В эпицентре войны

Книга: В эпицентре войны
Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13

Глава 12

– Не торопитесь, парни, дальше дороги нет.
Проводники остановились, не дойдя до насыпи метров пятнадцать. Бойцы группировок, шедшие следом, получив приказ, тоже сбросили скорость, разбились по парам и принялись следить за местностью – внезапная остановка всех насторожила.
Вместе с Лебедем, Мазуровым и Айдаром Клим подошел к ведущим и встал рядом, глядя вперед, перед собой: небольшая возвышенность, на ней – рельсы, за которыми виднелись трухлявые крыши раскосых домишек и вторые этажи зданий повыше да покрепче, сплошь увитые плющом; дальше – макушки деревьев, рыжие, почти ржавые, с перекрученными стволами. Это был больной, опасный и мертвый лес. До него было рукой подать, если бы не сплошная линия аномалий, преградившая путь на ту сторону.
– Приехали, – недовольно констатировал Айдар, окинув опытным взором препятствие. – И давно эта гадость здесь?
– Без понятия, – отозвался кто-то из спутников. – Аномалии вдоль путей были всегда, но между ними имелись какие-никакие тропы. А тут…
Тут действительно дороги вперед не было, Клим и сам отчетливо это видел на дисплее детектора: полотно искрящих «розеток» настилалось на липучие «топи», те соседствовали со «вспышками» и «киселями», а они, в свою очередь, попирали гравиконцентраты – и так далеко-далеко во все стороны, до самого горизонта. Сплошная полоса изрезанной, смятой, растворенной, прожженной тысячами вольт земли.
– Обойти где-то можно? – спросил Мазуров, изучая карту местности на своем коммуникаторе.
– Слева, через пять километров, есть дорога, по которой вновь выйдем к Карьеру, но с другой стороны, – ответил ему Айдар. – Там он давно затоплен, и, чтобы сунуться в него, психом быть надо. Справа кладбище техники – огромное радиационное пятно, обходить которое и долго, и трудно.
– То есть теперь только назад и по новому маршруту? – нахмурился полковник: высмотреть в коммуникаторе он так ничего и не смог.
– Я не знаю.
Клим не знал тоже: ходил в этих местах «анархист» лишь единожды и очень давно. Тогда, еще будучи вольным сталкером, он с группой бродяг обеспечивал прикрытие ученых, проводивших тут какие-то свои эксперименты. Все произошло удивительно быстро и спокойно: пришли, замерили что-то да двинули назад. На то, чтобы осмотреться, у Клима не нашлось ни времени, ни желания. А больше он сюда не наведывался: места тут были гиблые, нехорошие.
– Вперед можно пройти, – сказал вдруг Лебедь и увеличил масштаб карты на комме. – Смотрите. В километре отсюда железная дорога делает поворот, а вот эта грязная лента – река, которая пути пересекает. Выходит, там должен быть мост или дренажная труба, по которой удастся перебраться на тот край.
– Если подступы к ней не перекрыты аномалиями, – справедливо заметил Клим.
– Другого решения не вижу, – пожал плечами Лебедь и погасил дисплей. – Стоит сходить проверить.
– Я, в общем-то, за, – согласился Мазуров.
– Тоже, – кивнул Айдар, обратился к проводникам: – Мужики, идем на запад, вдоль железки, где-то там можно пролезть на ту сторону. Берегите себя и смотрите в оба, ладно?
Вскоре группировки действительно вышли к повороту железной дороги, где увидели искомое русло реки, давно пересохшее, и мост – узкий, маленький, неказистый. Пройти под ним можно было разве что согнувшись: пять шагов – и ты на той стороне, в зарослях кустарника, среди ям и рытвин, а чуть дальше – снова увитые плющом дома, как будто те же, что и час назад, лес этот чертов тоже, в котором мог водиться кто угодно.
Клим вздрогнул, когда проводники, обкидав близлежащие аномалии гайками да болтами и пометив тропы, по которым можно было безопасно пройти, прокричали о готовности маршрута и первыми двинулись вперед. Айдар с Мазуровым тут же принялись командовать бойцами, составлять их в колонны. Длинной муравьиной цепочкой черно-красно-зеленая армия потопала за ведущими, жалась ближе к ним, слушала команды офицеров и беспрекословно их выполняла; те, кто уже перебрался на ту сторону, выручали и своих, и когда-то чужих, руководили ими, помогая не угодить в аномалии, а оказавшись в безопасности, вместе облегченно закуривали, улыбались друг другу скупо, будто не насыпь миновали, а Эверест преодолели.
И тянулась эта цепь под мост, тянулась, половина уже прошла, три четверти…
А потом загрохотал пулемет.
По первым рядам словно косой прошлись – так и свалились все изломанными куклами. Клим не успел опомниться, как его сбили с ног, опрокинули на землю и придавили сверху, но почти сразу стало легче: то был Лебедь. «Гербовец» заполз в какую-то неглубокую яму, до краев заросшую травой, и, перехватив автомат, прицелился в сторону зданий. Клим тоже не стал мешкать и нашел укрытие в густом кустарнике, где уже лежал кто-то из «анархистов».
– Вон там, на чердаке, – прокричал соклановец, указывая пальцем на один из домов через дорогу. – Пулемет. И еще снайпер где-то, но пока не вычислил.
– Пулеметчика отработать сможешь? – запыхавшись, спросил Клим.
– Не попаду, он через щель в крыше огонь ведет. Штурмовать надо, иначе все тут поляжем.
Клим выругался, огляделся: те, кого атака застала в момент перехода, были убиты первыми, и разорванные их трупы теперь лежали под мостом в колонну – как шли, так и упали. Остальные – те, кто на свое несчастье успел перебраться на эту сторону, – попрятались как мыши кто где: в густую траву зарылись, в ямы себя затолкали, к трактору старому спиной прикипели, с мусором всяким слились хамелеонами, – и вели несмелый огонь оттуда, пока еще не понимая, куда и в кого стрелять.
Громыхнула снайперка. Клим вздрогнул, увидев, как кто-то из «гербовцев», попытавшийся подобраться к домам поближе, упал с простреленной головой. Товарищи его свой «слепой» огонь не прекратили, но высунуться из укрытия желающих не нашлось.
– Засек хлопца, – прошептал «анархист», о котором Клим уже позабыл. – Щаааас…
Он прицелился, не торопясь выжал слабину спускового крючка и, выдохнув, выстрелил. Винтовка дернулась, бесшумно выплюнула свинцовую смерть, а через секунду со стороны домов донесся истошный вопль.
– Что там у вас, Клим? – послышался в динамике гарнитуры голос Айдара. – Мы застряли с той стороны, к вам пробиться не можем, прием.
– Пулеметчик на чердаке, не достать, – практически прокричал в микрофон «анархист». – Где гранатомет? Где минометы? Сколько вас там, прием?
– Нас двадцать три, гранатомет и минометы тут, прием!
– Так жахните по чердаку, нас тут конкретно придавило, прием!
– Не можем, Клим. Аномалии над насыпью, заряд гранатомета не пройдет, а миномет вовсе развернуть негде, ловушки кругом. К тому же велик риск зацепить вас осколками.
– Гадство!
– Предлагаю поставить дымовую завесу, – вклинился в разговор Лебедь, находившийся на той же частоте. – Мы с «анархистом» аккуратно проберемся к дому, парни нас пусть прикроют шквальным огнем. А вы, пока точку не подавим, под мост не суйтесь даже, прием.
– Годится, я отдам приказ, – тут же ответил Мазуров. – Готовность две минуты, прием.
– Понял, две минуты, прием, – отчеканил Лебедь. – Клим, жди отмашки: как запущу «дым» и парни начнут стрелять – рвем когти к домам.
– Принято, – ответил «анархист», раздвигая ветви кустарника, чтобы внимательнее все рассмотреть.
«Впереди узкая полоса дороги, на ней – сразу два гравиконцентрата, вон как асфальт примяли. Значит, туда мы не пойдем. А если левее? Там «вспышка» траву пожгла, тоже опасно. Лебедь уйдет в сторону, но для меня слишком длинный крюк. Значит, вправо, там чисто вроде, но у пулеметчика как на ладони. И черт с ним, если быстро, то шанс проскочить есть. Дальше – стена дома, там уже мертвая зона, можно будет передохнуть. Вход в подъезд – с другой стороны здания, не забыть бы о растяжках…»
Клим подернул плечами, бросил беглый взгляд на часы: оставалось тридцать секунд.

 

Хлопок гранаты и вырвавшийся из нее столб густого дыма возвестили о начале штурма, и тут же со всех сторон на чердак, где засел вражеский пулеметчик, обрушился град огня. «Анархист» не стал ждать и, вскочив, бросился вправо. Согнувшись, он в один миг перемахнул через дорогу и нырнул в черное облако, затаив дыхание. Замедлился, огляделся, нащупал взглядом Лебедя. Тот на немой вопрос Клима кивнул: мол, окей все, – и двинулся вперед, к подъезду. «Анархист» – наперерез ему. Находясь в «мертвой зоне» пулеметчика, он уже не так спешил, изучал путь на предмет аномалий, не заметить которые впопыхах было раз плюнуть.
У входа в дом встретились с «гербовцем».
– Порядок? – спросил Лебедь, осторожно заглянув в дверной проем. Убедился в отсутствии врагов и изучил вход на предмет растяжки.
– Полный, – в тон ему ответил Клим, первым заходя в подъезд. – Прикрывай, что ли…
Девять ступенек за полсекунды – легко. В мгновение ока перемахнув их, «анархист» остановился на площадке, целясь вверх. Никого. Дождавшись Лебедя, медленно поднялся выше. Там, прямо напротив лестницы, – комната: дверная коробка вырвана взрывом; пол усыпан кусками отколовшегося бетона, осколками стекла, мебельной трухой, гильзами, обрывками газет и клочьями одежды.
Клим вытащил из нагрудного кармана осколок зеркальца, присел у проема и едва заметно высунул руку наружу, рассматривая в отражении коридор: двери-двери-мусор-окно… и приставная лестница в самом конце – единственный путь на чердак.
Над головой прогрохотал пулемет, послышался глухой топот ног. Клим убрал осколок в карман, поднял автомат и, ступая чуть слышно, двинулся по коридору. Лебедь не отставал.
– Дальше я первый. – «Гербовец» прошел вперед, остановился у лестницы и достал из подсумка светозвуковую гранату. – Будь готов.
– Ты уверен, что он там один?
– Практически, – глядя на лаз в потолке, прошептал Лебедь.
– Не забудь о растяжках.
Тот кивнул и, дернув чеку, метнул гранату в лаз. Клим инстинктивно зажмурил глаза и закрыл ладонями уши, но помогло это слабо: громыхнуло так, что в голове зазвенело. Чертыхнувшись, он перехватил одной рукой автомат и бросился за Лебедем, который уже был наверху.
Для боевика все закончилось быстро: «гербовец» скосил оглушенного пулеметчика длинной очередью, внимательно осмотрел помещение и, убедившись в отсутствии посторонних, осторожно подошел к трупу, перевернул его ногой. Клим остановился рядом.
Это был обычный мужик, лет сорока пяти. Во рту у него не хватало пары зубов, нос когда-то был сломан и криво сросся, щеки заросли щетиной, а на голове блестели залысины.
– И зачем? – спросил Клим, присев у тела боевика. – Зачем ты полез-то сюда? Чем тебе мозги таким промыли, что ты оружие в руки взял и убивать стал? Как же заколебало это все. – «Анархист» встал и повернулся к Лебедю. – Уйду отсюда. Вот все закончится – и сразу уйду. Я же машинист по образованию – работу найду. Поезда, вагоны… ездить буду, куда угодно. И гори оно все огнем тут! Черт, все с ума сошли, я только сейчас это понял. Чем раньше думал, что тут делал? Ни семьи, ничего нет, зато в Зоне, боец, воин… Тридцать лет, а жизни и не видел толком, одна смерть проклятая кругом. Зачем остался, когда уходить говорили? Чего добился? Идиот.
– Все, успокойся. – «Гербовец» положил ладонь на плечо Клима, мягко забрал автомат и подтолкнул напарника к выходу. – Пойдем, вколим чего-нибудь, там полегчает. Свежий воздух и все такое. Быстро в себя придешь.
К тому моменту, как они спустились, оставшиеся по ту сторону насыпи бойцы перебрались к своим, вновь став одним целым. Мазуров и Айдар, увидев героев, сразу же направились к ним, сказать что-то хотели, но запнулись, увидев состояние Клима.
– Устал он, – наскоро пояснил им Лебедь, не спуская с «анархиста» глаз. – Выгорел. Я за ним присмотрю, чтобы глупостей не наделал. Не трогайте его пока, товарищ полковник, ладно? И вы, Айдар, тоже. Пусть в себя придет, успокоится.
Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. hauseaMub
    Да, действительно. Так бывает. Можем пообщаться на эту тему. Здесь или в PM. --- Прошу прощения, что вмешался... Но мне очень близка эта тема. Могу помочь с ответом. Пишите в PM. продажа импортных редукторов, редукторы продажа цена и мотор редуктор италия bonfiglioli продажа редуктора давления