Планета Грааль

Глава 7. Финал

Поморщившись, Арисс отпил кофе. Ну и бурду варят в этом портовом кафе! Или так только кажется после вчерашнего. Впрочем, капсулы помогали, и он уже приходил в себя.
Они сидели на "Вавилоне" — гигантском транспортном узле, ждали, пока исправят мелкую поломку на яхте. Ивана и Кей отправились по магазинам, Арисс со Скрилахом оккупировали столик в кафе. В данный момент Скрилах отсутствовал — вышел пообщаться с унитазом (не забыв перед этим объявить о своих намерениях на все кафе). Разговор явно затягивался — на Скрилаха передозировка спиртного действовала специфическим образом. Но Арисс не возражал против того, чтобы посидеть одному.
Известие о том, что результаты финальной игры аннулированы и назначено переигрывание, застало их с Кей в На Пали. Сначала они решили, что это чей-то идиотский розыгрыш, но через день прибыла яхта-экспресс с Горганы, чтобы их забрать. Сия почетная миссия была поручена Иване и Горну, но поскольку Горн был занят в Совете, вместо него Ивану сопровождал Скрилах.
Кей очень расстроилась, ибо из-за этого они не попадали на аудиенцию к Императрице и получение паспорта откладывалось на неопределенный срок. Потом они чуть не разругались. Арисс требовал, чтобы Кей возвращалась на Терру. Она же настаивала, что должна лететь на Горгану вместе с ним, так как команда была обязана явиться в прежнем составе. "Ты что, хочешь снова в эту кровавую бойню?" — спрашивал он. "Нет, — отвечала она, — но если я не явлюсь, вам всем поснижают рейтинги. Я не хочу, чтобы вы пострадали из-за меня". В конце концов Арисс согласился, но на сердце у него было тяжело.
На улаживание всех дел оставалось двое суток, и Кей со свойственной ей энергией развернула деятельность. Она поговорила по душам с губернатором, и тот замолвил слово перед императорским двором. В результате Императрица сделала немыслимую поблажку: аудиенция состоится по Интеркому, после чего паспорт будет доставлен на Горгану.
Вечером накануне отлета Арисс и Кей обвенчались. Венчание происходило в старой церкви внутри Великого Замка. Кей сказала, что это большая честь, ибо в замок, где хранится Кристалл, чужих пускали редко. Присутствующих было немного — только губернатор, сами Арисс и Кей, и приглашенные в качестве свидетелей Ивана со Скрилахом.
Ариссу навсегда врезались в память эти картины — гулкий полумрак огромной церкви, неподвижные лица застывшей в карауле скааржской стражи, звучный голос священнослужителя, Кей в нарядном белом кимоно и их руки, соединившиеся в фонтане странного необжигающего пламени… Вдруг он осознал смысл этой мистерии. Теперь ничто не сможет их разлучить, потому что их соединил Бог, в которого верила Кей и в которого начинал верить он сам…
Скрилах наконец появился — посвежевший и довольный итогами "разговора". Он направился к Ариссу, но на полдороге застрял, чтобы пообщаться с какой-то девушкой. Девушка была, мягко говоря, не в восторге от такого собеседничка. То, что за два месяца отросло у него на голове, Скрилах попытался заплести в скааржские косички и теперь напоминал то ли мину с шипами, то ли начинающего пункера. Пока он заигрывал с бедняжкой, находившейся на грани обморочного состояния, Арисс достал еще капсулу и проглотил. И дернуло же его вчера напиться…
Вчера они, отправив Ивану и Кей спать, устроили вечер встречи старых друзей. Арисс вообще-то не хотел засиживаться, но что-то на него нашло, и он пил не уступая Скрилаху, отметив и свою пока что недействительную на Горгане женитьбу, и получение титула лорда Лавлейс, и начало следующего сезона, и день рождения Джерла Лиандри. Потом Скрилаху приспичило снять девочку на ночь и он ушел искать бордель, забыв, что находится не в Даунтауне, а на борту яхты-экспресс. Борделя Скрилах, естественно, не нашел, зато поднял на ноги всю охрану. Управившись со Скрилахом, крепкие ребята-охраннички пришли и за одиноко допивающим сакэ Ариссом. Арисс начал орать, чтобы они не смели трогать лорда Лавлейс. На шум и крики прибежала Кей, что-то сказала начальнику охраны, и Арисса оставили в покое. Кей отвела его в каюту, молча помогла раздеться и уложила в постель.
Утром, когда он попытался извиниться, она сказала: "Все в порядке. Это турнирный синдром, он пройдет, когда ты начнешь играть". При этом она тихонько вздохнула. "Ну и выбрала ты себе муженька, леди Лавлейс, — невесело размышлял Арисс. — Надо было тебе послушаться отца Патрика. Ведь дело говорил мужик..".
Нервы обхаживаемой Скрилахом девушки не выдержали и она, взяв со стола сумочку, торопливо покинула кафе. Скрилах, вернувшись, плюхнулся в кресло напротив Арисса и разочарованно проговорил:
— Ну вот, и эта убежала. Чего они все такие пугливые?
— Скри, нас с тобой можно испугаться, — отозвался Арисс. — Особенно тебя с твоей прической под статую Свободы.
— Под что? — не понял Скрилах
— Ах да, ты же не знаешь… Это монумент на Терре, очень знаменитый. Пятидесятиметровая тетка с факелом. — Арисс сделал глоток из пластикового стаканчика: — Блин, кофе — и тот хреновый. За уши прибить бармена к стенке.
— А ты-то что киснешь, лорд Лавлейс? — спросил Скрилах. — Отхватил такую жену, да еще и с дворянским титулом. Сам теперь дворянин. Ходишь в друзьях у губернатора На Пали. Чего еще желать?
Арисс опрокинул в себя остатки кофе:
— Я могу собрать все титулы на свете, но что это изменит? Ну, выпишут мне скааржский паспорт, терране дадут красивую бумажку, что я лорд Лавлейс. Но потрохами я как был турнирным бойцом, так и останусь. Паспорт не перепишет мою генетическую программу.
— А что ты переживаешь? — удивился Скрилах. — Это же круто! Ты только послушай, как звучит — Арисс лорд Лавлейс, капитан "Игл Клоу"! В Нейровижн уже прыгают от нетерпения, ожидая твоего прибытия. В новом сезоне тебе точно быть звездой!
— Да на хрена мне это надо. — Арисс смял пластиковый стакан и бросил в урну: — Послушай, Скри. Весь наш Турнир со вспыхивающими и угасающими звездами — мишура. Бессмыслица. Суета сует. Пройдет пара десятков лет, и все забудут о Турнире. Люди найдут себе новую игрушку.
— Что-то ты совсем впал в пессимизм, Страж.
— Я просто понял одну вещь. Что отдал бы все заработанные моей кровью деньги и славу за то, чтобы сделать счастливой одну-единственную душу во Вселенной. Но даже этого, увы, не могу.
— А, вот ты о чем. — Придвинувшись, Скрилах положил руку Ариссу на плечо, проговорил непривычно серьезно: — Она уже счастлива. Счастлива тем, что с тобой. Просто счастье и блаженство — разные вещи. Сечешь, старик?
— Скри, ты — кладезь мудрости. Серьезно. Я рад, что ты перешел к нам. — Арисс хлопнул его по плечу: — Пойдем возьмем еще кофе или чего-нибудь покрепче.
— Только кофе! — заявил Скрилах. — Нечего напиваться, лорд Лавлейс. Уважь свою леди.
Через пару дней они уже гудели в "Фантоме" — "Игл Клоу" в полном составе (включая Скрилаха), "Темная Фаланга" и несколько камрадов из "Нержавеющей стали". Первым делом, конечно же, выпили за женитьбу лорда Лавлейса (инициативу подал опять же Скрилах), потом начали расспрашивать об отпуске. Кей привезла с собой альбом, и бойцы рассматривали мувики с Терры.
— А это кто такая с тобой? — ткнул Скрилах в карточку, где Кей с Люси бежали, взявшись за руки, на фоне синего неба с белыми облаками.
— Это моя сестра, — ответила Кей.
— Славная девчонка. — Скрилах оживился: — Может, познакомишь нас? Я — парень хоть куда, мы с ней друг другу понравимся.
Кей рассмеялась:
— Забавно, что Люси тоже про тебя спрашивала… Но вообще-то у нее есть жених.
— Жениха отвадим, — заявил Скрилах. — Набьем морду, это дело быстрое. Короче, заметано? Знакомишь меня с сестренкой? Заодно породнимся со Стражем. — Он ткнул Арисса в бок: — Будут у нас в команде два лорда Лавлейса. Круто?
— Может, тебе лучше свалить в Лигу Чемпионов, родственничек? — проговорил Арисс. Скрилах потрогал свои куцые косички:
— А брэйды? Я что, зря их отращивал?
— Нет, Страж, Скри останется с нами, — Ронин обнял Скрилаха. — О, шеф пришел. Что-то он сюда зачастил.
— Понятно, что, — зло отозвался Стрелок. Дэд в униформе "Темной Фаланги", кивнув Скааржам, подошел к стойке, потрепал Аиду по щеке, о чем-то с ней заговорил. Взгляд Стрелка стал еще злее. "Спокойно, Хессан", — вполголоса сказал Ронин. Закончив разговор с Аидой, Дэд направился к столику, где сидели Скааржи и горганцы. Лицо Горна посуровело.
— Добрый вечер, — поздоровался Дэд. — Позвольте мне присоединиться к поздравлениям в адрес капитана "Игл Клоу".
— Ты так и не сменил униформу, Дэд? — с холодком спросил Горн. Менеджер невозмутимо ответил:
— Я все еще душой и сердцем с вами. Хотя должен быть с ними, — он кивнул на Скааржей. — Страж, или если хочешь, лорд Лавлейс. Можно тебя на пару минут?
— На пару минут можно. Кей, я сейчас. — Отпустив руку девушки, Арисс прошел вместе с Дэдом к стойке, где Аида протирала бокалы.
— Дорогая, — обратился Дэд к Аиде, — будь добра мне колу, а лорду Лавлейсу — тоник, если он не изменил своим привычкам. И отдохни, посиди с нами.
Поставив на стойку два высоких стакана со спайс-колой и бокал с тоником, Аида вышла из-за стойки и села рядом с Дэдом — тихая, покорная и какая-то погасшая. Ариссу это не понравилось. Неужели уже и свободных отправляют на пси-коррекцию? Или причины ее странного поведения — в другом?..
— Ну что, поздравляю еще раз с продвижениями в личной жизни, — проговорил Дэд. — Я был в курсе твоих дел.
— Ты следил за нами и в отпуске? — возмущенно спросил Арисс.
— Ну, не следил, а так, интересовался, — ответил Дэд. — Тем более, что в вашем случае это не составляло труда. Фамилия твоей, гм… жены слишком известна на Терре. Достаточно было заглянуть в "Лондонскую сплетницу", чтобы узнать о ваших планах. Ты, как я понял, так и не уговорил ее подписать контракт?
Арисс внутренне сжался. Изобразил наглую ухмылку на лице:
— Я даже не поднимал речи об этом. А твой контракт я знаешь, куда употребил?
— Догадываюсь. — Дэд потянул спайс-колу через трубочку: — Забудь про контракт. Я был неправ. Признаюсь честно — мне страшно нравилась твоя Кей, и ради того, чтобы еще раз ее увидеть, я нанес тебе этот визит перед финальной игрой. Мне повезло, что ты не держишь под подушкой риппер.
— Теперь буду, — сказал Арисс. Дэд положил ему руку на плечо:
— Ну все, все, успокойся. Это уже неактуально. Ты добился своего, женился на ней. Да и у меня теперь вон какой бриллиант, — Дэд похлопал Аиду по бедру. — Давай не будем ворошить старые обиды. Давай мириться, Страж.
— Для этого ты вытащил меня из отпуска раньше времени?
— Я же знаю, что тебе самому не терпится в Игру! Хотя решение о переигрывании финала — не мое. "Айрон Скаллс" — кандидаты в Лигу Чемпионов. Естественно, что их логи просматривались вдвойне строже. И естественно, что обнаружилось читерство.
— Это твоя версия. А моя версия — ты хочешь напоследок заработать на Кей.
— Ты совсем свихнулся на почве любовных чувств. — Дэд допил колу: — Ну хорошо, давай так. Тут Скрилах рвется в бой. Пусть он через час-другой заменит твою леди. А про Кей можно будет объявить — подвернула ногу, внезапно забеременела или просто устала. Договорились?
— Договорились. — Арисс хлопнул менеджера по плечу: — Давай шампанского, выпьем на брудершафт!
— Аида, милая, — попросил Дэд. Встав, девушка принесла и поставила перед ними бутылку и два пузатых бокала на высоких ножках. Арисс сам разлил шампанское и поднял бокал:
— Дэд, я тебе не враг. Выпьем за наше примирение! — Сцепив руку с рукой Дэда, Арисс опрокинул в себя шипучее вино. Налил еще и снова залпом выпил. Обнял Дэда и заорал на весь бар: — Дорогой мой, отец родной, благодетель! Я тебя вовек не забуду! Прости меня за все. Давай поцелуемся!
Аида смотрела на него как на чокнутого. "Плохая игра, Дэд, — мысленно усмехнулся Арисс, облобызав слегка обалдевшего менеджера в наодеколоненную щеку. — Впрочем, я тоже скверный актер". Покачиваясь, он вернулся к своим. За соседним столиком проговорили: "Кажется, Страж набрался".
— Я еще не набрался! — весело-пьяным голосом отозвался Арисс. Остановился, опираясь руками о столик: — Друзья, я так рад вас видеть! Поехали ко мне! — махнул он рукой. — Закажем шампанского, чего-нибудь пожрать и будем гулять до утра! Пошли, пошли! — Он начал тормошить Скрилаха: — Скри, не притворяйся, что спишь! Вставай, ящер тебя забери!
У выхода Арисс долго и шумно рассаживал друзей по аэромобилям. Закончив с этим занятием, он ввалился в свое такси и сел рядом с Кей. Аэротакси мягко стартовало. Таксист, чтобы не было скучно, включил легкую музыку. Кей молча смотрела в окно, закусив нижнюю губу. Очень плохой признак… Арисс взял ее за руку:
— Кей, я знаю, что ты сердишься.
— Все нормально, — устало ответила она. — Завтра мы начнем тренировки.
Он сжал ее ладонь:
— Я не пьян! Я только прикидывался окосевшим.
Она повернулась к нему:
— Арисс, зачем? Ты же лорд Лавлейс, не забывай!
— Неужели мое имя важнее, чем я сам? — спросил Арисс. Кей подняла на него глаза:
— Но нельзя же унижаться до такой степени!
В ее голосе были слезы. Арисс молчал. Ну как объяснить этой храброй и чистой девочке, что он испугался, может быть, впервые за всю свою жизнь? Испугался, что их с Кей заманивают в ловушку, из которой нет выхода. Поэтому и решил подыграть Дэду… Он обнял Кей за плечи:
— Прости, что так получилось. Очень уж хотелось покуражиться над Дэдом.
— Арисс, ведь ты говоришь неправду, — грустно отозвалась Кей. ПолуСкаарж вздохнул.
— Ну хорошо, скажу тебе правду. Тебе не место на Горгане. Здесь собрались все отбросы, вся грязь Альянса. А у тебя слишком чистая душа. Тебя здесь будут ненавидеть, унижать, стараться использовать. К тебе всегда будут тянуть лапы мерзавцы — Дэд или кто-нибудь еще.
"А мне не место на Терре, — с тоской подумал он. — Девочка, существует ли мир, который нас соединит? Не знаю… Разве что твой Грааль. Который, скорее всего, только легенда".
— Ладно, давай не будем грустить. — Протянув руку, Арисс сжал плечо водителя: — Парень, выруби свою попсу и поставь что-нибудь из Сайрена.
К половине первого народ начал расходиться. Остались только самые упорные — Берсеркер, Ронин и Скрилах, и то Берсеркер уже задремывал. Кей оживленно беседовала со Скааржами. Видимо, тоже соскучилась по ребятам.
На этой вечеринке Арисс почти не пил — не хотелось огорчать Кей, да и просто не хотелось. Она же, к его облегчению, расслабилась, выпила шампанского и теперь смеялась над рассказом Скрилаха об очередном турнирном приключении. Глаза ее радостно сияли. Улучив момент, Арисс легонько сжал плечо Ронина:
— Риш, выйдем на минутку проветримся.
Выйдя на балкон, они остановились, облокотясь о перила и глядя на мерцание огней Лиандри Сити. Ночной ветерок приятно холодил лицо. Арисс спросил:
— Тебе никогда не было страшно, Риш? Так, чтобы до безумия, до желания выброситься в окно?
— Было, Страж. — Ронин помолчал. — В позапрошлом сезоне я пробовал глубокое пси-сканирование. Я думал, что смогу откопать свои воспоминания о том, что было до тренировочных лагерей. Как это сделал Гладиатор… Он уверял, что вспомнил свою семью и дом, где они жили. И я решил попробовать. Но я не нашел ничего! Совсем ничего, ты понимаешь? И тогда мне стало страшно. Значит, они могут делать с нами все, что угодноВырезать кусочки нашей памяти, удалять частицы души! Они — властелины и боги, а мы — всего лишь рабочий материал в их руках!
Обычно спокойный, Ронин говорил взволнованно, глаза его лихорадочно блестели. Арисс положил руку ему на плечо:
— Успокойся, Риш. Они не боги. Твоя память продолжает жить в тебе. Твое прошлое сделало тебя таким, какой ты есть.
Ронин сделал несколько глубоких вздохов:
— Извини, Страж. Психанул.
— Ничего. — Арисс помолчал. — Риш, мне тоже было страшно. Сегодня в "Фантоме".
— Это когда ты целовался с Дэдом? — спросил Ронин. — А мы думали, как это тебя развезло с полбутылки шипучки.
— Я придуривался, разве ты не понял? — Арисс вздохнул: — Просто мне стало ясно: Дэд не изменил своих намерений в отношении Кей.
— Ты думаешь? — усомнился Ронин. — По-моему, у него сейчас роман с Аидой.
— Это спектакль! — убежденно проговорил Арисс. — Дэд запудривал мне мозги! Гладя Аиду по попке, он впаривал мне, что его интерес к Кей — мимолетное увлечение, и Аида при этом разыгрывала такую покорную рабыню, что смотреть противно! Ты в курсе, что Дэд разрешил Скрилаху заменить Кей в финале? С чего бы он вдруг пошел на такие уступки — сам, без долгих препирательств?
— Возможно, ты и прав насчет Дэда, — подумав, согласился Ронин. — Аида — тоже еще штучка. Наверняка она ведет свою игру. Вроде бы когда-то она пыталась тебя охмурить?
— Пыталась, да не получилось, — с усмешкой ответил Арисс. — Стрелок так и сохнет по ней?
— Я пробовал вправить ему мозги, но не очень-то помогло. Может, тебя как капитана он послушает… — Ронин сделал паузу. — Но что Дэду нужно от Кей? Вы с ней теперь официально состоите в браке, неважно, что он пока не считается действительным. Нейровижн плотно сядет на тебя как на первого Скааржа-гибрида, пользующегося гражданскими правами. Денежки золотыми ручьями потекут на счета Лиандри, и Дэду тоже перепадет хороший куш. Чего еще ему надо?
— Не знаю. Я только чувствую, он что-то задумал. — Арисс помолчал. — Знаешь, Риш, на Терре есть легенда. Я перескажу ее так, как понял сам. Когда-то давно Бог создал людей и ангелов, и подарил им мир, чтобы они могли жить. Долгое время они жили и радовались, и законом их жизни была любовь. И все было хорошо, пока один из могущественнейших ангелов не отступился от Бога, решив, что он круче. Он начал бороться с Богом. Бороться с любовью, ты понимаешь, Риш? Его прозвали Дьяволом. Он многих сделал своими слугами, а тех, кто не хотел ему служить, пытался уничтожить. Только бессмертную душу уничтожить нельзя… — Арисс вздохнул: — Борьба Бога и Дьявола так и продолжается — в нашем мире, в каждой живой душе… В Кей слишком много от Бога. А значит, слуги Дьявола будут ненавидеть ее с особенной силой.
— Страж, я мало что понимаю в старых легендах, — проговорил Ронин. — Но если Дэд на вас наедет, он увидит небо в алмазах, обещаю тебе. У тебя есть мы, есть Горн, который теперь в Совете. Пусть мы безродны и бесправны — мы сами себе семья и будем поддерживать друг друга.
Арисс немного помолчал, глядя вниз, потом повернулся к другу:
— Риш, знаешь, для чего я тебя позвал? Ты станешь следующим капитаном "Игл Клоу". Может быть, очень скоро.
— Не каркай, Страж! Мы с тобой еще сорвем кубок, и не один. Ты рожден, чтобы быть капитаном. — Ронин подтолкнул Арисса в спину: — Пойдем допивать шампанское, пока не выдохлось.
В гостиной они застали прикорнувшего Берсеркера и Скрилаха, беседующего с Кей.
— В общем, попросил меня приятель из "Блад Риверс" потренировать знакомых девчонок, — рассказывал Скрилах. — Ну что ж, говорю, сделаем. Значит, договорились на "Корете". Расклад был такой: я с четырьмя фантомами против троих девчат и двух фантомов. Ну, начали. Они — на красном поле, я на синем. Что я делаю? Оставляю фантомов на защите, а сам бегу к ним на базу. По дороге хватаю флэк-пушку с зарядом — помнишь, там слева от лестницы такой балкон?
— Да, — кивнула Кей, — там флэк и два боекомплекта.
— Короче, беру я это дело и вперед, — продолжал Скрилах. — Выношу из флэка всех, кто встречается на пути, хватаю флаг и чешу на свою базу. Принес я так три флага. Тогда девчонки сменили тактику. Послали обоих фантомов в атаку, а сами сели охранять флаг. Ну, что делает Скрилах теперь? Правильно: берет флэк, заходит на базу, ядро направо, ядро налево, еще парочку наверх, для надежности. Пока девчонки выходят в аватар, я — хвать флаг и бежать. В общем, надрал их всухую: пять-ноль. Девчонки чуть не плачут.
— Что же они не контролировали участок с флэк-пушкой? — спросила Кей. — Это же их территория. И база рядом.
— Вот и я им говорю: "Вы бы не ревели, а ставили бы кого-нибудь возле флэка! А то я вас вашим же оружием и бью".
Ронин подсел к Скрилаху, обнял его за плечи:
— А потом ты сказал плачущим девушкам: "Девчонки, давайте я вас потренирую еще в одном хорошем деле". Подумав, они согласились, и вы провели тренировку в романтической обстановке при свечах. Ведь так все было, старина?
— Ну, в общем, да, — признался Скрилах. — С приятелем, правда, потом были проблемы, но мы за бутылочкой горганского все уладили. Страж, тьфу, то есть, лорд Лавлейс. Можно переночевать у тебя? Понимаешь, у меня живет подружка. Я приду, она начнет требовать внимания. А я сейчас не в кондиции.
— Я надеюсь, она сюда за тобой не явится? — поинтересовался Арисс.
— Не явится! — заверил Скрилах. — Я запер ее в квартире.
— Скри, да ты, оказывается, самый настоящий мачо! — воскликнул Ронин и обратился к Кей: — Вот и знакомь такого с сестрой — будет закрывать ее дома, а сам бродить неизвестно где.
— Неправда, я хороший! — завопил Скрилах.
— Ты не хороший, а хорошенький, — сказал ему Арисс. — Иди спать. Берсеркера тоже надо оставить, он совсем в отключке.
Оставшиеся дни до Игры они тренировались, впрочем, не особо напрягаясь. Арисс чувствовал себя в своей стихии, и даже тревога, связанная с Дэдом, отдалилась и затихла, тем более, что повода для тревоги пока не было. "Игл Клоу" находились в центре внимания. Арисс и Кей то и дело давали интервью, не только для Нейровижн, но и для других масс-медиа. Правда, Арисс не относился серьезно к своей популярности. Скаарж-гибрид, получивший гражданство или обезьяна, вдруг заговорившая стихами — какая им разница?
Зато Скрилах был на коне. Он уже высказался в "Чемпионе", что с нетерпением ждет возможности "встретиться и набить Фароху морду в честном бою". Фарох в своем интервью обозвал его предателем, изменником и словами, которые цензура предпочла вырезать. Скрилах в ответ миролюбиво заявил, что желание порубиться в честной игре не есть предательство. Арисс, пользуясь случаем, уточнил — в честной, намекая на склонность "Черепов" к читерству. К счастью, в "Фантоме" Фарох не появлялся, иначе перепалки в масс-медиа непременно закончились бы еще одной дракой. Арисс, правда, тоже навещал "Фантом" нечасто, предпочитая вместо этого гулять с Кей по вечернему Даунтауну.
Они катались на гондоле, бродили по ярко освещенным террасам или сидели в летающих кафе. Даунтаун вечером преображался, превращаясь в страну цветных фантазий и миражей. Кей восхищенно смотрела по сторонам, на ее лице бродили радужные отсветы. Арисс старался делать все, чтобы она чувствовала себя на Горгане так же хорошо, как на Терре. Он радовался каждой ее улыбке, каждому взгляду ее сияющих глаз. Кажется, только сейчас он начал понимать, что значит — любить…
За день до Игры состоялась долгожданная аудиенция, для чего Кей и Арисс с утра прилетелели в офис Интерстеллар Комьюникейшн. Императрица Риста на огромном холодисплее выглядела молодой, ненамного старше Кей. Глядя в темные глаза Императрицы, Арисс размышлял, что их просьба удовлетворена не из-за него, оболтуса, а из-за того, что ей было жаль усилий Кей, проделавшей воистине титаническую работу. После аудиенции они завалились на радостях в "Фантом", где узнали еще одну новость: начиная с завтрашнего дня, Дэд будет заниматься "Айрон Скаллс". Все складывалось хорошо. Слишком хорошо, с некоторым беспокойством думал Арисс.
Они вылетели в четыре по горганскому. Арисс вел "Бликсем" через Лиандри Сити к порталу на Противостоящие Миры. Настроение у него было боевое. Он даже позволил себе немного полихачить, вызывая нервные гудки и неслышные ругательства пилотов в транспортном потоке.
Кей сидела молчаливая и какая-то напряженная. Арисс потормошил ее за плечо:
— Расслабься. Мы не будем играть в полную силу. Так, попинаем Фароха для виду.
— Я в порядке, — отозвалась Кей. Губы ее тронула улыбка: — Арисс, помнишь, как мы познакомились?
— Не так уж и давно это было, — проговорил Арисс, — а такое ощущение, что прошло полжизни… А хорошо ты тогда приложила Баэтала. Честно говоря, я думал, ты так же впечатаешь в пол и меня, ну, когда я к тебе полез.
— Я хотела сначала, — призналась Кей. — От страха. А потом поняла, что не смогу.
— А я понял, что не смогу тебя вот так взять и изнасиловать… Мы прилетели.
Аэромобиль влетел под гигантский стеклянный купол и опустился на посадочную площадку. Оставив "Бликсем" на стоянке, Арисс и Кей прошли через контрольные ворота и направились в арсенал. Там они, помогая друг другу, облачились в броню и закрепили на головах тонкие нейрообручи. Проверил экипировку девушки, Арисс удовлетворенно хлопнул Кей по спине:
— Порядок. Идем в "приемный покой".
"Приемным покоем" прозывался просторный холл, где располагался вход на телепорт. Там их уже поджидали Берсеркер, Ронин, Стрелок и Скрилах в полной экипировке. Скрилах, как всегда, был бодр и весел, и потирал руки в предвкушении хорошей драки:
— Ух, будет мочилово… Вы там все флаги не берите! Оставьте и мне!
— Что, не терпится набить Фароху морду в честном бою? — поинтересовался Арисс. Скрилах ответил:
— Тебя, Страж, он доставал всего два года. А меня — восемь долгих лет! Имею я право на ревендж?
— Ну, орлы, удачи вам, — сказал подошедший Горн. — Как отыграетесь, жду в гости. Ивана обещает устроить роскошный ужин. Заодно познакомитесь с парнем, которого я вам присмотрел в качестве менеджера. А Дэд пусть занимается "Черепами" — работка в самый раз для него.
Игра шла как обычно. Разве что Фарох был злее, чем всегда, раздосадованный тем, что с блестящим прорывом в Лигу Чемпионов вышел облом. Только теперь Арисс понял, как рад своему возвращению. Он истосковался по Игре, словно гончий пес по охоте. Он играл агрессивно и энергично, успевая и проредить волну атакующих в центре, и поддержать Кей на базе, и сбегать наверх за броней. Счет был пока ноль-ноль.
— Ну что, Страж, не пора ли нам принести пару-тройку флагов? — предложил Ронин, вбегая на базу пополнить боезапас. Арисс прикинул ситуацию:
— Пожалуй, можно. "Черепа" как раз толпой идут сюда. Свяжите их боем, а я навещу старину Баэтала. Кей, а ты встань возле телепорта и в случае чего дуй к Стрелку. Поняла?
— Поняла, — кивнула девушка. Арисс потрепал ее по щеке:
— Будь осторожна. Под пушки не лезь. Ну, я пошел.
Забросив транслокатор на мостик, Арисс подхватил квад, соскочил вниз. Вышел через телепорт на крышу и отправил импакт-хаммером свой маячок к Красной башне. Телепортировавшись, он первым делом провел хорошую артподготовку, и судя по прозвучавшему над ареной "Double kill", не зря. Схватив Красный Флаг, он побежал назад.
"Игрок Кей убита игроком Фарохом" — сообщил равнодушный голос нейрокомпьютера. "Яйца откручу гаду" — подумал Арисс на бегу. За спиной бросали транслокаторы Баэтал и Чума, только что вышедшие в аватар, но на выручку Ариссу уже шел Берсеркер. С башни Стрелок поддерживал своих снайперским огнем.
Достигнув базы, Арисс вбежал внутрь и коснулся древком цоколя с Синим Флагом. Счет стал один-ноль в пользу "Игл Клоу".
— Кей, ты где? — спросил он в микрофон. На базе девушки не было.
— Она должна быть на мостике, — ответил Хессан. — А что, ее там нет?
— Нет. — Арисс уже телепортировался на мостик над входом, где обычно лежал квад. — Кей, девочка! Ты меня слышишь? Ответь!
Кей по-прежнему молчала. Арисс похолодел:
— Хессан, где ее убили?
— На крыше, когда ходила за броником. Ее подкараулил Фарох. Ящер знает, как он там оказался.
— Подожди. — Арисс выскочил через телепорт на крышу Синей башни. В лицо ударил холодный ветер. Кей не было и здесь. Фароха тоже уже сделал кто-то из ребят. Не осталось ни обрывка одежды, ни капельки крови — репликатор тщательно зачистил все следы недавней битвы.
— Кей! — заорал он как безумный. Ответом ему было только тонкое завывание ветра. Арисс опустился на колени, коснувшись ладонью холодного камня.
На его плечо легла рука Ронина. Неслышно подошедшие Берсеркер и Стрелок молча опустили головы.
— Не может быть, — беспомощно проговорил Арисс. — Не может быть! — Вскинув голову к черному небу с равнодушно смотревшими звездами, он прокричал: — Она не должна была погибнуть! Дэд, это ты убил ее! Слышишь? Это ты убил ее!..
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий