Разлом. Белый и красный террор

Почему не можем?

Нужно снизить бедность, масштаб которой представляет угрозу для стабильности и единства нашего общества.
Владимир Путин
Но почему же не смогли за четверть века существования капиталистической России, созданной в том числе не без старания могильщика СССР Бориса Ельцина, построить что-то подобное или хотя бы часть из вышеприведенного списка реальной индустриализации Советского Союза, выстроенной советским народом за две неполные пятилетки?
С одной стороны — ответ один, а с другой — ответов много. Попробуем разобраться спокойно и трезво…
Итак, главный ответ: Российская Федерация — это не Союз Советских Социалистических Республик с его экономической, политической, идеологической и военной мощью, загубленной в последние годы существования Сверхдержавы, в период застоя позднего Брежнева и особенно во время перестройки Горбачева, активно действующими, грозными для врагов органами госбезопасности в лице КГБ СССР со своими разведкой и контрразведкой, широкой сетью союзников (к сожалению, некоторые из них оказались захребетниками и в дальнейшем предателями), а также Варшавским договором и группами войск в европейских странах.
Российская Федерация лишь ее правопреемница, потерявшая многие экономические завязки с бывшими республиками, ставшими самостоятельными государствами, еще больше пострадавшими из-за разрыва народно-хозяйственной кооперации с Россией.
Удивительно, но до сегодняшних дней некоторые либералы пытаются очернить даже несомненные успехи СССР, стараясь доказать, что без советской власти в России было бы лучше жить, и в запальчивости доходят до того, что Сталина сравнивают с Гитлером, а Советский Союз — с Третьим рейхом.
Стараются затушевать и даже затоптать подвиги героев Великой Отечественной войны и с использованием сослагательного наклонения выстраивают предположения, что надо было сдать Ленинград, не воевать за Сталинград, не громить немцев на Курской дуге и даже сдаться на милость вермахту — вот тогда бы зажили!.. Это такой демократии захотелось российским «демократам»?..
Где-то доводилось читать близкие моему мировоззрению слова о том, что приличным людям демократия не нужна, они и без демократии друг друга не обидят, а у сволочей даже демократия сволочной получается.
Великую Победу советского народа над коричневыми полчищами гитлеровцев некоторые из них считают не заслуживающей того, чтобы ее отмечать на государственном уровне…
Это они через свои бредовые поползновения требуют вычеркнуть из истории россиян более чем 70-летний отрезок настоящей советской жизни, а не какого-то эксперимента.
Но с прошлым, основой нашей канувшей в Лету жизни, бесполезно бороться — оно живуче своей состоятельностью, а потому вечно. А еще говорят, кто не помнит своего прошлого, обречен пережить его снова: оно возвратится и обязательно ужалит. Прошлое, как поплавок — его пытаются утопить, а он выпрыгивает на поверхность воды. Александр Герцен писал, что русское правительство, как обратное провидение, устраивало к лучшему не будущее, а прошлое.
Есть смысл покопаться и в советском прошлом, ставшем диктатурой пролетариата, а также в более далеких исторических пластах и тенденциях не только России, но и других стран. Один исторический эксперт из Великого Новгорода Василий Смирнов доказал, что в первой половине XX века существовала устойчивая традиция к возникновению правовой диктатуры, особенно в странах, переживших крах монархий и неудачно выступивших в Первой мировой войне.
Действительно, многие страны, пережившие падение монархий, после короткого этапа республиканского либерализма приходили к диктатуре. В XVIII веке это случилось во Франции с приходом Наполеона Бонапарта, позже: в Германии — Гитлер, в Италии — Муссолини, в Испании — Франко, в Финляндии — Маннергейм и т. д. Исторический маятник отклонялся то в одну, то в другую сторону.
Поэтому, не будь советской власти, — Россия могла бы получить кровавую диктатуру в лице генералов Корнилова, Колчака, Деникина, Семенова, Кутепова, Врангеля или других подобных им белых военачальников. Что, они, эти «белые и пушистые» рубаки, выстроили бы социальную Россию? Вряд ли!
Россия в отличие от других стран — многонациональное государство. Страну бы тут же охватили национальные гражданские бойни и разорвали ее не на 15 отдельных республик-государств, а намного больше.
Сталин тоже был диктатор, но он быстро разобрался, что войну с белыми можно выиграть только на идеологической основе, сплотив под красными знаменами и лозунгами многонациональную Россию.
Почему потерпели поражение белые? Одна из причин разобщенность генералов, расхождение во взглядах на государственное устройство и попытки создать собственные республики — мини-государства в огромной России: Центральные области, Северо-Запад, Урал, Сибирь, Приморье, Крым, Галиция и другие. Претендентов на раздробленность России было много: Колчак, Корнилов, Деникин, Семенов, Врангель, Петлюра, Скоропадский и т. п.
Англосаксы горячо поддержали бы развал России на два десятка таких республик, а еще бы отделили и забрали себе Урал, Сибирь и Дальний Восток с их природными ресурсами, но без людей, а если с людьми, то непременно в качестве рабов.
Так же делилась и Европа после окончания Первой мировой войны. Идея раздела и дробления европейского континента принадлежала «демократическим и сердобольным» янки. В определении границ деятельное участие принимал президент США Вудро Вильсон.
Демократы России в 1991 году не без подсказок американских советников, облепивших Кремль, словно мухи, тоже разделили Россию на 15 квазинациональных государств, несмотря на мартовский референдум того же года о сохранности СССР. И это при том, что более 80 % советских граждан проголосовали «ЗА!».
Но элитарному чиновничеству того времени — в прессе его называли еще «элитарным скотом» — захотелось обрести свободу и стать князьями и султанами в своих в прямом и переносном смысле княжествах, не понимая, к каким последствиям такие бессмысленные действия приведут. На людей и проблемы Большой страны — Советской России Ельцину, Кравчуку и Шушкевичу было наплевать.
Вот так бы случилось и с Россией в 1917 году, не будь советской власти, — дробилась бы территория во главе с батьками, генералами, гетманами, ханами, эмирами, президентами и прочими самозванцами, пожелавшими создать свою «державную» республику.
Приди к власти в России, допустим, Колчак, на кого бы он мог опереться? На буржуазию? Но ей выгодно было бы жить в поделенной стране. Получается, что после поражения в Первой мировой удержать Россию ни экономическими методами, ни военной силой ему бы не удалось. Оставалась только большевистская идеология, в которой социология с опорой на рабочий класс победила через призыв «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».
Поэтому большевики и одолели белых в Гражданской войне при помощи социалистической идеологии — она объединила народ и позволила опереться на рабочий класс и безземельное крестьянство как на мощную силу того времени. А белые генералы между собой все грызлись и грызлись, теряя авторитет не только среди личного состава, но и всего обездоленного народа.
Только монолитность многонационального государства с верой в будущее страны сцементировали народные массы в роковые сороковые при борьбе с гитлеровскими оккупантами. А представьте себе, если бы не было СССР, а существовало на территории России 10, 20, 30 государств, — да Гитлер бы перещелкал их как орехи!
После войны Америка через план Маршалла помогла Германии, Японии, Италии и некоторым другим странам быстро подняться с колен. Мы приподнимались сами и, надо сказать, достойно — за 5-10 лет вышли к большаку. Он привел Россию к месту, на котором советский народ, а не «совок», возвел, причем в самые короткие исторические сроки, Сверхдержаву.
Почему же Украина, живущая в статусе «независимой» от России вот уже более четверти столетия, не стала похожа на Японию? Ее сегодня называют несостоявшимся государством — из-за долгов, разваленной экономики и развязанной хунтой гражданской бойни. Украинский художник Иван Марчук, покинувший США и возвратившийся недавно на родину, признался:
«Украина, как государство, несуществующая, несостоявшаяся, ничего не делает, чтобы мир знал ее. У нас правды нет, законов нет, порядка нет. А как нет законов и порядка, так и государства нет. Сегодня Украина — худшая страна в Европе для жизни… Если на этих землях таланты не смогут вырасти, то они должны искать землю, где у них это получится…»
Сегодня главное достижение Порошенко — «безвизовый режим» — потускнело. Несмотря на первоначальную радость украинцев для долгожданного свободного выезда в страны ЕС, сейчас все больше из них начинают жаловаться на жизнь за пределами «альма-матер». За время после второго майдана радужные ожидания многих «заробитчан» не оправдались.
А еще янки вручили Киеву дубину, чтобы она начала действовать против Донбасса и России. Но хунте по барабану то обстоятельство, что если дубину выбьют из рук, американцы на подмогу не придут. Она, эта дубина, тут же обрушится на головы невиновных моих «щырых» земляков. А паразиты при власти сбегут, бросив обездоленный народ на дальнейшее прозябание.
А ведь в Советском Союзе это была процветающая республика, мощная в экономическом и военном плане. Туда вкладывались колоссальные средства.
О проблемах сегодняшнего существования в Болгарии и Греции, Румынии и Польше, Прибалтике и Молдавии знают многие читатели, хотя СМИ этих стран и хорохорятся, что у них там живется лучше, чем в России. Далеко ходить не будем. Пройдемся сначала по Украине, а потом по Польше.
