Ветры Куликова поля

ПОХОД НА ЦАРЬГРАД

дним из красивейших и богатейших городов мира был в IX–XI веках Константинополь — столица государства Византии, Царьград, как его называли русские. За долгие столетия греческие архитекторы построили в нем множество великолепных зданий. Особенно значительной была главная улица с триумфальными колоннами, статуями императоров, с крытыми галереями. Она вела к храму святой Софии, в самый центр города. Храм был велик и прекрасен, его огромный купол как бы парил в воздухе, высокие стены были украшены мозаиками, росписями, мрамором. Дальше от городского центра размещался ипподром, где состязались колесницы, а также рынки, мастерские ювелиров, ткачей, оружейников. На самых окраинах в узких улочках жила беднота.
Купцы съезжались в Царьград со всех концов земли: венецианцы, арабы, евреи, болгары, скандинавы, русские — все везли сюда товары, а домой увозили товары купленные. На царьградском рынке меч, выкованный франками, соседствовал с китайским шелком, индийский перец с русским медом, сирийская сабля с греческим вином. Соседствовали потому, что Царьград располагался на главном торговом пути из Западной Европы в Индию и Китай, из стран, лежащих по берегам Черного моря, в страны Средиземного моря. Он стоял на берегу неширокого Босфорского пролива, отделяющего Европу от Азии, у выхода в Мраморное море.
Русский ладейный флот осаждает столицу Византии. Рисунок по иконе Симона Ушакова, XVII в.

 

Город, а жило в нем сто тысяч — число очень большое по тем временам, — был надежно укреплен: его окружали земляные валы, рвы, высокие каменные стены. Дополнительной защитой служили воды пролива Босфор и бухты Золотой Рог, омывавшие подножия крепостных стен. Вход в бухту в случае опасности перегораживали толстой железной цепью, непреодолимой для кораблей.
Византийцы имели большое войско: конницу, пехоту, отряды метательных машин — баллист и катапульт, бросавших тяжелые копья, заостренные бревна, многопудовые камни и сосуды с горючей жидкостью. Для морских боев и перевозки десантов у них были корабли-триеры с парусами и веслами. Воины Византии, их начальники сражались искусно и беспощадно, бывали и невероятно жестокими. Однажды, напав на соседнюю Болгарию, они взяли в плен пятнадцать тысяч человек, всем им выкололи глаза и слепых отпустили домой. Расчет был прост: о таком жутком деле узнают соседние с Византией народы и будут ее бояться.
Византийские императоры сами жили в постоянной тревоге. В империи часто восставали бедняки и рабы, выходили из повиновения завоеванные страны, дружины разных племен направлялись в Царьград за добычей. Беспокоило их и то, что у восточных славян образовалось свое государство. Им правил князь, у князя была большая дружина. Называлось государство Киевской Русью.
Константинополь. Фрагмент турецкой миниатюры, XVI в.

 

Его центром, главным городом, стал Киев, построенный, как и древний Родень, на берегу Днепра, но севернее километров на двести.
Почему это беспокоило византийцев? Им не хотелось иметь рядом сильного, полноправного соседа. Так или иначе с ним придется считаться, в чем-то уступать, что-то делить — хотя бы то же Черное море. Раньше у моря было греческое название — Понт Эвксинский, море Гостеприимное. Теперь же зовут его многие народы Русским морем — так часто и в большом числе плавают по нему русские суда.
Внешне поддерживая с Киевской Русью мирные отношения, Византия скрытно подговаривала кочевников нападать на ее города и села. На своих рынках византийцы брали с русских купцов огромные пошлины. А часто товары отнимали, купцов и мореходов убивали.
Девять больших походов, защищая право на свободное мореплавание и торговлю, совершили русские дружины на Царьград. Самый грандиозный из них возглавил летом 907 года князь Олег.
«Славяне на Днепре». Картина Н. Рериха, 1905 г.

 

Еще с зимы в разных землях Руси начали готовиться к походу. Оружейники нова ли копья и боевые топоры, вязали из проволочных колечек кольчуги. В лесах вали ли толстые дубы, обтесывали их, выдалбливали середину — делали основания ладей. Затем наращивали борта досками. Шили паруса. Тесали мачты и весла. Меньшая часть войска пойдет к Царьграду по суше на конях. Основная — в ладьях. От того, сколько успеют сделать кораблей, будет зависеть сила войска. А народу собирается много. Не только дружинники, дело чьей жизни — война и походы, но и вой — крестьяне и горожане, умеющие владеть копьем, топором, луком.
В конце весны, пока в малых реках была высокая вода, из Смоленска, Любеча, Чернигова, из других местностей поплыли в Киев ладьи. Никогда еще не собирались на Днепре корабли в таком числе — по свидетельству летописца, их было две тысячи! И люди были разные: поляне, на чьей земле Киев, древляне, северяне, кривичи, радимичи, дулебы, вятичи, хорваты, словене с Ильмень-озера, воины неславянских племен — чуди и мери, отряд воинов-варягов.
В июне бесконечной вереницей ладьи двинулись вниз по реке. Киевляне провожали их, стоя на высоком берегу, и тревожились: сила большая, но и путь далекий, море грозное, Царьград неприступный…
У крепости Витичев ладьи сделали остановку. Несколько дней ждали, пока подтянутся отставшие. И снова двинулись в путь. С холмов Витичева, со сторожевой башни, далеко просматривается степь. Видно, если появятся хазарские всадники. На этот раз чисто в степи, только орлы парят в небе, будто удивляются несметному числу кораблей и воинов. Разве безумцы решились бы напасть сейчас на русских!
Боевой топор и наконечники русских копей, X–XII вв.

 

Широк Днепр, полноводен. Весело плыть вдоль его зеленых берегов. Но есть на реке места, где стремительная вода бежит по мелям, между камней. Тут люди выходят из ладей, а те, что остаются, сильные и искусные, проталкивают ладьи шестами. Девять таких порогов. Предпоследний — самый опасный. Зовется Ненасытцем: сколько бы ни потопил судов, сыт не бывает. Ненасытец обошли берегом. Вытаскивали ладьи из реки, ставили на катки и шестьсот шагов катили по земле. На плечах несли продовольствие и другие припасы.
Вскоре за Ненасытцем — большой остров Хортица. Ладьи причалили к его каменистым берегам. Здесь отдых после трудной работы. Но сначала не отдых. У русских много богов: Волос — скотий бог; Даждьбог — бог солнца; Семаргл — бог подземного мира, где покоятся предки; богиня Мокошь, ведающая хозяйством, и самый суровый — Перун, бог грозы, войны, покровитель дружинников. В поселениях вокруг идолов Перуна горят неугасимые костры. Погаснет костер — быть беде… Под огромным дубом, росшим на острове, дружинники и вои, по обычаю, просили Перуна успокоить море, даровать победу над византийцами. В дар богу воткнули вокруг священного дерева стрелы, разложили куски мяса и хлеб. В благодарность за будущую победу принесли в жертву петухов. Бросали жребии, по которым определяли, что желательнее Перуну — зарезать ли петуха, выпустить ли у дерева живую птицу.
Ничем не нарушив заведенного порядка и тем успокоив себя, доплыли через четыре дня до острова Березань, что в устье Днепра. Здесь опять отдыхали. Чинили ладьи, ставили мачты с парусами — отсюда путь по морю, вдоль его западных берегов. До самого Царьграда.
Девятьсот километров прошли по Днепру от Киева. Морем идти еще семьсот.
В начале второго месяца пути перед войском Олега возникли очертания византийской столицы. И византийцы увидели русских — на море и на суше. Чтобы не подпустить дружинников к городу, они разрушили легкие мосты, перекинутые через рвы, наполненные водой, а вход в бухту Золотой Рог перегородили цепью.
Осада Константинополя. Фрагмент росписи Смоленского собора Новодевичьего монастыря в Москве, XVI в.

 

Конные отряды русских преодолели рвы и осадили город со стороны суши. Ладьи не могли проникнуть в бухту и подойти к крепостным стенам — из-за цепи. Тогда мореходы в том месте, где цепь крепилась на берегу, вытащили ладьи из воды и, как прежде камни Ненасытца, обошли препятствие — протащили ладьи на катках по берегу и снова спустили в воду. Русский летописец рассказывает: «Повеле Олег воем своим колеса изделати и востановити на колеса корабля, и бывшу покосну (попутному) ветру, вспяша (подняли) паруса с поля, и идяше к граду».
Потревоженные византийцы смотрели со стен и башен, как с распущенными парусами движутся ладьи по земле…
Опустив ладьи в бухту, русские замкнули кольцо вокруг города. Потрясенные грозной силой, императоры (их было два одновременно) и военачальники не решились воевать в осаде и предложили Олегу покончить дело миром.
Мир был принят. И был заключен договор. Византия обязалась не препятствовать плаванию русских по морю. Пошлины на товары русских купцов отменялись. В Царьграде торговым людям отводились дома. По полгода купцы Руси получали от города мясо, рыбу, овощи, хлеб, вино. В обратную дорогу снабжались продовольствием, парусами, веревками, другими необходимыми вещами. Ограничение устанавливалось одно — русские должны входить в город без оружия и не более пятидесяти человек одновременно.
Прочность договора подтвердили взаимными клятвами. Византийцы, как христиане, целовали крест. Русские, как язычники, клялись мечами и богом Перуном.
За снятие осады войско Олега, по свидетельству летописца, получило с византийцев дань — по 12 гривен на воина, а также богатые дары Киеву, Чернигову, Смоленску, Ростову, Любечу и другим городам, участвовавшим в походе.
Дань византийцы уплатили очень значительную. В войске Олега, как считают военные историки, было 80 тысяч человек. А гривна — кусок серебра — весила 160 граммов или 400 граммов. Если иметь в виду меньшую гривну, и то общий вес серебра составит полтораста тонн! Вынужденные отдать такое добро, византийцы не посмели противиться и тому, что боевой щит Олега был прибит над главными воротами города.
За время похода под ветром и дождями ладейные паруса обветшали, изорвались. Царьград, чтобы поскорее избавиться от грозных гостей, выдал им новые паруса: на ладьи простых воинов — полотняные, на ладьи знатных дружинников — шелковые.
До холодов и бурь русское войско вернулось на родину.
Одежда русского князя, X–XI вв. Старинная литография.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий