло, пребывая в глубоком сне. Тишина.
Боец посмотрел на часы – механические, еще отцовские, командирские, – взял в руки холодный автомат и вышел из палатки, направившись к пылающему в обрезке металлической бочки костру. Постоял немного, отогреваясь, взглядом нащупал у сложенных штабелем мешков с песком силуэт пулеметчика. Повернулся влево – там топтались еще двое солдат с автоматами; с правой стороны – тоже пара караульных. Остальных было не видно, но Клим точно знал, что они где-то рядом.
Их форпост, подконтрольный «Анархии», располагался у самой границы территории клана, поэтому и назывался «крайним». Впереди, вдоль холмов, усыпанных жутко фонящим хламом, виляя, пролегала тропа. Заросшая чахлой травой, она вела через наименее радиоактивные места к Могильнику – огромному пространству, заваленному горами мусора, уставленному рядами различной техники: от легковых УАЗов до вертолетов. А позади, в километре пути, находился Лагерь – обиталище клана.
«Крайний» блокпост Клим считал самым безопасным: справа подступы закрывало болото, слева и впереди простиралась отлично простреливаемая местность, за спиной – свои. Относительно других стратегических точек – курорт.
Был.
Все изменилось недавно, когда по рубежам обиталища группировки прошлась волна беспричинных и жестоких атак. Неизвестные появлялись из ниоткуда и хладнокровно вырезали всех находившихся в караулах бойцов. В полной тишине, без единого выстрела в ответ. Да что там говорить: никто даже сигнал тревоги подать не успевал, настолько быстро все происходило! Исчезали убийцы так же незаметно, как и появлялись, призраками растворяясь во мгле.
Предугадать дату и время грядущей бойни было невозможно. Иногда в относительном спокойствии проходило три-четыре дня, а иногда – меньше суток. Лишь одно было неизменным: налеты совершались по ночам. Сразу после заката или под утро, перед рассветом. Кем были эти люди и какие цели они преследовали, никто не знал. Некоторые наговаривали на «гербовцев» – давних врагов клана, с коими уже как год у «анархистов» соблюдался шаткий нейтралитет. Кто-то с пеной у рта убеждал, что это наемники, мстившие за прошлые обиды. И правда: после прорыва к центру Зоны и возвращения назад ни с чем, «Анархия» отбила территорию Лагеря именно у этого загадочного клана. Находились и те, кто был уверен, что тут не обошлось без мистики. Будто плесень, среди бойцов расползались страшные слухи о тенях – бестелесных мутантах, которых невозможно убить. Сторонники данной версии утверждали, что это Зона мстит людям за сотворенные ими злодеяния. Сразу же в обиход заступающих на ночные посты «анархистов» вошли странные ритуалы, непонятные молитвы. Среди вольных сталкеров появились даже те, кто, воспользовавшись ситуацией, за бешеные деньги продавал бойцам клана разные талисманы да обереги, якобы гарантированно защищающие своего владельца. И боящиеся до дрожи в коленях взрослые мужики их покупали, надеялись на силу безделушек больше, чем на собственное оружие и навыки, пока Айдар, лидер «Анархии», под страхом сурового наказания не запретил торговлю.
А атаки все продолжались.
Но, что странно, ни одна из них еще не коснулась «крайнего» блокпоста. Что это было – хитрый ли умысел убийц или простое стечение обстоятельств, – Клим знать не желал.
– Саша, порядок? – прокричал он во тьму, больше для того, чтобы разогнать тишину, чем по необходимости.
– Нормально, командир, – отозвались справа. – Холодно только, и спину ломит. Гроза будет, наверное. Скоро пересменка?
Клим не ответил. Присев, он задумался. Отблески костра, разгоняя тьму, освещали его темно-зеленый с коричневыми вкраплениями комбинезон, придавая одежде зловещий оттенок. Слева, у выхода из большой брезентовой палатки, возвышался флагшток с болтающимся на нем знаменем группировки: обведенной в черный круг буквой «А» на зеленом полотнище. Поленья мерно потрескивали, искры взмывали вверх, а тени плясали свой замысловатый танец на суровых лицах людей.
Настроение плавно поехало вниз, начался дождь.
– Достало, – тихо прошептал «анархист» сам себе.
Из-за автобусной остановки, метрах в пятидесяти, вышли две темные фигуры. Медленно направились к костру. Внимания на них Клим почти не обратил: он знал, что это караульные покинули секретную лежанку, как раз по расписанию. «Значит, скоро пересменка. И закончится, наконец, эта ненавистная, холодная ночь».
Клим повернулся и посмотрел в сторону пулеметчика, сидевшего к нему боком и привалившегося спиной к мешку с песком. «Уснул он там, что ли? Нашел время».
«Анархист» быстрым шагом пошел к бойцу, перебирая в голове всевозможные ругательства.
– Подъем, эй, совсем кукухой поехал? Сто-о-оп! Мать твою, ты куда автомат дел?! – Клим пнул пулеметчика под ребра, но тот, вопреки ожиданиям, безжизненно завалился набок.
От увиденного у «анархиста» мигом пересохло во рту, а тело прошиб озноб. На горле у соклановца зияла рваная рана, вся грудь бойца была залита кровью. Приоткрыв алые губы в немом крике, остекленевшими глазами мертвец равнодушно смотрел в темное небо.
– Тревога! – во всю мочь заорал Клим и дернулся за своим оружием, но не нашел его. И тут понял, что, погруженный в собственные мысли, он попросту оставил автомат у костра.
Возвращаться назад было поздно. Щучкой нырнув за мешки с песком, боец развернулся лицом к пулемету, снял его с вращающейся станины, подтянул к себе. И с ужасом обнаружил, что оружие разряжено – ни единого патрона!
Сон как рукой сняло.
Со стороны костра послышались выстрелы, чей-то крик, через секунду оборвавшийся. Бухнула граната, громыхнул дробовик. Вытащив из кобуры пистолет, Клим выглянул из-за укрытия: за эти секунды в живых у «анархистов» остался лишь один боец, откатившийся в ложбину и беспрерывно стрелявший в сторону автобусной остановки. «С ума он сошел, что ли? Там же свои – вон, лежат на асфальте…»
И тут Клим все понял. Осознание того, кто на самом деле шел в их сторону, ударило, словно обух топора, по голове. Без сомнения, это и были те самые загадочные убийцы. Именно они, никем не замеченные, прирезали пулеметчика; они бесшумно разрядили пулемет, а потом двинулись в атаку, твердо уверенные в том, что в темноте их примут за возвращающихся из секретной лежанки бойцов, которые наверняка уже были мертвы…
Страх липкой волной накрыл «анархиста», но сразу был подавлен мыслью: «Их ведь всего двое!». Клим прицелился, четыре раза вдавил спусковой крючок. Пистолет дернулся в руке, пули унеслись в ночь, и непонятно было, попал он в кого-то или нет.
У его товарища дела обстояли совсем плохо. Когда закончились патроны, тот приподнялся, метнулся в сторону, но был срезан очередью и, нелепо раскинув руки, тряпичной куклой упал в траву.
Клим откатился за укрытие. Судя по всему, он остался один против двоих, с восемью патронами в пистолете да еще одной запасной обоймой. Это был жирный минус. Плюсом же являлось то, что убийцы были без ПНВ и наверняка не знали, где он. «Надо только продержаться, на базе точно слышали выстрелы и уже выслали подкрепление!»
Стараясь не шуметь, «анархист» медленно отполз на несколько метров назад, а потом бросился к кустарнику, густо разросшемуся у ближайшей обочины. Грохнулся на землю и раздвинул ветви. Одна из темных фигур, бродя меж трупов, показалась на фоне костра, и Клим выстрелил. Голова убийцы резко дернулась назад, без единого крика он осел на землю. «Анархист» злорадно улыбнулся и, сощурившись, стал высматривать второго.
А тот будто бы исчез, Климу никак не удавалось обнаружить его местоположение.
– Ну, где же ты, где? – шептал боец едва слышно, бегая взглядом по палатке, по остановке, по раскинувшейся сбоку равнине, ведущей к болоту.
За спиной хрустнула ветка.
Клим обернулся, хотел было откатиться, но получил сильнейший удар кулаком в лицо. Перед глазами будто взорвались тысячи звезд, все поплыло кругом, рот наполнился кровью. Из дрогнувшей руки «анархиста» тут же выбили пистолет, схватили за грудки, с силой приложили о землю, навалились всем весом и взяли в захват, из которого Клим все же умело вывернулся. Он ударил нападавшего каблуком в пах, выхватил нож и воткнул его боевику в шею. Тот захрипел, свалился кулем в траву, судорожно дергая ногами.
А потом Клима накрыло.
Хрипя от бессилия, «анархист» лежал, свернувшись в клубок, дрожал от боли и злости, ждал, пока сознание прояснится, пока спазм, скрутивший мышцы, отпустит, и вновь можно будет двигаться. Из его разбитого носа ручьем лилась кровь, увлажняя землю, окрашивая комбинезон в зловещий красный цвет.
Так прошло несколько минут. Наконец, собравшись с силами, Клим медленно поднялся, ладонью нашарил пистолет, взял его, распрямился, оглядываясь. Живых рядом не было, впереди, у затухающего костра, лежал труп.
Мысли в голове у «анархиста» крутились, будто карусель, не позволяя сосредоточиться на чем-то конкретном: «Кто посмел? Как они смогли расправиться с целым форпостом за считаные минуты? Вдвоем!»
Немного успокоившись и утерев рукавом кровоточащий нос, Клим медленно пошел к огню, держа пистолет наготове. Втиснулся в палатку, окинул взглядом разбитую рацию и взял ракетницу. Выйдя, запустил в небо сигнальную ракету. Та со свистом устремилась ввысь, взорвалась, освещая окрестности красным заревом. Задумавшись, «анархист» вдруг грустно улыбнулся, осознав, что он стал первым, кто в череде этих жутких атак сумел подать этот нелепый и запоздалый сигнал о помощи.
Пройдя мимо тел своих товарищей, Клим присел у трупа незнакомца. Судя по всему, пуля вошла убийце в нос, на выходе разворотив затылок и забрызгав асфальт месивом из костей и мозгов. Тошнотворное было зрелище, но «анархист» даже не поморщился. Он спокойно подтянул поближе к себе оружие мертвеца, расстегнул его комбинезон и пошарил по карманам. Пусто. Ничего там не было, кроме запасных магазинов да гранаты на поясе. Подошел ко второму трупу: в разгрузке полно боеприпасов, в кобуре пистолет, автомата нет – где-то потерял, значит. Проверил карманы и в одном из них нашел коммуникатор. Это было уже интересно. Включив, разблокировал устройство, но дальше сделать ничего не смог: прибор был защищен паролем.
Заслышав в стороне чьи-то шаги и шелест травы, Клим схватил автомат и круто развернулся, но тут же опустил оружие. То была подмога: десяток бойцов в зеленых, усиленных бронежилетами, комбинезонах, с тактическими шлемами на головах и штурмовыми винтовками. Впереди отряда шел проводник, в одной руке сжимая гайку, а во второй держа детектор аномалий. Осознав, что это свои и все закончилось, «анархист» выдохнул и сел на асфальт.
«Теперь только на базу, домой…»
* * *
Несмотря на позднюю ночь, минута за минутой сдающую свои позиции перед приближающимся рассветом, Айдар не спал. Он стоял у раскрытого настежь окна и почти беспрерывно курил, сигарету за сигаретой. Крохотный уголек во время каждой затяжки на миг освещал во мраке худое лицо лидера «анархистов»: его усталые глаза, острый нос, густые усы и бледные губы. Едкий дым, витавший в тесной, скупо обставленной комнате, резал глаза, вызывал кашель, но Айдар не обращал на это никакого внимания, с тревогой вглядываясь во тьму за окном. Туда, откуда полчаса назад ветер принес отзвуки выстрелов и взрыва гранаты и где потом в небо взмыла и расцвела красным цветком осветительная ракета.
До «крайнего» блокпоста, где все и случилось, было от силы с километр безопасного, проверенного множество раз, почти без аномалий и радиационных пятен, пути – двадцать минут с хорошим проводником. А это значило, что группа поддержки, которая всю ночь была наготове и выдвинулась сразу же после начала пальбы, уже на месте. И Айдар, куря, гадал, что его бойцы там найдут.
Эта атака на форпост коренным образом отличалась от всех предыдущих, которых за последние четыре недели было не меньше семи. Сегодня «анархистам», в конце концов, удалось дать отпор противнику. Раньше такого не случалось. Все нападения происходили бесшумно. А караульные, приходившие ранним утром на смену своим товарищам, обнаруживали только трупы со свернутыми шеями либо перерезанными глотками. Конечно, не исключалось, что в этот раз на блокпост могли напасть и мутанты, вышедшие на охоту, но Айдар отчего-то был уверен, что это было дело рук людей. Тех ублюдков, которые последнее время держали в страхе целый клан, терроризируя его постоянными атаками. Из-за них «Анархия» потеряла почти столько же бойцов, сколько погибло в прошлом году при штурме Деснянска. И его, лидера клана, мучал теперь лишь один вопрос: за что? С ним он просыпался, с ним он и засыпал, тщетно ломая голову над неразрешимой загадкой.
Кому могла помешать «Анархия», Айдар не понимал. «Гербовцев» он исключил почти сразу – с ними у клана после кровопролитного прорыва к центру Зоны образовалось стихийное перемирие. К тому же, насколько он знал, их новоявленные друзья сами страдали от точно таких же нападений. Они вообще воевали на два фронта. С одной стороны, с Деснянска, к ним тянулись толпы ополоумевших фанатиков, поклоняющихся мифическому Камню, якобы расположенному где-то в недрах Зоны, а с другой – неизвестный противник систематически выкашивал блокпосты группировки и целые отряды, отправлявшиеся в ходки или на зачистки. Бандиты и мародеры, в свою очередь, ни за что бы не рискнули связываться с некогда сильнейшим кланом Зоны: стаи уголовников не обладали ни опытом, ни необходимыми навыками, позволяющими бесшумно уничтожить целый блокпост. Как правило, их жертвами чаще всего становились одиночки, повстречавшиеся на пути отморозков. Сталкеров Айдар не подозревал совсем: с вольными у «Анархии» всегда был крепкий нейтралитет, нарушить который не посмел бы никто. Сомнения вызывали только военные, которые, по мнению многих соклановцев, затеяли тайную глобальную спецоперацию, но после атаки на лагерь ученых в Ануфьево, где за ночь уничтожили весь персонал, вертолет и три десятка человек охраны, Айдар отмел и этот вариант. Но одна деталь не осталась незамеченной: нападением на Ануфьево руководил, по слухам, некий Лимон. О нем «анархист» ничего не знал и тут же, воспользовавшись сталкерской Сетью, сделал запрос всем знакомым информаторам Зоны с просьбой навести справки о дерзком ходоке, который вместе с бойцами разнес научный лагерь всего за пару часов. Пока что ни одного ответа не поступило, но Айдар терпеливо ждал.
От суматошно скачущих мыслей у него разболелась голова. Щелчком отправленная в полет сигарета желтой звездой разбилась об асфальт, расплескав искры. Айдар отошел от окна, включил в комнате свет и подставил лицо под струю холодной воды над умывальником.
В дверь постучали.
– Входи, – сказал «анархист», утираясь майкой.
Это был Леший – комендант, «правая рука» Айдара, – высокий и слегка сутулый мужчина с лицом, иссеченным шрамами от многочисленных ожогов. Он славился скверным и ворчливым характером, зато доблести и мужества занимать ему не приходилось.
– С «крайнего» вернулся отряд, – без предисловий начал он. – Блокпост уничтожен, но есть выживший. Я думаю, тебе будет интересно его послушать и на кое-что взглянуть.
– Понял, – сказал Айдар, в уме прибавляя к общим потерям еще семь человек. – Собирай наших, скоро буду.

 

На улице было сыро, холодный ветер приносил запах гнили с болота. Верхушки деревьев, растущих неподалеку, под напором стихии отчаянно качались, жалобно скрипя. По-ночному черное небо, на горизонте слабо подсвеченное кроваво-красным восходящим солнцем, было укутано в пелену густых туч, как раз под стать мыслей Айдара. Под ногами стелился белесый туман, где-то недалеко каркал ворон, будто бы в ответ ему урчал камышовый кот.
Зона жила своей жизнью.
Айдар спустился с крыльца и пошел по выложенной камнем тропинке вдоль бетонного забора, опоясывающего кольцом всю территорию Лагеря, мимо стоящих в отдалении деревянных одноэтажных домиков. Когда-то давно, еще до аварии, в них жили дети, вожатые и воспитатели. Теперь же в потрепанных временем и природой хибарах ютились бойцы клана: умывались дурно пахнущей, с ржавчиной, водой в бывших душевых комнатах, спали на шатающихся железных кроватях, расстилая пропитавшиеся сыростью матрасы поверх сеток. Прямо за домиками находилась спортивная площадка с брусьями, турниками и прочими физкультурными атрибутами. Заросшая травой, она вообще не использовалась «анархистами». А вот вытянувшееся впереди длинное здание бывшей столовой было излюбленным местом бойцов и содержалось в максимальной чистоте и сохранности. Там «анархисты» могли закупиться у местного торговца всем необходимым снаряжением, поесть и выпить, а порой просто отдохнуть за разговорами с друзьями после особенно тяжелого рейда. Конечно, от былой роскоши столовой остались лишь жалкие воспоминания: стены облупились, обнажив кирпичную кладку, обои выцвели и отклеились, побелка на потолке пошла трещинами, латаная-перелатаная крыша во время сильных дождей протекала. Но, вопреки всем невзгодам, столовая была тем местом, которое позволяло хоть на минуту почувствовать себя дома…
Насквозь пройдя территорию лагеря, Айдар вышел к остаткам административного корпуса, из окон которого лился тусклый свет: там лидера клана уже ждали. При его появлении соклановцы, что-то тихо обсуждающие, тут же умолкли, выживший патрульный встал.
– Сиди, – махнул рукой Айдар, занимая свое место за столом. – Рассказывайте, что случилось.
Первым, с всеобщего молчаливого согласия, заговорил Клим. Спокойно, рассудительно и подробно он выложил все детали ночного происшествия, временами морщась от боли в челюсти и осторожно щупая свежий синяк под глазом. Закончив речь, боец положил перед командиром коммуникатор.
– Я понял тебя, спасибо, – сказал главный «анархист», внимательно рассматривая устройство. – Информацию оттуда уже вытащили?
– Я пытался, – ответил Ра́ста, местный торговец, совсем молодой парень лет двадцати пяти, с дредами, собранными в пучок на макушке. – Не получилось, там пароль, шестизначный. Взламывать его – дело очень кропотливое. Это спецам доверить нужно, тем, кто разбирается.
– А у тебя такие есть? Из знакомых, кому можно доверять, – хмуро спросил Айдар.
– Есть, – кивнул Раста. – Техник из вольных, Азот, или как его там, шарит в этом. Отдам ему, может, и удастся хакнуть. По срочному сделает, но у него цены, конечно…
– Не беда, нам сейчас информация позарез нужна.
– Нашивки у этих уродов были? – обведя всех тяжелым взглядом, спросил Леший.
– Ни одной, – ответил Клим. – Опознать группировку не удалось. Кому-то непонятному мы помешали.
– А «Герб» с учеными – они тоже помешали?
– Думаешь, что и там поработали эти твари? – отозвался Айдар.
– С «Гербом» я почти уверен, – кивнул комендант. – Почерк одинаковый: так же тихо пробираются на территорию, так же жестоко вырезают блокпосты и скрываются. А вот насчет лагеря в Ануфьево – не знаю, но ответ будет скоро, может, даже через пару часов. Кто такой Лимон – уже выясняют, и если вдруг окажется, что он как-то связан с нашими инкогнито, то, боюсь, что мы на пороге войны.
– Почему? – тревожно спросил Раста.
– Сам посуди, – повернулся к торговцу Леший. – До этого в Зоне мы и «Герб» были сильнейшими кланами. А теперь вдруг появился некто третий, посмевший напасть на нас обоих. Одновременно. А еще и конкретно потрепать ученых, стравив военных с вольными. Как по мне – чистейшая провокация на конфликт.
– А мотивы? – подал голос Клим.
– А вот тут, извини, без понятия. После проклятого штурма Деснянска, когда наших полегло больше половины, взять с нас нечего вообще.
– Тогда к чему это баловство? – спросил торговец. – Напали бы сразу на базу – и точка.
– Сплюнь, – повысил голос Леший. – Они не нападают, потому что измором нас берут. Мы тут сидим как мыши, за территорию выйти боимся, не знаем, кто нас вырезает уже которую ночь, а эти уроды только и рады.
Повисла тревожная пауза. Айдар вытащил из пачки сигарету и, чиркнув спичкой, закурил.
– Думаю, всем понятно: дальше так продолжаться не может. Поэтому первоочередный вопрос таков: что будем делать?
Все присутствующие переглянулись между собой, будто определяя, кто первым выскажет свое мнение. Раста, скрестив руки на груди, задумался; Клим морщился от витавшего в воздухе сигаретного дыма.
– В первую очередь надо выяснить, как противник проникает на нашу территорию, – произнес Леший. – В обход блокпостов. Вспомните атаку на насосную станцию: там тоже всех перебили, тихо и незаметно. Но ведь выхода за пределы земель «Анархии» она не имеет, это просто наша стратегическая точка. Получается, что где-то есть тропа к Могильнику или Южному кордону, которую мы не контролируем, потому что о ней не знаем.
– Исключено, – покачал головой Айдар. – Наши бойцы сразу же проверили всю границу вдоль и поперек на наличие тайных маршрутов. Ничего найдено не было. Скорее уж они по болоту на лодках приплыли.
– Или под землей прошли, – поднял взгляд на старшин Клим. – Все мы знаем, что в пределах Лагеря есть большое подземное убежище, которое может вести куда угодно, в том числе и за территорию.
– Оно было завалено еще три года назад, во время особенно сильной Грозы, – возразил Леший. – От толчков грунт очень сильно просел, опоры не выдержали и отрезок метров в пятнадцать наглухо засыпало.
– Условно засыпало, потому что никто не проверял. – Клим сцепил руки со сбитыми костяшками в замок. – Это вообще все слухи и домыслы, оставшиеся со времен властвования здесь наемников. Мы же на данный момент знаем только один спуск к этому подземелью, и он надежно замурован. Но что, если есть и другие выходы, путь к которым свободен, и мы просто не смогли их обнаружить?
– Сегодня же этим займемся. – Комендант мгновенно все понял. – Отправлю пару-тройку отрядов прошерстить каждый подвал, вплоть до канализации.
– Значит, один вопрос решили, – сказал Айдар. – Леший, потом отчитаешься. Теперь думаем, что делать с блокпостами?
– Усилим оборону, – предложил Раста. – Организуем засаду, пошлем больше людей к форпостам.
– Я против, – высказался комендант. – Это пустая трата ресурсов, не решающая основной проблемы. Мы все равно останемся запертыми внутри своих территорий, каждую ночь рискуя быть атакованными. Лично мне надоело ждать, когда противник разведет костры у стен. Нужно действовать масштабно.
– А с кем воевать? – возразил торговец. – Мы понятия не имеем, кто нас истребляет. Самый простой вариант – окопаться и ждать, пока все наладится. Либо запросить помощи у вольных.
– Раста, ты меня прости, но если торгаш ты отличный, то в военном деле – круглый ноль, – хмуро ответил Леший. – Потому что, окопавшись, мы не сможем выйти за территорию из-за угроз атаки на наши отряды и рейды, а в довесок к нам перестанут захаживать вольные: кому лишний раз захочется рисковать своей жизнью? И обернется это тем, что полностью иссякнет поток артефактов, документов и прочего добра. Как итог, нам станет нечем расплачиваться за оружие, боеприпасы, воду, топливо, еду, амуницию… стоит ли говорить, что твоя торговля загнется в первую очередь? А потом, в глухой обороне, не подпуская никого ближе, чем на расстояние выстрела, подохнем и мы. Все разбегутся, «Анархия» как клан перестанет существовать. А именно этого противник и добивается.
Раста молча пожал плечами.
– Твои предложения, – кивком указал Айдар на коменданта.
– Собраться с силами и атаковать. К середине дня станет известно, кто стоит за нападениями. Численность противника мы вряд ли узнаем, но месторасположение информаторы сообщат точно. И закончится эта война вслепую, в которой потери бывают лишь с одной стороны. Оружия у нас хватает, Зону наши бойцы знают лучше любых других группировок и объединений. Соберемся и прихлопнем ублюдков в их же логове.
– А вообрази на миг, что все это ловушка, – медленно проговорил Айдар. – Провокация. Что, если они умышленно вынуждают нас пойти на штурм? И ровно в тот момент, когда мы покинем Санаторий, они проведут свою финальную атаку и захватят нашу базу, которая останется почти без защиты. На этом наша операция и закончится, так как возвращаться нам будет уже некуда.
– Думаешь, в своих стенах не отобьемся? – спросил Леший.
– Я не уверен, что мы выстоим даже сейчас, – тревожно ответил Айдар. – Не хочется признавать, но, похоже, мы в западне.
Клим сидел, опустив голову, и думал. Слушая командиров, боец понимал, насколько плохи дела группировки. «Если так пойдет и дальше, то и вправду останется только поджать хвосты и ждать, пока в дверь постучатся неизвестные отморозки и начнут диктовать свои условия». А Клим так не хотел… Мысли о побеге с территории он отмел сразу: слишком дорожил «Анархией», слишком много времени провел в группировке, чтобы в один миг взять все и перечеркнуть. «Проблемы нужно решать, а не уходить от них, – размышлял он. – Пока что единственный верный шанс на победу – это союз с бродягами, которые из-за атаки на Ануфьево пострадали ничуть не меньше остальных: сотрудничество с учеными оборвалось, а сверху – еще и полный разлад с военными. Но хороших бойцов среди ходоков немного, едва ли наберется два десятка человек. А остальным на этой войне делать нечего. Новички, как ни прискорбно, вообще годятся разве что на роль «пушечного мяса», а это точно не выход. Бои нужно выигрывать умениями, а не численным преимуществом… Хорошие бойцы имеются у «Герба». Вот там – уровень! И вооружение, и броня. В принципе, не удивительно: группировка получает прямые поставки от министерства обороны, так что позволить себе может многое».
– А если объединиться с «Гербом»? – неожиданно для себя выпалил Клим.
Все повернулись в его сторону, глядя расширенными от удивления глазами, словно боец произнес какую-то глупость.
– А что? – пожал он плечами, ничуть не смутившись. – По сути, мы все в одной лодке. Уничтожив нас, эти отморозки наверняка примутся и за «Герб». А слившись и заручившись поддержкой вольных, мы сможем переломить ситуацию. Баланс сил практически выровняется, шансы на удачный исход возрастут.
В повисшей тишине Айдар крепко задумался: «Без сомнения, мыслит боец здраво. Да что там говорить! Это лучшее предложение, прозвучавшее за последнее время». Оставалась, правда, одна проблема: связь с генералом Лещиным, предводителем «Герба». Пароль к их радиочастоте всегда держался в секрете, и случайному человеку достучаться до группировки было совсем не просто.
– У меня есть знакомый, который водит дружбу с человечком, знающим полковника Мазурова, заместителя Лещина, – словно прочитав мысли командира, вкрадчиво произнес торговец. – Могу договориться о встрече. Если все пройдет гладко, обсудите проблему уже сегодня вечером.
– Действуй, Раста, – без промедления, ставя точку в обсуждении, приказал Айдар. – Пусть «гербовцам» растолкуют, что дело касается нашей общей с ними безопасности, что эта встреча и в их интересах тоже. И пусть не затягивают. Ты, Леший, останешься на базе и займешься поиском тайных выходов из подземки. Как найдешь – минируй и выставляй невдалеке караул. Клим, – командир повернулся к бойцу. – Ты пойдешь со мной. Пока отдыхай, за тобой придут.
– Спасибо, – качнул головой боец, слишком уставший, чтобы проявлять более яркие эмоции.
– Значит, на этом считаю обсуждение законченным, приступайте к работе.
Все встали и вышли из комнаты. Айдар еще немного посидел, раскладывая мысли по полочкам, а после поднялся и подошел к окну. За мутным, грязным стеклом виднелось затянутое ряской болото, берег которого облюбовали разного рода аномалии. А на другом, дальнем побережье, сразу за песчаным обрывом, плотной черной стеной возвышался лес, из-за кромок которого медленно поднимался желтый солнечный диск.
В Зоне начинался новый день.
Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. hauseaMub
    Да, действительно. Так бывает. Можем пообщаться на эту тему. Здесь или в PM. --- Прошу прощения, что вмешался... Но мне очень близка эта тема. Могу помочь с ответом. Пишите в PM. продажа импортных редукторов, редукторы продажа цена и мотор редуктор италия bonfiglioli продажа редуктора давления