Украина нынешняя в долгах, как в шелках. Остановлены многие крупные заводы — некогда флагманы украинского промышленного производства. Разваливаются Южный машиностроительный завод, КБ и производства фирмы Антонова, на ладан дышит Николаевский судостроительный завод им. И. И. Носенко, остановились Кременчугский автомобильный завод и другие. На юго-востоке страны — в Донбассе вот уже четвертый год идет кровавая гражданская война. Политический хаос сковал Украину, разломал экономику и окунул народ в нищету.
Давайте теперь посмотрим на состояние польской судоверфи в Гданьске, где когда-то родился и развивался оппозиционный профсоюз «Солидарность» с Лехом Валенсой во главе. Сегодня ее производственные мощности сократились в десять раз, уволены тысячи рабочих и инженеров. Нынче она находится на грани развала и дефолта.
Такое положение и в других странах ближнего и дальнего европейского зарубежья. Тяжело и в России, но у нас есть другие причины, о которых будет сказано ниже… Потребности современной публики на Украине и в России примерно одинаковы в оценке свобод и демократии. Для «независимых» главная, насущная проблема жизни — безвизовый режим, без которого, по их убеждению, они не могут жить и обречены чуть ли не на вымирание.
* * *
Россия сегодня без Советской власти плывет по капиталистическому морю мимо расстрелянного по приказу Ельцина в 1993 году собственного парламента и в его же честь построенного за бюджетные кошты роскошного музея; мимо радостных «фанерных» воплей на ТВ безголосых девиц; мимо неприличных сцен из «Дома-2»; мимо огромных дворцов и яхт новых, уже успевших постареть и заматереть, русских, передающих богатства по наследству; мимо серых хибар полунищего люда глубинки; мимо развалин заводов и фабрик советской, в том числе и сталинской, эпохи.
Плывет мимо убитых заводов «Москвич» (1930–2010); «Красный пролетарий» (1857–2010); Ижевского (19282009) и Ирбитского «Урал» (1941 — в настоящее время в коме) мотоциклетных; Павловского инструментального (1820–2011); Липецкого (1943–2009), Алтайского — Рубцовск (1942–2010) тракторных; Петрозаводского судостроительного «Авангард» (1939–2010); Владивостокского ОАО «ХКДальзавод» (1895–2009); Бердянского радиозавода «Вега» (1946–1999); Саратовского авиазавода (1931–2010); Омского завода транспортного машиностроения (1896–2009); Челябинского часового «Молния» (19472009); Угличского часового «Чайка» (1938–2009); Второго московского часового «Слава» (1924–2006); Чистопольского часового «Восток» (1941–2010); Московского станкостроительного им. С. Орджоникидзе (1932–2007); Челябинского завода «Станкомаш» (1935–2009); Рязанского станкостроительного (1949–2008); Кронштадтского морского (1818–2005); завода «Кузбассэлемент» (1942–2008); Иркутского радиоприемников (1945–2007); Томского приборного (1961–2007); Красноярского завода «Сивинит» (19702004); Красноярского телевизионного (1952–2003); Московского завода «Динамо» (1897–2009); Орловского вычислительных машин им. К. Н. Руднева (1968–2006); Оренбургского аппаратного (1943–2009); Хабаровского ЕВГО (2000–2009); Ульяновского радиолампового (1959–2003); Красноярского «Сибэлектросталь» (1952–2000); комбината шелковых тканей «Оренбургский текстиль» (1972–2004); Барышской фабрики им. Гладышева, Ульяновской области (1825–2005); Костромского льнообъединения им. И. Д. Зворыкина (1939–2011); Дальневосточного радиозавода в Комсомольске-на-Амуре (1993–2009); велозаводов в ЙошкарОле (1950–2006), Нижнем Новгороде (1940–2007), Перми (1939–2006); Балтийского завода (1856–2011); Красноярского «Сибтяжмаша» (1941–2011); Волгоградского «Химпрома» (1931–2010); Иркутского карданных валов (19742004); Ижевского завода «Ижмаш» (1807–2012)…
По данным СМИ, ельцинские реформаторы разрушили по России более 78 тысяч предприятий, которые «новыми русскими» не перепрофилированы, а убиты через разорение. Разрушать — не строить!
В связи с этим в одной из своих записных книжек нашел четкие слова, отвечающие сегодняшним дням:
«Помните: сильная Россия миру не нужна, никто нам не поможет, рассчитывать можно только на свои собственные силы. Я сделал, что мог, надеюсь, вы сделаете больше и лучше, будьте достойны памяти наших великих предков».
Их написал Сталин.
Потрясение, связанное с грабительскими реформами и развалом СССР в 1991 году для людей моего поколения было настолько пагубно-сильным, что жизнь многих из них закончилась досрочно. Прошло уже более 30 лет после начала перестройки, и, как писал Виктор Бараков из Вологды, все эти десятилетия душе неимоверно тяжело, словно сделано что-то очень нехорошее, гадкое, словно я кого-то или что-то предал, либо предали — коварно и цинично — меня и всех…
Недавно в одной из бесед автор спросил у соседа-профессора — специалиста в области экономики, что есть Россия после Горбачева и Ельцина?
— ЗАО — это и есть Россия без истинно народной власти, — ответил он. А потом, немного подумав, продолжил: — Советую вам прочесть статью толкового публициста Александра Русина «Россия без советской власти» в газете «Российский писатель».
— Обязательно найду.
— Так вот надо наконец признаться, что за четверть века существования новой России не получилось сделать из нее ни Германии, ни Франции, ни тем более США, которые пытался догнать и перегнать еще Хрущев; не удалось методом сноса советской власти и внедрения демократии, гласности, свободы слова, рыночной экономики и прочего либерализма. Не становилась в России лучше жизнь при ее строительстве по западным шаблонам, по американскому образцу, по «рыночному» принципу.
— Может, у нас правители не те? — спрашиваю его.
— Они не виноваты, хоть сколько мешайте президентов. Понимаете, сам принцип не работает, сам подход не годится. Что лежит в основе российской рыночной модели?
— Известно, что — частная собственность, конкуренция, право предпринимателя распоряжаться своей собственностью, — отвечаю я.
— А теперь подумайте, выгодно ли такому собственнику вкладывать свои деньги в развитие промышленного производства в России? Наверное, нет. Ему выгодно: вывезти деньги за границу, вложить их в иностранные ценные бумаги — активы, заниматься торговлей, вкладывать деньги в сырьевой сектор. Все эти действия дают быструю отдачу через высокую прибыль. А производство высокотехнологичных товаров в России не может быть прибыльнее, чем за рубежом, потому что рынки сбыта у нас слишком узки. Поэтому любой иностранный инвестор считает, что свои деньги опасно вкладывать в российское товарное производство, а вот в сырье и торговлю готов.
— Получается, деньги пытаются делать из денег?
— К сожалению — да!
— Но инвестор — и наш, и иностранный — не будет же хранить свои деньги под подушкой?
— Нет, конечно, он вложит их в Европе, США или Китае. В России он побоится вкладывать деньги, в том числе по причине массовой и глубокой коррупции. Поэтому при любом самом патриотичном и прекрасном президенте и профессиональном правительстве Россия в условиях либеральной рыночной экономики обречена на экспорт сырья, импорт готовой продукции и торговлю заграничными товарами. Не случайно вокруг больших городов и, в частности, в Подмосковье масса супермаркетов и складских сине-белых ангаров для хранения импортных товаров, завозимых огромными фурами из-за границы.
Российская промышленность в упадке или вялом развитии не потому, что Ельцин или Путин так хотели, а потому что сама экономическая модель, на которую страна перешла после ликвидации СССР, не предполагает развития производства. Не Кремль разрушил промышленность, а тысячи тех самых термитов-собственников, в чьих руках по воле чубайсовской приватизации она оказалась.
Так или иначе, но основная часть сверхбогатых людей связана с «естественными монополиями», основная доля прибыли которых распределяется через выплаты дивидендов своим акционерам. Только среди этих акционеров мы едва ли увидим людей и их потомков, силами которых создавались эти монополии.
А основными акционерами является узкий круг лиц, которым власти 1990-х преступно раздарили богатства страны.
Недавно читаю, что британцы объявили российского миллиардера Романа Абрамовича «захватчиком солнечного света». Он был вынужден приостановить строительство нового стадиона для «Челси» в Лондоне стоимостью один миллиард фунтов из-за иска, который подала в суд проживающая неподалеку семья. Тень от стадиона якобы лишает их законных солнечных лучей. Жильцы протестного дома уже отказались от компенсации в размере 50 тысяч фунтов. Британцы готовы биться с российским бизнесменом — английские законы на их стороне.
Но удивляет не битва за солнечный свет, а борьба за колоссальные деньги, заработанные Абрамовичем в России и переведенные за границу. А ведь эти фунты получились из рублей, в том числе недоплаченных нашим налогоплательщикам!
— Да, это какая-то дикость. Но ведь надежды у россиян были, американцы Ельцина поддерживали. Рисовались заоблачные перспективы здоровой конкуренции заработавшего механизма российской экономики. Пресса и ТВ взахлеб доказывали, что новые предприниматели — хозяева заводов и фабрик будут лучше управлять ими по сравнению с «красными» директорами… А сам Ельцин обещал упасть на рельсы, если хоть на йоту повысятся цены. Обманул, наоборот — случился глубокий экономический кризис 1998 года.
— А по-другому янки вести себя и не могли, понимая, что для России это тупиковый вариант. Что сделали новые владельцы предприятий? Вместо разумного управления производством через их перепрофилирование на основе новых технологий они предпочли развалить большинство этих предприятий, станки и металлоконструкции сдать в утиль, в лучшем случае наладить отверточную сборку примитива, а на бывших заводских площадях построить склады, торговые центры или дорогостоящее жилье. И никакой новый человек во главе России не возродит промышленное производство, пока будет действовать либеральная рыночная модель, — пояснил профессор.
— С другой стороны, вы смотрите, сколько строится жилья в Москве и других городах. Разве не развивается строительная индустрия? — пытался возразить ему я.
— Это правда, однако есть одно «но» — рынок недвижимости практически достиг предела своего развития. Почему упали и продолжают падать цены на квартиры?
— Потому что у населения нет денег, чтобы их приобрести.
— Все правильно. А дальше — то, что бизнесмены начали понимать, что вкладывать деньги в строительство жилого фонда становится невыгодно. И торговля достигла своего потолка при текущих тающих из-за инфляции доходах населения.
— Но есть же те, кто выиграл при нынешней модели экономики. Разве это тайна?
— Есть… Большую часть успехов от внедрения рыночной экономики получили 10 % населения, и почти все они собрались в Москве. И нужно заметить, что никто из республик бывшего Советского Союза, ставших «независимыми» странами, не выстроил счастья для простого люда через рынок. Олигархи — поимели. И получается, что 10 % эксплуатируют 90 % населения. Разве это справедливо? В каждом городе проблема с трудоустройством. По официальным данным Росстата, в России уже более 20 миллионов на грани нищенства, а за этими рамками множатся ряды соседней категории — «бедные». Локомотив стагнации с прицепленными вагонами, полными кризиса, прет в никуда и непременно упрется в тупик.
— Проблема офшоров и вообще отправленных чистых, не говоря уже о припрятанных «грязных», деньгах в иностранных банках сейчас стоит особо остро, о чем недавно заявил президент. Как их заполучить обратно и вложить в Россию?
— Бизнесмены как держали свои капиталы на зарубежных счетах, так и держат. И я думаю, они их не вернут на Родину. Как недавно заявил экономист Михаил Делягин, правительство знает настроения своих «олигофрендов». Несколько миллиардов может вернуться, но сотни ушли, и их вернуть в страну невозможно, хотя министр финансов Антон Силуанов и предложил им суверенные евробонды. Но «зеленые» для них предпочтительней. И этот экономический принцип не изменится ни при Путине, ни при другом президенте, пока действует сама либеральная рыночная модель, при которой богатые все больше богатеют, а бедные беднеют. И если есть хотя бы частица понимания нашей безысходности, разума и совести, то пора уже это признать. Буксует экономическая машина в глубокой колее раскисшего либерального глинозема. Если сядет на брюхо — дефолт при нашем «хорошо работающем правительстве» вполне обеспечен.
А еще не получается построить яркую державу, потому что трамбуем горячий асфальт в обледенелую и заснеженную землю, потому что на тротуарах даже в сильные морозы стоят кислотные лужи, сжигающие обувь и травмирующие трахеи, потому что боимся сказать горькую правду о делах «необъятной Родины моей», потому что люди подвергаются зомболучам и потому что до сих пор в России президенты боятся диспутов со своими соперниками.
Вот поэтому и не можем построить дом, который был бы уютным для всех россиян.
— Да, но есть уверенность наступления перемен через переосмысление того, что наворочено в развитии промышленного производства в России.
— Какая? На чем основана эта уверенность?
— Хотя бы на словах, сказанных В. Путиным перед коллективом избирателей: «Уверен, что все у нас с вами получится!» Для этого нужна мобилизационная роль в первую очередь правительства в направлениях решительного пресечения коррупции, обеспечения конкуренции и внедрения новейших технологий.
— Будем и мы верить, что Россия ждет, чтобы все получилось…
Но это пока слова, а дела — за народом российским, которому живется не так, как он ожидал.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий