Планета Грааль

Глава 6. Грааль

По терранской традиции, помолвка объявлялась на званом ужине в кругу близких родственников и друзей. Мероприятие, по словам Кей, обещало быть скромным — приглашено всего лишь по нескольку родственников со стороны матери и отца, Вячеслав Дмитриевич и Ним, которая по такому случаю расплела брэйды и теперь красовалась с распущенными волосами, охваченными серебряным обручем, напоминая эльфийскую королеву из книжки "Властелин колец". Но Арисс знал — Кей будет выглядеть не менее эффектно.
В костюме из темно-синего бархата, сшитом на манер униформы клана, он дожидался Кей у дверей ее комнаты. Долго ждать не пришлось — Кей всегда собиралась по-военному быстро. Послышалось щелканье каблуков, и дверь приоткрылась:
— Заходи.
Арисс чуть не присвистнул от восхищения. Кей была в длинном платье цвета морской волны, облегавшем талию и мягкими складками ниспадавшем к ногам. Асимметричный вырез открывал ее левое плечо. Матовый и шелковистый оттенки переходили друг в друга волнообразной линией в этом простом и элегантном наряде, не кричащем, но подчеркивающем естественную красоту ее фигуры.
На шее Кей поблескивало платиновое колье. На безымянном пальце ее левой руки было кольцо с бриллиантом. Такое же кольцо носил Арисс, отдавая дань еще одной местной традиции.
— Ну как? — спросила Кей.
— Ты великолепна, — ответил Арисс, подавая ей руку. — Я серьезно.
Кей улыбнулась (о, какой лучезарной улыбкой!), бросила на себя довольный взгляд в зеркало, потом оглядела Арисса:
— А тебе надо вплести голубую ленту.
— Это еще зачем? — удивился он.
— Есть такой скааржский обычай, я читала… Подожди, я сейчас.
Шурша платьем, девушка исчезла за ширмой. Арисс посмотрел на себя в зеркало. Ничего не скажешь, красавец. Бедные родственники Кей… Он глянул на свою левую руку и вдруг понял, что все серьезно. Он, Скаарж-гибрид без роду-имени, теперь официальный жених леди Кэролайн Лавлейс. Он станет ее мужем, получит титул лорда Лавлейс и будет жить в этом старинном замке, навсегда распрощавшись с Лиандри и Турниром. Как-то до сих пор это не укладывалось у него в голове. Слишком уж хорошо. Так бывает только в сказках, которые Кей читает ему на ночь… В глубине его души шевельнулось беспокойство.
Кей появилась через минуту — сияющая, как звезда:
— Наклонись. — Он нагнулся, и она быстрыми движениями вплела в одну из его косичек тонкую голубую тесьму. Удовлетворенно осмотрела свою работу: — Вот теперь порядок. Пойдем.
Арисс легонько придержал ее за плечи:
— Послушай, Кей. А не зря ли мы все это затеяли?
Улыбка сошла с лица девушки:
— Почему ты думаешь, что зря?
— Ты посмотри на себя и на меня, — Арисс кивнул на зеркало. — Как я, урод, могу даже стоять рядом с тобой? Тем более — просить твоей руки?
Кей вздохнула.
— Арисс, ты хоть немножко веришь в Бога?
— Немножко верю, — честно ответил он. Девушка тихо проговорила:
— Такова Его воля, чтобы мы были вместе.
— А вдруг Бог ошибся?
— Бог не ошибается, Арисс.
— А откуда ты вообще знаешь, что это Его воля? — не унимался полуСкаарж. Кей, помолчав, ответила:
— Понимаешь, Бог — это не менеджер, который дает указания. Это… я даже не знаю, как объяснить. Ну, например, если двое любят друг друга, то воля Бога — их желание быть вместе.
— Короче, понятно — хреновый я богослов, только тебя зря расстраиваю. — Арисс взял Кей за руку: — Пойдем, что ли, пугать твоих родственников.
Арисс и Кей не хотели разглашать помолвку, но слухи все-таки поползли. Начали приходить открытки, большинство из которых Кей сразу же отправляла в мусорную корзину вместе с неизменным письмом в белом конверте. Арисс не спрашивал об авторстве этого письма, но про себя с досадой отмечал, что и здесь, на Терре, кто-то домогается Кей, и у него чесались кулаки.
Как обычно, Арисс пришел с утренней разминки, привел себя в порядок и отправился в библиотеку. Здесь, в родовой усадьбе Лавлейс, не будучи обремененным постоянными тренировками, он много читал. Старый замок почему-то располагал к чтению, ставшему вторым любимым занятием Арисса после времяпровождения с Кей. Она смеялась, что в прошлой жизни он был монахом-книжником. Он уточнял — боевым монахом, носившим на поясе меч.
С мечом, кстати, он познакомился в первые же дни пребывания в усадьбе. Оставшись как-то один в гостиной, он снял со стены это странное оружие, похожее на большой обоюдоострый нож. Меч показался ему легким, в самый раз по руке. Арисс сделал несколько взмахов, пытаясь понять, как работают таким оружием. За этим занятием его и застал неслышно появившийся Асихиро-сан.
Сдержанно улыбнувшись, японец сделал Ариссу знак следовать за ним. Арисс и после приходил в додзе тренироваться с мечом. Зачем он занимался с этим несовременным и непрактичным оружием, он не знал, но ему нравился холодный блеск клинка, танцующего в его руке. И еще — меч напоминал оружие Хранителей Чаши…
Арисс размышлял о том, чем займется, развязавшись с Турниром. В принципе он мог и не задумываться о будущей работе — многие молодые люди из аристократических семей вообще не работали. Но Арисс не хотел бездельничать, как местная "золотая молодежь". Он начал изучать теорию пилотирования малых пассажирских кораблей, рассчитывая, что в будущем мог бы пригодиться Кей как пилот и охранник. Теория не представлялась сложной, и позанимавшись час-два математическими расчетами, Арисс снова переключался на историческую и художественную литературу.
Сейчас на столе у него лежали посоветованный Кей "Спартак" и случайно взятое с полки "Жизнеописание Жанны д'Арк", принадлежащее перу какого-то католического писателя. "Спартака" Арисс прочел и ему понравилось. А "Жизнеописание" он взялся читать главным образом из-за того, что девушка на обложке была похожа на Кей.
Читая биографию древней терранской героини, Арисс размышлял о том, что сходство не ограничивалось картинкой на обложке. Обе девушки были сильными и чистыми душами. Обе пострадали от предательства. Конец Жанны — обвинение в колдовстве и смерть на костре — почему-то встревожил его. Словно бы этот приговор висел и над Кей… Он постарался прогнать тревогу, отложил "Жизнеописание" и покинул библиотеку.
Дверь в кабинет Кей была приоткрыта. Арисс постучался. Ему не ответили, и он заглянул. В кабинете никого не было. Острый слух полуСкааржа уловил звуки двух голосов, беседовавших в гостиной. Один из них принадлежал Кей, и в нем звучали нотки неприкрытой досады. Незнакомый мужской голос что-то с жаром доказывал ей.
Арисс вышел, неслышно прикрыв дверь. Остановившись у лестницы, спускавшейся в гостиную, он увидел внизу Кей в элегантном деловом костюме. Девушка стояла у стола, облокотившись на спинку стула. Перед ней нервно расхаживал какой-то темноволосый молодой человек в щегольском черном пиджаке с атласными лацканами и белой сорочке.
— Я не хотел разрывать наши отношения, поверь мне! — говорил он. — Это была просьба отца. Он умирал у меня на руках. Уходя в мир лучший, чем этот, он слабеющим голосом попросил отложить помолвку. Кэрол, пожалуйста, пойми — я не посмел отказать больному, умирающему человеку!
— Я понимаю, Брайан, — сухо ответила Кей. — Но между нами все кончено.
— Кэрол, послушай! — горячо заговорил Брайан. — Я знаю, что я предатель и недостоин тебя. Ты вправе выбирать кого угодно. Но только не Скааржа-гибрида! Он не человек и никогда не станет полноценным человеком!
— Арисс порядочнее многих так называемых полноценных людей! — повысила голос Кей. Брайан не успокаивался:
— И все же я хочу предостеречь тебя. Их создавали как турнирных бойцов. Один Бог знает, что у них намешано в генах! Сегодня он с тобой ласков и нежен, а завтра может задушить в постели!
— Извините, что прерываю беседу, — вмешался Арисс. Брайан и Кей подняли головы. ПолуСкаарж неторопливо спустился по лестнице. Усмешка его не предвещала ничего хорошего: — Тут высказывалось некое предположение о моих генах. А мне хотелось бы знать, что в генах у представителей человеческой расы, убивавших себе подобных на протяжении всей своей истории и в конце концов создавших Турнир, превратив убийство в забаву? Может, Вы мне расскажете, юноша?
Брайан съежился под недобрым взглядом полуСкааржа. Арисс, усмехнувшись, подошел и снял со стены два меча. Кей испуганно спросила:
— Арисс, что ты собираешься делать?
— Я собираюсь объяснить молодому наглецу, что за свои слова надо отвечать. — Арисс подал меч Брайану: — Защищайтесь, юноша, как сумеете.
Брайан, бледный как мел, поднял меч нетвердой рукой. Проговорил дрожащим голосом:
— Кэрол, я люблю тебя! Даже если этот хвостатый урод меня убьет, моя любовь останется с тобой!
Кей ничего не ответила. Лицо ее оставалось непроницаемым. Брайан, судорожно сглотнув, собрал волю в кулак и с криком бросился на Арисса. В дверях появилась Амелия, всплеснула руками и исчезла. Арисс, усмехнувшись, отбил несколько неумелых выпадов своего противника и синей стрелой метнулся вперед. Клинки с силой ударились, и Брайан выронил меч. Арисс приставил клинок к его горлу:
— Ну что, хочешь узнать, какова на вкус смерть?
— Арисс, не надо! — умоляюще воскликнула Кей. ПолуСкаарж обернулся со страшным, перекошенным лицом:
— Не бойся, не буду я нарушать ваши гуманные законы. — Убрав клинок от горла Брайана, Арисс рванул его за ворот и шлепнул мечом плашмя пониже спины, после чего подтолкнул в сторону двери: — Насколько я понимаю, леди Кэролайн Вас не приглашала. Так что извольте покинуть этот дом.
— Брайан, уходи, — каким-то погасшим голосом попросила Кей. — И забудь пожалуйста дорогу сюда.
— Я все равно не перестану любить тебя, Кэрол, — тихо проговорил Брайан и поплелся прочь. В дверях он столкнулся с Амелией и Асихиро-саном.
— Ой, слава Богу, что Вы в порядке! — воскликнула Амелия и поспешила увести гостя: — Пойдемте, пойдемте! Не надо ссориться с молодым лордом!
Японец на мгновение задержал на Ариссе взгляд маленьких темных глаз, молча кивнул полуСкааржу и удалился. Подняв оброненный меч, Арисс вернул клинки на место. Кей стояла, опустив голову. Непонятно, о чем она думала. Может, сожалела о прерванном разговоре?..
— Извини, что так получилось, — проговорила наконец она.
— Не нужно извиняться. — Арисс прошел вдоль камина. В нем кипели обида и боль: — Вы — люди, вы такие любящие и жертвенные. А я — не человек. Я — биоробот, монстр, Франкенштейн!
— Арисс, я же знаю, что это не так! — проговорила девушка. Арисс резко обернулся:
— Скажи это своему другу Брайану!
— Он мне не друг! — вскричала Кей. — Он предал меня!
— А хвостатый урод, который может задушить тебя в постели, что, лучше? — прокричал Арисс, чувствуя, что теряет контроль над собой. Отвернулся, сжав кулаки и часто дыша. Кей подошла, взяла его за руки:
— Арисс, что с тобой?
— Ничего. — Он отстранил девушку: — Вы все меня жалеетеА я не хочу этого! Понимаешь? Мне не нужна жалость, даже если это жалость вашего Бога!
Кей ничего не сказала. Развернулась и начала подниматься по лестнице, стуча каблуками. Арисс подошел к стене, ударил кулаком о твердый камень. Он кабан. Какой он кабан. Он обидел ее — на этот раз серьезно, по-настоящему. Наверное, он действительно монстр, не умеющий любить. Но он не может не любить ее! И он не хотел причинять ей боли. Бог видит, не хотел…
Взбежав по лестнице, Арисс зашел в кабинет Кей. Девушка стояла у окна, спиной к нему. Он подошел, тихо проговорил:
— Кей, прости.
Она не обернулась. Подойдя, Арисс легонько развернул ее к себе. И увидел, что Кей плачет. В первый раз за все время их знакомства. Фрагорезка мучительно и больно впилась ему в грудь.
— Кей, девочка, прости меня, психа, — снова проговорил он. — Или прогони, если хочешь.
Она плакала, а он пытался объяснить, как он ее любит. Получалось неуклюже и коряво, ведь он никогда этого не делал. Но Кей постепенно успокаивалась. Только лицо ее все еще оставалось грустным. Тогда он поднял ее на руки и начал нести всякую чушь, чтобы ее развеселить, и вот уже глаза девушки снова радостно засияли. Она улыбнулась, обняв его за шею, и Арисс услышал ее смех.
— Больше не обижаешься на меня? — спросил он. Кей отрицательно покачала головой. Арисс пообещал:
— А я больше не буду наезжать на твоего Бога. Слово бойца Турнира.
— Я тебе верю и так, — проговорила Кей. Помолчав, спросила: — Где ты научился работать мечом?
— Здесь, у вас. Просмотрел несколько фильмов и взял пару уроков у Асихиро-сана.
— Так быстро? — удивилась она. Арисс ответил:
— Я умею вживаться в любое оружие. А меч мне понравился. Жаль, что на Турнире нет поединков на мечах.
Зелено-серые глаза девушки посмотрели на него серьезно и печально:
— Ты хочешь вернуться на Горгану?
Арисс посадил ее на стол, сжал в своих руках ее ладони:
— Кей, я хочу быть с тобой. Где угодно — здесь, на Горгане или у черта на рогах. Только понимаешь, какая фигня. Каждый раз ухожу в отпуск, проклиная последними словами Турнир и Лиандри. А через месяц снова начинает тянуть на арену.
— И сейчас тянет? — спросила она.
— Ну в общем, да, — признался Арисс. — Поэтому я и психанул, наверное.
Кей покачала головой.
— Я должна была об этом подумать… — Она подняла на него глаза: — Арисс, не беспокойся. Это нормальное явление.
— Нормальное? — спросил он. Кей пояснила:
— Тебе нужны стрессовые нагрузки. Не переживай, ты не один такой. На Терре немало людей, у которых стремление к риску заложено в генах. — Она чуть улыбнулась: — Про нас, Лавлейсов, тоже говорят, что мы с авантюрной жилкой.
— Это точно. Твоя турнирная карьера — авантюра чистой воды… Только что делать таким, как вы, на вашей безопасной Терре?
— У нас полно работы, связанной с риском — и на земле, и в Космосе. Получив гражданство, ты сможешь устроиться, например, спасателем.
— От такого спасателя спасаемые будут разбегаться во все стороны, — с усмешкой проговорил Арисс. Кей посмотрела на него снизу вверх:
— Ну, не хочешь спасателем — выберешь что-нибудь другое. И давай договоримся раз и навсегда. Что мы больше не будем обсуждать твою внешность.
Арисс уцепился пальцами за край выемки, подтянулся, осторожно переставляя ногу на узкий каменный уступ. Посмотрел вверх, прикидывая дальнейший маршрут. Добраться бы до дерева, вросшего в скалу, и там отдохнуть… Скала Парагельмен не считалась сложной, но Ариссу как новичку и этого хватало, тем более что шел он без страховки. На случай срыва у него был транслокатор, телепортирующий к началу маршрута. Нажать кнопку — дело нехитрое, главное — сделать это вовремя…
Передышка у дерева дала отдых израненным в кровь рукам. Собравшись с силами, Арисс снова пополз наверх. Он уже был почти у цели. Распластавшись по серой каменной плоти, вжимаясь в скалу как в женщину, которой собирался овладеть, он медленно продвигался к вершине. Пальцы то и дело соскальзывали с неудобных зацеп, ноги не всегда находили опору. Ну вот и конец пути. Уцепившись за край, Арисс перекинул ногу и забросил тело на плоское плато. Поднялся, покачиваясь от усталости и пережитого напряжения.
Этот подъем он совершил без единого срыва.
Крымские скалы оказались находкой для полуСкааржа, изголодавшегося по острым ощущениям и буйству адреналина в крови. Кей когда-то сама занималась скалолазанием и у нее оказался старый знакомый в Алуште, профессиональный тренер. У этого знакомого Арисс взял несколько уроков, после чего начал ходить на скалы сам. Как Кей ни ругалась, классическую технику восхождения со страховкой он отбросил и поднимался без снаряжения, имея при себе лишь транслокатор.
Теперь он стоял, созерцая просторный вид, открывшийся ему с вершины Парагельмена. Внизу простирался зеленый лесной массив, а дальше голубая дымка неба сливалась с морем. Море было второй страстью Арисса после скал. Он помнил, как впервые ступил на песчаный берег и теплая волна лизнула босые ноги, как сделав несколько шагов, он оказался в сильных и мягких ладонях стихии, и в нем снова проснулась страстная, неодолимая тоска по чему-то за пределами памяти. Словно безумный любовник, он бросился в объятия упругих волн, и вот море подняло и подхватило его, но память не подвела — он плыл, не боясь захлебнуться и утонуть. Кажется, он заплыл слишком далеко, и Кей, напуганная и сердитая, догнала его на ялике…
Он еще раз окинул взглядом окрестности, и вдруг ему стали ясными слова леди Маргариты, сказанные в беседе за терранской священной книгой. Бог действительно любит его, Арисса! Бог дал ему семью на Терре — леди Маргариту, Асихиро-сана, Амелию, а главное — храбрую и нежную девочку по имени Кей. Бог любит его и радуется его счастью. Бог любит всех, внезапно понял Арисс, — и его, и Кей, и оставшихся на Горгане Кора, Хессана и Риша… Это было так неожиданно и чудесно, что у него перехватило в горле. Горячая волна немой благодарности захлестнула душу, и он опустился на колени. Ему казалось, сердце вот-вот разорвется от непереносимого блаженства…
Запищал мобильник. Арисс снял его с пояса, нажал кнопку "Ответ":
— Иду, девочка. Ты на маяке?
— Да, с дядей Витей пьем чай. Как "пельмень"?
— Покорился, куда он денется. — "Пельмень" было прозвище Парагельмена на жаргоне скалолазов. — Кей, послушай, я только что понял такую вещь. Бог действительно любит нас! Каждого! Ты представляешь, какова силища этой любви!
Он словно почувствовал улыбку Кей за пару десятков километров отсюда:
— Арисс, это чудесно, что ты понял! Возвращайся скорее, у меня для тебя есть хорошие новости.
По тропе, сбегавшей вниз среди кипарисов и приземистых сосен, Арисс спустился к старой грунтовой дороге. Поднял брошенный в траве спидер, оседлал его и помчался в сторону моря.
Через десять минут он достиг старого маяка. Навстречу выскочил лохматый пес, громко залаял. "Валет, свои!" — прикрикнул на него старческий голос. Лохматый Валет ткнулся Ариссу холодным носом в руку, лизнув ладонь плоским розовым языком. Из пристройки возле маячной башни вышел пожилой человек в клетчатой рубашке, с белыми как снег волосами. Арисс невольно задержал на нем взгляд — он никогда не видел своими глазами, что такое старость. Виктору Петровичу, смотрителю маяка, было за девяносто. Срок, казавшийся Ариссу фантастическим.
— Где Кей? — спросил Арисс. Старик улыбнулся:
— Здесь, здесь она. Высматривала Вас с башни. Вы заходите, чайку попьем.
Арисс зашел в тесную комнатку с книжными полками, какой-то древней аппаратурой и окном на море. Следом за ним в каморку смотрителя влетела Кей, в белой майке-топ и голубых джинсовых шортах с лохматыми краями.
— Арисс, ты представляешь? — воскликнула она, повиснув у него на шее. — Императрица Риста назначила нам аудиенцию! Восьмого августа по-нашему!
— Круто, — проговорил Арисс, опуская ее на землю. — Поздновато, правда. Под самый конец отпуска.
— Не волнуйся, мы все успеем! Господин ска-Хара говорит, аудиенция — чистая формальность, только для того, чтобы получить документы. На Ар-Кронне ты бы уже считался гражданином.
— Значит, вас уже можно поздравить? — спросил Виктор Петрович, бывший тоже в курсе дел.
— Рановато пока, — отозвался Арисс. — Мы еще не в Ар-Кронне.
Посидев немного с Ариссом и Кей, Виктор Петрович ушел на маяк. Сидя на деревянном табурете у окна, Арисс отхлебывал крепко заваренный хозяином индийский чай. Кей тем временем рассказывала последние новости:
— Утром я разговаривала с Иваной по Интеркому. Она сказала, что Горна рекомендовали в Совет!
— Это хорошо, — одобрительно проговорил полуСкаарж. — А то засилье коммерческих придурков в Совете, откровенно говоря, достало. Так он в следующем сезоне уже не будет играть?
— Да, и Ивана тоже.
— Жаль, без них будет скучновато… Впрочем, я тоже вроде как ухожу. Интересно, догадывается ли Дэд об этом?
— Не напоминай мне пожалуйста про Дэда, — поморщилась Кей. — Это… очень нехороший человек. Я молю Бога о том, чтобы вашей команде сменили менеджера.
— А что в нем особенного? — пожал плечами Арисс. — Самая обычная сволочь. Весь менеджмент такой.
— Просто Ивана кое-что порассказала, — проговорила Кей. — Она еще застала его в "Темной Фаланге". Он занимался оккультными практиками, ты это знаешь?
— Каждый сходит с ума по-своему, — отозвался полуСкаарж. Кей не успокаивалась:
— Арисс, у меня такое чувство, что Дэд знает про твой сон!
— Да он знает каждый мой глюк, каждую эротическую фантазиюПси-сканер у нас без работы не простаивал. — Арисс взял девушку за руки: — Послушай, Кей. Забудь про Дэда. Забудь про Лиандри. Эта, как говорит Ним, квэнта для тебя уже в прошлом, для меня — почти.
"А так ли? — с тревогой подумал Арисс. — Даже если я найду дело, способное заменить Турнир… Кей ведь не знает, что Скааржей-гибридов не создавали для спокойной старости. Ладно, там видно будет…" Он легонько подтолкнул Кей в плечо:
— Идем купаться. А то тут жарища, как на Деке в разгар дефматча.
Отложив "Франкенштейна", Арисс встал, потянулся. За окном шумел дождь. Арисс уже не пугался стука капель по стеклу, не вскакивал, ища свой риппер. Он привык к звукам и шорохам старой усадьбы, и его уже не удивляло, что все на Терре — движущееся, живое… А дождь, похоже, шел весь день. Странно было возвращаться из солнечного Крыма в эту сырость. Впрочем, синоптики обещали, что к концу недели дожди прекратятся.
За спиной послышались шаги Амелии. Арисс обернулся.
— Лорд Арисс, — проговорила служанка, — леди Маргарита спрашивает, не желаете ли Вы продолжить беседы о Библии.
— Не сегодня, — отозвался Арисс и тут же вспомнил, что он в аристократическом доме: — Амелия, будьте добры, передайте пожалуйста леди Маргарите мои извинения. Я хочу побыть один.
— Как пожелаете, лорд Арисс.
Служанка удалилась. Пройдя вдоль книжных стеллажей, Арисс остановился у окна, оперевшись рукой о раму и глядя, как капли дождя бьют по влажно поблескивающим листьям в саду. Кей с утра умчалась в Лондон по делам Планетографического общества и будет только поздно вечером. А послезавтра они улетают в На Пали. Там они погостят неделю у губернатора, после чего отбудут в Ар-Кронну.
Это был еще один маневр, посоветованный юристом в Санкт-Петербурге. Строго говоря, у Арисса разрешения на выезд с Терры не было. Но принадлежавшая Альянсу территория в На Пали считалась частью Терры, и ничто не препятствовало Ариссу с его временным ай-ди сесть на лайнер и лететь туда. В На Пали губернатор оформлял ему пропуск на скааржскую территорию, для чего разрешение на выезд опять же не требовалось по той простой причине, что Скааржи не очень-то к себе пускали, да и к ним не то, чтобы рвались. А впрочем, что толку размышлять, пройдет этот финт ушами или нет. Ведь он все равно летит не в На Пали, а на Горгану. Только как сказать об этом Кей…
Он давно сомневался, стоит ли ему уходить из Игры. Прежде всего, не хотелось бросать команду. Конечно, ребята выгребутся и без него, но он привык отвечать за своих, делить с ними тревоги и радости турнирного пути. Помимо того, что он был прирожденным бойцом, он был еще и прирожденным капитаном. А здесь он никогда не будет лидером, таким, как на арене. Все время пребывания на Терре у Арисса было ощущение, что он учится элементарным вещам — ходить, дышать, есть. Он беспомощен, как слепой новорожденный щенок. Он не сможет так жить и уважать себя. Об этом он тоже должен поговорить с Кей.
Арисс долго не решался на этот разговор и не знал, решится ли вообще, но его подтолкнула случайно услышанная беседа леди Маргариты со священником пару дней назад. Не зная, что у него обостренный слух, они беседовали в гостиной в то время как Арисс работал в библиотеке. Он как раз перечитывал "Франкенштейна" — историю, наводившую на некие размышления, в частности и о собственной судьбе. Отложив книгу, он прислушался.
"Отец Патрик, — говорила леди Маргарита, — мне очень трудно поднимать эту тему, но я считаю нужным посоветоваться с Вами".
"Вы о женихе Вашей дочери, леди Маргарита?"
"Да. Я очень благодарна Ариссу за помощь и ценю его чувства к Кэрол. Он действительно ее любит и относится к ней по-рыцарски, что нечастое явление в наше время. Я сама испытываю к нему глубокую симпатию. Это страстная, искренняя душа, ищущая Бога. Но я боюсь за будущее Арисса и Кэрол. Несмотря на связывающее их чувство, они очень разные".
"Я разделяю Вашу тревогу, леди Маргарита. Арисс воспитан как турнирный боец. Жизнь в родовом замке может показаться ему скучной и однообразной. Интегрироваться в наше общество ему будет тяжело, да и мне кажется, он к этому не очень стремится. У нас ценятся другие качества, чем в среде бойцов Турнира. Ариссу будет плохо на Терре, и это непременно скажется на его отношениях с Кэрол".
"Может, мне поговорить с ними обоими, отец Патрик?"
"Будьте терпеливы, леди Маргарита. Все в Божьих руках. Я вижу, что Арисс сам размышляет о будущем и собирается принять важное решение. Ума и рассудительности ему не занимать, так что будем молиться, чтобы он сделал правильный выбор…"
Он сделал правильный выбор. Он уже заказал билет на Горгану. Только ни леди Маргарита, ни Кей об этом пока не знают…
Покинув библиотеку, Арисс прошел в кабинет Кей. Взял со стола рамку с мувиком. Этот мувик он сделал сам. Кей стояла вполоборота в элегантном вечернем платье. Арисс дотронулся до карточки, и изображение ожило. Кей повернулась, сделала шаг навстречу, и улыбнулась мягко и чуть озорно. Она была так похожа здесь на Хранительницу Кей из его сна… Арисс поставил карточку на место. Он не представлял, как будет без нее, без ее лучистых зелено-серых глаз, без ее мягких губ и теплых ладоней. Но он не сможет считать себя рыцарем, мужчиной, если позволит своему эгоизму взять верх.
Подойдя к мусорной корзине, Арисс достал письмо в белом конверте, расправил, положил на письменный стол рядом с ноутбуком, за которым обычно работала Кей. "Девочка, ты должна понять. Ты всегда понимала меня. Пойми пожалуйста и теперь. Я не принесу тебе счастья. А с ним, может быть, ты будешь счастлива…"
Остаток вечера Арисс провел в библиотеке. Дочитав "Франкенштейна", он вернул книгу на место и отыскал видеозапись "Мерлина". Это была неплохая экранизация легенд о рыцарях Круглого Стола, не омраченная представлениями о терранском средневековье, но сохранившая дух волшебной сказки. Вставив диск в плеер, он сел на диван перед экраном.
В который раз перед ним проходили картины из терранского прошлого — цветные флаги, герольды в ярких нарядах, рыцари, закованные с ног до головы в металл, восседающие на лошадях, с длинными копьями наперевес. Кажется, он начал задремывать. Сэр Борс мчался навстречу противнику, сжимая в руках фрагорезку. Зеленый луч ударил в верхушку шлема, и воин в черных доспехах свалился с коня… Доблестный рыцарь Ланселот преклонил колено перед королевой Гвиневерой, и она повязала ему на древко Синего флага свой шелковый шарф… "Точно, крыша едет, — подумал Арисс, стряхивая с себя дремоту. — Ящер… Который час?"
На экране войско мятежника Мордреда дралось с рыцарями короля Артура. Значит, прошло не меньше часа. Меч Экскалибур в руках мага Мерлина пел странную звенящую песнь… Сквозь звуки экранной битвы послышалось цоканье каблуков, и появилась Кей в деловом костюме. На волосах ее поблескивали капельки дождя.
Арисс выключил запись. Встал, привлек девушку к себе:
— Добрый вечер, моя леди.
— Уже не вечер, а глубокая ночь, — с улыбкой проговорила она. — Ты так и не ложился?
— Я дожидался, пока ты придешь. Мне без тебя было скучно.
— Мне тоже… Арисс, я выкупила билеты. Послезавтра мы вылетаем. — Она кивнула на экран: — Ты смотрел "Мерлина"?
— Да. В пятый или шестой раз.
— Чудесная экранизация, я сама ее очень люблю… — Кей помолчала. — Арисс, послушай. Это ты положил мне на стол письмо Брайана?
— Я. — Арисс посадил девушку на диван рядом с собой. Легонько сжал ее ладони: — Кей, я знаю, что тебе будет больно это услышать, но я должен сказать. Я не лечу в На Пали.
Глаза девушки расширились:
— Почему, Арисс? Мы же договорились!
Арисс встал, прошелся вдоль стеллажей с книгами:
— Кей, я турнирный боец, и ничего с этим не сделать. Я создан для арены, я заточен под Игру. Даже чудесные крымские скалы не заменят мне Турнира, ты понимаешь? В Игре я на своем месте. А здесь я — как рыба на песке. На Терре я не принесу тебе ничего, кроме мороки.
— Но Арисс…
— Девочка, выслушай меня. — Арисс повернулся к ней: — Даже если я каким-то образом смогу жить без Турнира, наша совместная жизнь продлится недолго. Предельный срок для Скааржа-гибрида — сорок пять-пятьдесят. Примерно к этому возрасту организм отрабатывает своей ресурс, а тяга к Игре остается. Многие в это время съезжают с катушек, спиваются, садятся на иглу, но еще больше искусственно занижают свой рейтинг, чтобы чей-нибудь милосердный выстрел оборвал их жизнь. Так в свое время поступил Доминэйтор. Ему было пятьдесят три и для Скааржа-гибрида он считался долгожителем… Кей, мне сейчас тридцать четыре. Это значит, что через десять лет я начну ощутимо сдавать, еще через пять превращусь в маразматика с трясущимися руками. А ты будешь еще молода. Зачем тебе это нужно?
— Арисс, наша медицина сможет тебе помочь!
— Ваша медицина не сможет заменить мне гены! А превращаться в киборга или живую мумию на искусственной подкормке у меня желания нет.
— Но ведь должен быть какой-то выход, — беспомощно проговорила Кей. Арисс подошел, взял ее за плечи:
— Выход только один, девочка. Ты должна забыть про меня и выйти замуж за порядочного человека.
— Я ни за кого не выйду замуж, — упрямо проговорила она. Арисс произнес:
— Кей, послушай. Брайан не так плох, как я думал вначале. Он любит тебя. Он не побоялся драться за тебя, когда ему бросил вызов хво… Скаарж-гибрид, которого он видел до этого только в фильмах ужасов. Он пишет тебе письма каждый день, даже будучи отверженным. Это чистое, отважное сердце должно биться рядом с твоим, а не самонадеянное, эгоистичное сердце турнирного бойца.
Кей вздохнула.
— Я знаю, что он хороший парень и любит меня. Проблема в том, что я не люблю его. И никогда не любила, наверное… Только с тобой я узнала, что такое любовь. — Она помолчала. — Арисс, я не запрещаю тебе вернуться в Турнир. Я признаю и твое право поступить так, как поступил Доминэйтор, потому что на твоем месте я сделала бы то же самое. Я прошу лишь об одном. Начни следующий сезон не бесправным Скааржем-гибридом, а гражданином Ар-Кронны, лордом Лавлейсом и мужем леди Кэролайн Лавлейс.
— Кей, в этом нет никакого смысла, — попытался возразить Арисс.
— В этом есть смысл! — вскричала Кей. — Ты что, хочешь всю жизнь прожить рабом? Вы же все фактически в рабстве, Арисс, неужели ты этого не видишь? Неужели в тебе нет ни капли желания стать свободным?
— Я не хочу покупать свою свободу ценой твоей изломаной жизни!
— Арисс, если не хочешь делать этого для себя, то сделай для своей команды! Для ребят! Пойми, что даже если один ты сможешь пользоваться правами гражданина Ар-Кронны, вы все будете более защищены! И потом, гражданство — это реальный шанс пройти в Совет!
Он посмотрел на нее и понял — она будет стоять на своем до конца, маленький солдат с лучистыми зелено-серыми глазами. Ее решимость не переломить ничем. Да и не хотелось, честно говоря… Арисс поднял руки:
— Сдаюсь.
— Ну слава Богу, — облегченно вздохнула девушка. — Не забудь только сдать вместе с собой свой билет.
— Откуда ты знаешь про билет? — вздрогнул Арисс. Кей хлопнула его по плечу:
— Большой Брат следит за тобой. Я видела, тебе пришел счет. Пойдем спать! Завтра весь день уйдет на прощания и сборы.
Лежа в постели, Арисс долго не мог заснуть. Он чувствовал, что Кей тоже не спалось. В конце концов она вылезла из-под одеяла и подошла к окну, глядя на залитый лунным светом пейзаж. Арисс подошел, опустил руки ей на плечи:
— Ты что не спишь?
Кей обернулась:
— Я думала о вас. О Доминэйторе, о тебе, о всей нашей команде… Над вами словно тяготеет проклятие.
— Проклятие, это верно, — проговорил Арисс. — Мы прокляты с рождения. И с этим ничего не сделаешь.
— Арисс, Бог сильнее проклятий!
— Наверное, — вздохнул полуСкаарж. — Только нет в этом мире места для Бога. Люди прогнали Его из своего мира. Вот в чем проблема, Кей.
— А наш Грааль? — проговорила девушка. — Замок с Золотой Чашей? Место, где Бог?
— Этот замок существует только в наших мечтах, — грустно отозвался Арисс. Кей с жаром возразила:
— Грааль существует на самом деле! Недаром его все искали. У моего отца была целая подборка материалов по истории поисков Грааля — начиная со средневековья и до наших времен!
— Почему же его так никто и не нашел?
— Потому что искали все, что угодно — силу, власть, сверхъестественные умения, но только не Бога. Те же, кто искал Бога, находили и Грааль.
— А были такие?
— Были, — кивнула Кей. — Рыцарь Парсиваль из легенд. Сэр Дэниел Райт, капитан "Одиссея", хоть ему никто и не верил… Отец считал, что Грааль — это планета.
— Он тоже искал замок с Золотой Чашей? — спросил Арисс.
— Нет, — покачала головой девушка. — Он говорил, что у человека должны быть серьезные причины, чтобы искать Грааль. Но он верил, что Грааль где-то есть. — Кей помолчала. — После того, как мы обвенчаемся, ты уедешь на Горгану, а я начну снаряжать экспедицию. Я не знаю, сколько времени потребуется, чтобы найти замок с Золотой Чашей. Может быть, несколько лет, может быть, всю жизнь. Но я сделаю это — для вас.
Она сделает, понимал Арисс. Она найдет волшебный замок или положит жизнь на то, чтобы найти его. Она способна творить невозможное… Он вспомнил слова леди Маргариты о вере с горчичное зерно, способной сдвигать горы. У ее дочери есть эта вера. Вдруг он понял: а ведь Дэд боялся ее! Боялся силы и несокрушимости ее веры. Поэтому и хотел завладеть ею, подчинить, взять под контроль…
— Кей, — проговорил Арисс. Девушка подняла на него глаза. — У меня к тебе тоже просьба. Ходи в экспедиции, продолжай исследования отца. Только не возвращайся в Турнир. Ни при каких условиях.
— Я и не собиралась, — отозвалась она. Арисс коснулся губами ее волос:
— Вот и хорошо… Идем спать.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий