Планета Грааль

Глава 5. Терра

Свежий запах травы смешивался с влажным земляным ароматом. Этот мир был до предела насыщен красками, запахами и звуками. На Горгане цивилизация давно отделила себя от Природы пластиком и металлом, вознесясь на сотни метров над землей. А здесь все было непривычно близко — земля, ветер, солнце, деревья и травы. Жизнь в самых разнообразных формах окружала Арисса повсюду — птицы, перепархивающие с ветки на ветку, пушистые длинноухие зверьки, пасущиеся на лугу, насекомые с яркими крыльями, пьющие цветочный нектар… Первые дни Арисс с его генетически обостренными чувствами ходил как пьяный, переполненный образами и ощущениями. Потом восприятие притупилось и он смог более-менее адекватно реагировать на реальность.
Он перевернулся на спину, глядя в небо необыкновенно яркой голубизны с редкими белыми облаками. Кей называла этот сезон весной, временем юности земли. Она говорила, что весна перейдет в лето и нежные краски юности сменятся в насыщенными цветами зрелости, а потом природа начнет тихо увядать и листья окрасятся золотым и алым, и устелят землю ярким ковром. А потом неслышно придет зима, укрывая все вокруг белым покровом… На Горгане Арисс наблюдал смену сезонов только в календаре.
Мир Кей оказался настолько непохожим на Горгану, насколько непохож живой цветок на компьютерную анимацию. Арисс помнил, как поразил его замок лордов Лавлейс, огромный, с мощными стенами, сложенными из серого камня. Центром жизни этого огромного здания была просторная гостиная с деревянными балками, делающими потолок похожим на днище перевернутого корабля. В гостиной поблескивали тусклым металлом старинные рыцарские доспехи (Арисс как-то прикинул их на себя — оказалось мало и неудобно). Здесь же размещалось невиданное прежде Ариссом украшение — камин. В камине по вечерам разжигали огонь. Ариссу нравилось смотреть на огонь, созерцая легкий, трепещущий танец оранжевых лепестков. Огонь был чем-то похож на Кей. Наверное, теплом и скрытой силой…
По вечерам в гостиной зажигали свечи в массивных серебряных подсвечниках. За столом собирались члены семьи: величественная и строгая леди Маргарита в черном платье, Асихиро-сан, пожилой человек с проницательным взглядом узких темных глаз, и сама Кей. По выходным к ним присоединялась ее сестра Люси, немного дичившаяся полуСкааржа. Люси приходила с женихом, аккуратным молодым человеком в модном вельветовом костюме. Домработница Амелия при помощи домашнего робота подавала на стол. В высокие хрустальные бокалы наливалось красное вино, и ужин шел под неспешный разговор — час, два. Это тоже было непривычно для Арисса — он никогда не тратил столько времени на еду.
Арисс нечасто принимал участие в общем разговоре — он пока что мало понимал в местной жизни и предпочитал слушать. Или просто смотреть на Кей. Ей удивительно шло быть дома. А он, наверное, не очень вписывался в это аристократическое семейство. У него было ощущение, что леди Маргарита не одобряет выбор дочери. Кажется, у Кей уже состоялся серьезный разговор на эту тему, но ни она, ни леди Маргарита не обмолвились Ариссу и словом. Зато Асихиро-сан, воспитатель Кей, принял Скааржа-гибрида сразу же. Ариссу казалось, что у него есть нечто общее с пожилым учителем боевых искусств.
По утрам Кей занималась на тренажерах или тренировалась в домашнем додзе под руководством Асихиро-сана, или совершала верховые прогулки. День она обычно проводила в рабочем кабинете, решая всякие дела, а вечером уединялась с Ариссом. Устроившись в огромном кожаном кресле, она читала вслух свои любимые книги, повествующие о волшебных мирах, населенных сказочными существами — эльфами, гномами и драконами, о храбрых воинах и прекрасных девах, о правде, всегда торжествующей над ложью… Арисс полулежал, слушая ее голос, и думал о том, что эти вымышленные миры, свободные от пошлости и мути окружающей жизни, создали Кей такой, какой он ее встретил. Она несла в себе чистоту своих миров, и грязь околотурнирной среды не липла к ней. Даже занимаясь с ним любовью, она оставалась чистой, превращая утехи плоти в искреннее и нежное служение друг другу. Она слишком чиста для этого мира, с некоторой тревогой думал Арисс. Она принадлежит другому миру — там, где свет Бога льется из Золотой Чаши Грааля…
О Граале Арисс прочел вместе с Кей в книжке про легендарного короля Артура и рыцарей Круглого Стола. Но он был разочарован легендой. Его видение казалось ему ярче и живее. "В ваших легендах все напутано, — сказал он, когда Кей отложила книгу. — Нет никакого сэра Кея. Есть леди Кей — Хранительница Чаши". "Тогда ты напиши свою книжку" — смеясь, посоветовала она. Он ответил: "Лучше ты дорисуй свою картину"…
Ночами Арисс долго не мог заснуть, глядя в окно на звезды. Ему не давали спать шорохи и звуки старого дома. Это тоже было непривычно после глухой как вата тишины его апартаментов. Однажды ему послышались звуки близкой стрельбы. Он вскочил с кровати, ища свое оружие. Кей проснулась вместе с ним:
— Что случилось, Арисс?
— Где-то стреляют!..
— Это дождь. — Кей положила ему руки на плечи. — Дождь стучит по стеклу. У нас нет звукоизоляции, как на Горгане. Не беспокойся, спи.
Арисс лег. Кей уютно устроилась на его руке, быстро заснув. Он слушал ее ровное дыхание и стук капель воды по стеклу. Тревога постепенно отпускала его и, убаюканный звуками дождя, он незаметно для себя погрузился в спокойный и безмятежный сон…
Где-то на пределе чувств Арисс уловил биение копыт о землю. Он прыжком поднялся на ноги и сбежал со склона. Вскоре на грунтовой дороге, вьющейся меж зеленых холмов, показалась мчавшаяся на коне тонкая фигурка в охотничьем костюме. Приблизившись, всадница остановила коня и соскочила с седла. Арисс подхватил ее на руки — легкую, почти невесомую:
— Дальше понесу тебя сам.
— Всю дорогу до дома? — весело спросила она. — Это же десять километров!
— Что за проблемы, — хмыкнул Арисс. — Ты не тяжелее флэк-пушки.
— Только не забрасывай за плечо! Ай, я же просила!
— За плечо нельзя. А как можно? Ага, знаю, как можно! — В несколько шагов достигнув рощи у подножия холма, Арисс ступил под зеленеющие кроны и уложил Кей на мягкую траву. Девушка уперлась ладонями ему в грудь:
— Сумасшедший! Здесь же ходят!
— Никто здесь не ходит, только зайцы скачут и бараны жуют траву. — Арисс навалился сверху, схватив за руки со смехом сопротивляющуюся Кей, но ее борьба очень скоро перешла в ласки. Он пьянел от ее любви еще больше, чем от красок и звуков этого мира. Она любила его. А он только учился любить ее, эту девочку, так чудесно пришедшую из его сна. Любить, а не просто обладать ею…
Через полчаса они уже брели по заросшим вереском всхолмьям. Кей вела лошадь в поводу. Они часто совершали дальние прогулки, то забредая в окрестную деревеньку, то бродя по руинам какого-то замка, то навещая странный монумент из расставленных по кругу камней. Однажды они вышли к морю. Арисс знал теоретически, что море — это огромный массив воды. Но впервые увидев бескрайние синие со стальным отливом пространства, неспокойные, волнующиеся, ощутив своей кожей солоновато-влажный ветер, он вдруг почувствовал глубокую, страстную тоску по чему-то безумно дорогому, но забытому. Кей говорила, это проснулась его генетическая память, ведь он — наполовину Скаарж по крови… Он хотел спуститься к морю и войти в воду, но Кей сказала, что еще холодно и что они слетают к южным морям, которые, она уверяла, похожи на моря скааржской Ар-Кронны…
Шагая рядом с Ариссом, Кей молчала. С ней было хорошо молчать. Арисс не ценил этого раньше, но во время их дальних прогулок он полюбил просто идти рядом с ней, не говоря ни слова, слушая птичьи голоса, впитывая каждой клеточкой тела этот странный и прекрасный мир. Если и есть где-нибудь рай, о котором пишут в человеческих священных книгах, то он — здесь, на земле, которую Кей называла Англией. Арисс никогда не чувствовал себя так легко и безмятежно.
Он старался не вспоминать о Турнире. Но воспоминания нет-нет да всплывали в памяти…
Оставив Кей и Стрелка на базе, Арисс держал оборону в центре. Скверная позиция, простреливаемая с обеих башен. Но он вынужден был пойти на риск — это единственный способ ослабить напор противника и проредить волну атаки. Чтобы Кей в башне было легче…
Фароховы ребята дрались как бешеные. Им осталась всего одна игра до чемпионской лиги, и они намеревались выиграть любой ценой. Вместо Скрилаха выступал парень, сидевший раньше в запасных, под турнирным именем Чума. Он играл жестко, не щадя ни себя, ни тех, кто вокруг. Арисс уже в четвертый раз отправлял его в аватар, но Чума оживал и снова шел напролом к Синему флагу.
Счет был пока ноль-ноль.
— Страж, не забывай о нашем договоре, — прозвучал в наушниках голос Дэда. Арисс грязно выругался. Договор… Договоры не заключают с ножом, приставленным к горлу. Телепортируясь на бегу, Арисс вернулся к Синей башне. Подхватив за углом только что возобновленный риппер, он вбежал в небольшое квадратное помещение базы, освещенное синими факелами.
Кей стояла за широкой каменной колонной, прикрывавшей вход. Она вскинула ракетомет, но потом облегченно вздохнула:
— Ффуу… Это ты! Я уж думала — кто-то из "Черепов".
— Я же предупредил по говорилке.
— И слава Богу, а то я чуть не нажала на спуск. Держи. — Кей подала ему заранее подготовленный ракетомет с полным боекомплектом. Волосы ее были встрепаны, на лбу поблескивали капельки пота, подбородок измазан копотью. Арисс легонько похлопал девушку по спине:
— Держишься?
— Угу, — кивнула она. — Даже в аватаре еще не была.
— Молодец. — Арисс помолчал, слушая звуки дальней стрельбы. На сердце у него было тяжело… Наконец он сказал: — Кей, слушай. Планы меняются. Мы с тобой пойдем за флагом.
Глаза ее просияли:
— Правда?
— Я бы на твоем месте на радовался. — Арисс скомандовал в микрофон: — Берсеркер, Ронин, на базу! Когда придет Фарох с толпой, свяжите их боем. Можете сдать флаг, только не забудьте потом вернуть. Поняли? — Он обернулся к девушке: — Кей, хватай пушки и иди на крышу.
Забросив шок-райфл за плечо, Кей вошла в голубовато-жемчужное сияние телепорта, выводящего на крышу Синей башни. Выждав секунду, Арисс шагнул следом.
Ветер холодными ладонями тронул лицо. Над головой распахнулось звездное небо. Две планеты находились теперь одна за другой, сияя голубоватыми серпами света, но Ариссу некогда было любоваться этой красотой. Его мозг, как компьютер, просчитывал варианты атаки Красной Базы.
Кей сидела на корточках возле каменного бортика, прячась от снайпера на Красной башне. Маячок ее транслокатора уже лежал, готовый к броску. Арисс положил рядом свой маячок.
— Стрелок, где они? — спросил он в микрофон.
— Топают к нашей базе, — ответили ему. — Уже близко. Снести кому-нибудь башку, чтобы жизнь медом не казалась?
— Не трогай их, пусть топают. — Арисс обернулся к Кей: — Молись своему Богу, чтобы послал нам удачу.
Девушка перекрестилась. Приложив импакт-хаммер к металлическому диску, полуСкаарж отправил в полет сначала свой маячок, потом маячок Кей. Убедившись, что оба прибора легли у Красной базы, он распорядился: — Когда уйду, сосчитай до трех и телепортируйся следом. Поняла?
— Поняла.
— Ну все, пошли.
Оказавшись возле Красной башни, Арисс первым делом шарахнул внутрь пачкой ракет, если не отправив в аватар, то по крайней мере оглушив защитников. Осторожно заглянул. В него швырнули гранатой. Арисс метнулся назад, проворный и ловкий как кошка. Бросил маячок в окно над входом, телепортировался на узкий мостик над флагом, снял из риппера голову подраненному Баэталу. Хренового оставили тут защитничка… Соскочив вниз, он позвал в микрофон:
— Кей, ты здесь? Иди бери флаг!
Вбежав внутрь, девушка схватила с постамента порванное в двух местах красное полотнище на древке. Противно завопила сирена. С флагом за спиной, Кей выскочила из башни и помчалась по дорожке над провалом в пустоту. Арисс побежал рядом, с риппером наизготовку.
— Страж, Фарох и Чума в аватаре! — сообщил Ронин. — Сейчас появятся у башни!
Предупреждение чуть-чуть опоздало. Фарох уже шел следом, бросая транслокатор. За ним шли Чума и Баэтал. Арисс прокричал:
— Кей, жми на базу! С ними я разберусь!
— Страж, я вы**у твою телку! — заорал Фарох, вдруг оказавшийся совсем близко. Арисс выпустил в него диск, но опоздал — Фарох уже исчез. Сзади тут же насели остальные двое преследователей. Арисс перекатился, уходя от выстрелов и одновременно разряжая свой риппер в Баэтала. Чуму отправил в аватар хедшотом Стрелок с Синей башни.
А Фарох уже был рядом с Кей. И на приличном расстоянии от Арисса… Арисс вскинул энфорсер, но в глазах потемнело от боли — проклятый снайпер прострелил ногу. Упав на землю, он все же попытался прицелиться. Второй выстрел отправил его в аватар.
Выскочив через пару секунд из-за стены Синей Башни, Арисс увидел Кей с флагом, изо всех сил бежавшую к базе, и прикрывавшего ее Берсеркера.
— Страж, иди встречай Кей! — прокричал в наушниках голос Стрелка. — Берсеркер уже еле держится!
— Кто сделал Фароха? — спросил на бегу Арисс.
— Кей сделала! — ответил Стрелок. — Древком флага по башке! Засчитали как хедшот, прикинь!
Споткнувшись, Кей упала, но Арисс уже был рядом. Он подхватил девушку, не выпускавшую флаг из рук, и занес в башню. Кей коснулась древком Красного флага каменного цоколя с флагом команды Арисса. "Игрок Кей захватила флаг!" — объявили над ареной. — Счет один-ноль в пользу "Игл Клоу!".
— Молодец! — Арисс поставил девушку на наги. Она, застонав, осела на землю. Он опустился перед ней на корточки:
— Кей, девочка, ты ранена. Сейчас. — Он положил ей в рот голубой шарик обезболивателя. "Страж, "Черепа" наступают! " — кричал в наушниках Стрелок. Кей шевельнулась:
— Дай мне ракетомет. Когда они войдут, я их встречу.
— Тебе снимут фраг! — попытался возразить Арисс, зная, что это бессмысленно. Кей приняла самое разумное решение, какое возможно в этой ситуации…
— Арисс, пожалуйста! — проговорила девушка. — Все равно я сейчас не боец.
Он подал ей тяжелое оружие, поблескивающее полированной металлической поверхностью. Встретил взгляд ее глаз, потемневших от страха. Он понимал ее. Сколько раз ни уходи в аватар, все равно будет страшно. Нельзя привыкнуть к смерти. Даже к временной…
— Девочка, не бойся, все будет в порядке, — проговорил он, стараясь сам поверить в свои слова. Коснулся губами ее влажного лба, поднялся и шагнул в телепорт. Да пропади пропадом весь Турнир!.. Уже наверху, Арисс услышал грохот разрывов. Кей ушла в аватар. Прихватив с собой пару бойцов из команды Фароха…
Они проиграли эту Игру. Но Арисс не расстраивался. Отыграли они хорошо, публика была в восторге. А Фарох пусть уваливает к чемпам. Без него приятнее. Только одно досадной занозой сидело в душе Арисса. После финала и награждения его вызывал Дэд. Речь шла о разрешении покинуть Горгану, поскольку Кей пригласила Арисса погостить у нее на время отпуска. Разрешение Арисс получил, но при условии, что за три отпускных месяца уговорит Кей вернуться в Турнир. Ему даже дали с собой готовый контракт.
Контракт Арисс сжег в камине. О разговоре с Дэдом рассказывать не стал…
Они вернулись домой к ланчу — немного усталые и изрядно проголодавшиеся. В гостиной их встретила Амелия:
— Добрый день, леди Кэролайн и лорд Арисс. Ваша почта на столе в кабинете.
— Спасибо, Амелия. — Кей потянула Арисса за руку: — Пойдем посмотрим! Вдруг что-нибудь от наших?
Пройдя мимо поблескивающих металлом рыцарских доспехов (Арисс в который раз отметил про себя неудобство и нефункциональность древней терранской брони), они поднялись по дубовой лестнице в залитый солнечным светом кабинет. Кей перебрала конверты, что-то оставляя, что-то отправляя в мусорную корзину. В мусор полетели всякие рекламы, свежий номер "Лондонской сплетницы" и еще один конверт, белый, с маркой, на которой был портрет какой-то английской королевы. Этот конверт, подписанный одним и тем же почерком, Кей получала каждый день, и каждый раз, не распечатывая, выбрасывала… Она оставила "Планетографический вестник", какие-то счета и письмо от родственников из Санкт-Петербурга.
— А это тебе, — она подала Ариссу пластиковый конверт с голографическим штемпелем Горганы. Конверт раскрылся в руках полуСкааржа, и Арисс достал карточку размером с обычную открытку:
— Это от Скрилаха. Он наконец-то сделал мувик. — Арисс коснулся пальцем кружочка с направленным вправо треугольником, и изображение на карточке ожило. Кей улыбнулась:
— А хорошо получилось!..
Перед отъездом они решили сняться все вместе и теперь позировали на фоне главного здания Лиандри — "Игл Клоу" в полном составе и Горн с Иваной. По такому случаю бойцы переоделись в парадную униформу. Командовал парадом Скрилах с камерой:
— Не помещаетесь все! Стрелок, сядь, что ли, спереди. Или ляг, получишься во всю длину. Страж, сделай нормальное лицоСтоишь рядом с двумя красивыми девушками, а рожа — как у обкуренного пункера. Ну выгляди приличным человеком!
— Может, мне еще надеть смокинг и галстук-бабочку? — язвительно спросил Арисс.
— Да ладно, не жужжи. — Скрилах прокашлялся за кадром: — Кхе-кхе… Итак, лучшая команда Высшей Лиги в своем самом полном из составов, с друзьями и болельщиками. Э, нет, не в полном, потому что без меня. Бойцы великолепной пятерки отдыхают после финала. Сей исторический момент запечатлен возле здания прославленной Лиандри Корпорэйшн, которая для нас — как дом родной.
— А менеджеры — заботливые и любящие отцы, — ехидно добавил Арисс. Скрилах "наехал" камерой, снимая лидера "Игл Клоу" и Кей крупным планом:
— Это наш замечательный капитан с храбрым бойцом команды, милой очаровательной Кей. Их любимое занятие — поколачивать беднягу Баэтала в "Фантоме". А вот наши орлы, — камера показала Берсеркера, Ронина и Стрелка. Ронин поднял два пальца ко лбу, салютуя. Потом камера переместилась на Горна и Ивану: — Наши друзья — лидер "Темной фаланги" и его верная подруга, спутница жизни, короче, жена. Так сказать, семейный дуэт. Ну что, идем пить пиво?..
В дверь постучали, и в кабинет осторожно заглянула Люси:
— Здравствуйте, Арисс. Кэрол, я что-то хотела тебе сказать, но забыла… — Девушка наморщила лоб, стараясь вспомнить. Кей махнула карточкой:
— Хочешь посмотреть мувик с Горганы?
— Хочу! А можно? — Люси нерешительно посмотрела в сторону Арисса.
— Можно, можно, — разрешил он. — Это не секретные файлы из архивов Лиандри.
Подойдя, Люси остановилась на некотором расстоянии от полуСкааржа. Не привыкла. Наверное, до этого видела таких, как он, только в фильмах ужасов. Теперь, когда обе девушки стояли рядом, Арисс заметил, что сестры очень похожи друг на друга и на мать, словно молоденькие копии леди Маргариты. Только Кей носила короткую стрижку, а у ее младшей сестры были длинные волосы, распущенные по плечам.
— А кто снимал? — спросила Люси, просмотрев мувик. — Такой веселый голос.
— Это Скрилах, — ответила Кей. — Тот самый, с черным юмором, — помнишь, я рассказывала?
— А почему он не снялся с вами?
— Он постеснялся. Сказал, что не хочет сниматься, пока не отрастит косички.
Арисс усмехнулся:
— Вот уж в жизнь не поверю, чтобы Скри застеснялся. А повыпендриваться он любит, это да.
— Жаль, что его нет на мувике, — проговорила Люси. Вспомнив наконец то, что хотела сообщить, она сказала: — Кэрол, утром снова звонил Брайан! Я передала ему твои слова.
— И что? — спросила Кей.
— Он сказал, что позвонит еще.
Кей чуть сдвинула свои изящные брови:
— В следующий раз скажи ему, что если хочет проявить себя как настоящий мужчина, то пусть прекратит звонки и письма!
— Кто этот Брайан? — набросился Арисс на Кей, когда Люси ушла.
— Мой бывший жених, — с ноткой досады ответила девушка. — Мы были помолвлены. Когда мою семью опозорили, он убежал, поджав хвост. Теперь хочет возобновить отношения.
— Почему ты мне не говорила? — ревниво спросил Арисс.
— Потому что дала себе слово выкинуть его из головы как предателя.
— Ты его любила?
Кей вздохнула.
— Это было давно, я тогда еще ничего не понимала в жизни… Ну что ты ревнуешь меня к каждому встречному? — мягко спросила она.
— Да потому, что каждый встречный хочет тебя увести! — резко выговорил Арисс и отвернулся к окну, сжав кулаки. Кей подошла и осторожно тронула его за руку:
— Арисс, не переживай. Никто меня у тебя не отнимет. И я давно хотела тебе предложить: давай поженимся.
Арисс уставился на нее так, будто ему явился сам Зан Кригор и попросился запасным в "Игл Клоу":
— Ты что, серьезно?
— А у тебя есть возражения?
— Нет, но… — Честно говоря, Арисс слегка обалдел от этого неожиданного предложения. — Понимаешь, я всегда думал, что замужество, семья — это для людей. А для таких, как я — только Турнир. Арена. До конца жизни. Пока не убьют.
— Теперь у тебя будет семья, — тепло проговорила девушка. ПолуСкаарж вздохнул:
— Я даже не знаю, что это такое.
Кей мягко улыбнулась:
— Семья — это как команда. Но команду ты подбираешь сам. Ты можешь принимать или исключать игроков. А семья не меняет состав. Она всегда остается такой, какую дал тебе Бог. Если хочешь, мы станем твоей семьей — я, мама, Люси, Асихиро-сан. Ты больше не будешь один.
Серые с зеленым глаза Кей смотрели на него ласково и тепло. А он никак не мог поверить в то, что для этих людей — леди Маргариты, Асихиро-сана, Люси, — он станет чем-то особенным. Что их соединит прочная незримая связь, называемая семейными узами… Кей рассмеялась:
— У тебя такое удивленное лицо, будто тебя сделали заместителем самого Джерла Лиандри!
— Кей, послушай. — Арисс начал постепенно осознавать происходящее. — Я рад твоему предложению, и очень даже за. Но ты учти такую вещь. Хвостатые парни вроде меня с генами, собранными в исследовательских центрах Лиандри, ограничены в правах. У нас даже нет никакого гражданского статуса. Выходить за меня замуж — это все равно, что венчаться с ионной пушкой. Наш брак не зарегистрируют, вот и все.
— Арисс, я уже все узнавала, — сказала Кей. — Тебе нужно получить гражданство — неважно, какое. Можно здесь, можно где-нибудь еще, хоть в Ар-Кронне. Это потребует усилий, но это возможно. Как только у тебя будет паспорт, мы сможем заключить брак и ты возьмешь мою фамилию.
— Что, я стану лордом Лавлейс? — с недоверчивой усмешкой спросил Арисс.
— Да, — улыбнулась Кей, — и первым скааржским дворянином на Терре. Давай сделаем так: сегодня объявим маме о наших намерениях, а в пятницу слетаем в Санкт-Петербург к юристу. Ну а дальше все будет зависеть от того, что посоветует юрист. Тебя устраивает такой план?
— Вполне.
— Тогда пойдем на ланч. Мама будет сердиться, если мы опоздаем.
Через два дня они уже были в Санкт-Петербурге.
Этот город напомнил Ариссу акварельный этюд, висевший у Кей в кабинете. Здания голубых, зеленоватых, светло-желтых тонов, украшенные белыми лепными декорациями, с нарядными эркерами и балконами. Кованые металлические ограды и перила в виде поднятых копий или переплетенных растений. Город повсюду прорезали серо-голубыми линиями каналы, через них были перекинуты изящные мосты. На одном из мостов Ариссу открылся чудесный вид — храм, нарядный как в сказке, с цветными луковицами куполов, отражающимися в спокойной воде… Абсолютная память Скааржа-гибрида фиксировала все. Арисс видел этот город впервые, но почему-то ловил себя на ощущении, что уже здесь был.
Он размашисто шагал, держа за руку Кей. Девушка то бежала так, что Арисс едва за ней поспевал, то останавливалась, обращая его внимание на какое-нибудь здание, памятник или просто любопытное зрелище. Для прогулки по Питеру Кей оделась просто, но с изяществом — на ней были длинный приталенный пиджак из ткани спокойных зеленоватых тонов в мелкую полоску, черная майка с декольте и черные брюки, облегающие бедра и чуть расклешенные снизу. Арисс замечал, что на нее посматривали. Посматривали, вернее, удивленно смотрели и на него, но в этих взглядах не было ни неприязни, ни ненависти — только дружелюбное любопытство.
Улица, по которой они шли, была главной в городе. Кей называла ее "Невский". Здесь, по ее словам, было средоточие питерской уличной жизни. Конечно, по сравнению с Лиандри Сити Петербург выглядел провинцией, но Ариссу почему-то здесь нравилось.
Они бродили по выставке картин под открытым небом, бросали монетки уличным музыкантам, Кей покупала какие-то украшения из дерева и кожи у торговца возле входа в метро. А до этого они сидели на каменных ступенях, спускающихся к широкой реке, рассекавшей город на две части, и над ними возвышалась фигура какого-то фантастического существа с телом животного и человеческим лицом. Кей рассказывала старинную легенду об этом существе, жившем среди жарких песков юга и задававшем загадки путникам, проходившим мимо…
Но сильнее всего Ариссу запомнился другой памятник — человек на коне, словно взлетающий ввысь со скалы. Кей говорила, что это древний русский царь, основатель города. Арисс зафиксировал в памяти непривычно звучащее имя и несколько дат в терранском летоисчислении. Но летящий всадник был, по словам Кей, не просто памятником древнему царю, а символом города. Как Флагоносец в Лиандри Сити.
Теперь они стояли на мосту. Над их головами бронзовый юноша с обнаженным торсом сдерживал вздыбившегося коня. Кей глянула на часы:
— Вячеслав Дмитриевич ждет нас только через два часа. Можно бы еще побродить, но меня отваливаются ноги.
— Ну а кто тебя просил надевать туфли на высоком каблуке? — шутливо проворчал Арисс. Кей немедленно парировала:
— Не надевать же мне с этим костюмом армейские ботинки.
— Ну пойдем где-нибудь посидим. Только я здесь ничего не знаю.
— Пойдем в "Сайгон"! — предложила Кей. — Это рядом.
— А что это за заведение?
— Кофе-бар, очень известный. Как "Фантом" в Лиандри Сити. Только в отличие от "Фантома", туда пускают всех.
Они прошли еще немного по Невскому, перешли какую-то улицу, пересекавшую проспект. Кей, висевшая на руке Арисса, махнула прямо перед собой:
— Нам туда.
Арисс толкнул тяжелую стеклянную дверь, открывавшуюся по старинке, и они окунулись в таинственный полумрак, пропитанный кофейным ароматом. Здесь все было в стиле ретро — Арисс сказал бы, глубокого ретро. Никаких электронных меню и холодисплеев. Все подчеркнуто просто, без модерновых прибамбасов — стойка бара из темного дерева, круглые столики с высокими сиденьями, горящие свечи в подсвечниках из цветного стекла.
Народу внутри было порядочно. Кей потянула Арисса за руку:
— Вон там свободные места. Пойдем, пока не заняли.
Пробравшись между занятыми столиками, они устроились на высоких стульях за стойкой. На новоприбывшую пару посматривали — главным образом из-за Арисса. Впрочем, отдельные представители здешней публики выглядили не менее экзотично, чем Скаарж-гибрид с Горганы.
— Два маленьких двойных, — заказала Кей по-русски как заправская петербурженка. Бармен поставил перед Кей и Ариссом две чашечки. Арисс попробовал. "Маленький двойной" оказался самым обычным кофе, крепким, хорошего качества.
— Расскажи, чем славно это заведение, — попросил он. Кей отпила кофе:
— "Сайгон" — это еще один символ Питера. У него долгая история. Сначала здесь была кофейня, где варили хороший кофе. Так получилось, что здесь собирались те, кто был в раздоре с властями — художники, писатели, музыканты, отстаивающие свое право говорить то, что думают, а не то, что от них хотели слышать. Наркодельцы, правда, тоже заглядывали сюда… Потом в здании располагались по очереди магазин, шикарный отель, русский офис Майкрософт. А потом здание было отвоевано общественностью. Попытались воссоздать прежнюю атмосферу неформальности и свободы. Теперь здесь тусуются питерские музыканты непопсового направления. О, вот, кстати, кое-кто из них!
На сцену вывалили двое обросших и патлатых парней и рыжеволосая девушка с прической, напоминавшей скааржские брэйды, заплетенные на скорую руку пьяным Скааржем. Ее лицо, подвижное, живое, невольно притягивало взгляд. Темные глаза под тонкими, почти незаметными бровями словно излучали внутренний свет. Похожий на тот, что Арисс видел в глазах Кей…
Посетители приветствовали музыкантов — видимо, здесь их знали. Кей тоже помахала рукой солистке. Зазвучали синтар и ударник, и девушка запела сильным высоким голосом: Они танцуют весь день,
Харе-харе,
Они увидели свет,
Харе-харе,
Течет большая река,
Харе-харе,
А мне семнадцать лет.
Была бы под ногами земля,
Харе-харе,
Была бы под ногами земля,
Харе-харе,
Была бы под ногами земля
Харе-харе,
Да то, что забыть нельзя.
А все печали зачем,
Харе-харе,
А все печали зачем,
Харе-харе,
Была бы большая река
Харе-харе,
Да было б куда лететь. Посетители бурно выражали восторг криками и апплодисментами. Солистка тем временем заметила Кей.
— Кэрол! — заорала она и сбежала со сцены. Проделав зигзагообразный путь между столиками, певица заключила Кей в объятия: — Здорово! Слушай, про тебя что только не рассказывали! Будто бы ты судилась с самим Президентом, а потом уехала на Турнир! Это что, правда?
— Я судилась не с Президентом, а с "Плутоником", — уточнила Кей. — А про Турнир — правда. — Она представила Арисса, сидевшего в тени: — Вот капитан моей команды и мой будущий муж.
Арисс придвинулся ближе, и свет упал на его лицо. Приятельница Кей на мгновение застыла с удивленным взглядом, но потом расплылась в дружеской улыбке:
— Очень приятно познакомиться. — Она протянула руку для пожатия: — Меня зовут Нимродель, это полное. А сокращенно — Ним. Меня так мама назвала, она из старых толкиенистов, но это отдельная квэнта. Ну, слушайте, Турнир — это круто! Расскажите что-нибудь! А то мы тут только машем деревянными мечами.
— Ним, Турнир — это далеко не Хоббитские игры, — вздохнула Кей. — Там, конечно, есть доля романтики, но гораздо больше крови и грязи. Это шоу-бизнес, причем очень жестокий. Так что лучше машите деревянными мечами и живите спокойно.
— Наверное, ты права… — задумчиво проговорила Ним. — Кстати, в августе не собираешься с нами?
— Нет, мы будем заняты, скорее всего… Между прочим, пятнадцатого у нас намечается ужин, так сказать, в кругу близких родственников и друзей. Ты тоже приходи.
— Что, вы решили объявить о помолвке? — спросила Ним. — Класс! А твои родственники не испугаются, если я приду?
— После меня им уже ничего не страшно, — с усмешкой сказал полуСкаарж. Ним тут же затараторила:
— Что Вы на себя наговариваете, Арисс! Мисти, между прочим, по новейшим изысканиям, тоже была скаржей. А что, вы думаете, она носила железные браслеты на руках? Не потому же, что смотрела "Крылья черного ветра"! — Она кинула взгляд на сцену: — Надо идти петь, народ ждет. Кэрол, следующий номер для тебя! Что-нибудь из Мисти?
— Ага. "Что ты будешь делать".
— Оки. Вечерком, если будет время, загляните на огонек. Мы устроим свой прием — по-нашему. С кофеем, гитарой и прогулками по ночному Питеру. Ну ладно, я побежала!
Проделав обратный путь через толпу, Ним взобралась на сцену, и снова зазвучал ее сильный и чистый голос: Что ты будешь делать,
Когда превратится в притон твой дом,
Что ты будешь делать,
Когда твой город превратится в Содом,
Что ты будешь делать
На пепелище этих миров,
Под ищущей пищу стаей ворон,
Среди потерявших свой кров
Рабов и воров, -
Ты будешь играть на флейте,
Ты будешь играть на флейте!
Что ты будешь делать,
Когда ты будешь босым и нагим
Перед входом в дым
Открой, Сим-Сим,
Здесь был дом, но ему не хватило воды,
Что ты будешь делать
С этой войной, чумой, крезой, тюрьмой,
Возвратившись домой
Не тем, кем ты был,
Но не тем, кем ты стал,
Милый мой, -
Ты будешь играть на флейте,
Ты будешь играть на флейте! "Браво, Ним!" — кричали из зала. Арисс поинтересовался:
— Что за Мисти, которую вы тут поминали? Это не из терранского экшн-сериала?
— Нет, что ты! — рассмеялась Кей. — Мисти, про которую мы говорили, не имеет никакого отношения к карманным зверькам. Не знаю, откуда она взяла свой ник. Это еще одна питерская легенда. Говорят, что она приехала сюда одна, с синтаром за плечами, не зная ни языка, ни обычаев, а через два года уже стала неофициальной рок-звездой. Давала концерты в клубах, на квартирах у друзей, на улице. Потом ею заинтересовались спецслужбы. Выслали группу захвата, но она обвела спецназовцев вокруг носа и улетела "зайцем" на пассажирском лайнере. Такая вот история.
— Понятно, откуда твое старое турнирное имя…
— Простите пожалуйста за беспокойство! — К Ариссу и Кей протиснулся невысокий парнишка в очках: — Я слышал ваш разговор о Турнире. Вы случайно не Кей и Арисс из "Игл Клоу"?
— И здесь нас знают, — проворчал Арисс. — Кей, пошли отсюда.
— Пожалуйста, подождите! Это же просто чудо, что мы встретились! — Парнишка протянул руку: — Виталий Яшкин, журналист, председатель фан-клуба "Игл Клоу" и "Айрон Скаллс".
— А что, есть и такой? — спросил Арисс, пожимая руку Виталия.
— Единственный в России! — поспешил уточнить Виталий. — И для нас было бы большой честью увидеть вас в гостях.
— Извините, но сегодня мы не можем, — проговорила Кей. — У нас деловая встреча.
— Завтра? Послезавтра? — тут же предложил Виталий. — Вы только выберите удобное для вас время, а мы все организуем!
Ясно было, что от Виталия так просто не отвязаться. Пришлось согласиться на воскресенье вечером.
— О дороге не беспокойтесь — мы заберем вас прямо из гостиницы. — Убрав электронный блокнот, Виталий тут же достал диктофон: — Ну надо же! Знаменитые бойцы Турнира у нас в городе! Можно задать пару вопросов для самых нетерпеливых фанатов?
Вопросов оказалось больше, чем пара, и Виталий успел записать на диктофон минут двадцать беседы прежде чем Кей, извинившись, сказала, что им пора идти. Виталий услужливо предложил вызвать такси, но Арисс решительно отказался — словоохотливость журналиста, честно говоря, слегка утомила. Попрощавшись с Виталием, они начали пробираться к выходу. Не возвращайся
За забытым собой
В бывший дом, что отныне не дом,
Лестницу в прошлое
Оставляй на разгром,
Очень скоро ты все это вспомнишь с трудом, — пела им вслед Нимродель. Кон-Тики плывет,
Плот
В мерцании вод.
В полет -
Завершить оборот,
Вперед и вперед,
Кон-Тики плывет,
Возвращаться нет смысла,
В поход
Кон-Тики плывет, плывет!
Не улыбайся
Xищной птичке в дуле зрачка
Фотографа с ящиком памятных дат
След съест собака,
А взгляд растворится зарницей в очках,
И с плаката ты не отслоишься назад.
Кон-Тики плывет… Продолжая петь, Ним помахала им рукой. Уже покинув "Сайгон", Арисс все еще различал обостренным слухом сквозь шум уличной толпы голос девушки — слова, будто бы обращенные к нему: Не возвращайся
Тур Хейердал мне сказал,
Наш шарик земной до нелепого мал.
Там, за чертою,
Встретишь всех, кого кто-нибудь потерял,
Но они не узнают того, кем ты стал…
Вячеслав Дмитриевич Синицкий оказался моложавым человеком в деловом костюме. Крупные, породистые черты его лица напомнили Дэда, и Арисс насторожился. Но сходство немедленно прошло, как только Вячеслав Дмитриевич улыбнулся. Дэд не мог улыбаться так хорошо и искренне. Так по-питерски… Юрист пожал руку сначала Кей, потом Ариссу:
— Рад видеть вас, леди Кэролайн и господин Арисс. Кофе?
— Ой, нет, спасибо, — отказалась Кей. — Мы и так два часа просидели в "Сайгоне".
— А, тогда понятно. — Пригласив их сесть, Вячеслав Дмитриевич проговорил: — С кем собираются воевать на этот раз доблестные потомки короля Артура? С Лиандри? Ну, на этот раз у вас есть шанс выиграть.
Открыв пластиковую папку, юрист обратился к Ариссу:
— Терранское гражданство Вам, скорее всего, получить не удастся. Если Лиандри заинтересована в сохранении Вашего нынешнего статуса, они могут нажать на Объединенное правительство, а те нажмут на нас. Есть такая оговорка в нашем Законе о предоставлении гражданства — "кроме особых случаев". Вы, к несчастью, попадаете в эти "особые случаи".
— Ну и что же мне теперь — обращаться в общество защиты животных? — ядовито спросил Арисс.
— Ну зачем же так сразу, — успокаивающе отозвался Вячеслав Дмитриевич. — Я бы посоветовал обратиться к Вашим скааржским родственникам. Кажется, губернатор На Пали — большой приятель Вашей невесты. Вот пусть он и похлопочет об аудиенции у Императрицы. Кстати, леди Кэролайн, Вам известно, что Императрица Риста — частично русская по крови?
— Неужели? — удивилась Кей. Вячеслав Дмитриевич хитро улыбнулся:
— Вы с лордом Лавлейсом интересовались налийской культурой. А вам бы почитать кое-что о Скааржах в На Пали. Легендарная правительница Айлиэринн, которую они чтут, — русская по происхождению, гражданка Квирина, вышедшая замуж за местного князя. Ее дочь переселилась на планету Скааржей, в Ар-Кронну, где ухитрилась свергнуть прежнюю Императрицу, скомпроментировавшую себя в глазах скааржской элиты, и основать новую династию. Сейчас правит ее правнучка.
Скааржи — недоверчивый и замкнутый народ, но к выходцам из России они относятся лучше, чем ко всем остальным. Императрица обязательно пойдет Вам навстречу и ускорит бюрократические процедуры. Так что советую при случае упомянуть свою родословную. И еще совет — для пересылки ценных документов используйте только курьеров из Федерации. Это люди, никак не связанные с Лиандри. Я дам вам адрес надежной курьерской службы.
Дальнейшее пребывание в Санкт-Петербурге осталось в голове Арисса калейдоскопом ярких картинок. Вечером они зашли к Ним и сидели до глубокой ночи в огромной полутемной квартире старого питерского дома среди не менее разношерстной публики, чем в "Сайгоне". Вначале слушали рассказы Арисса о Турнире, потом пели под гитару, и все это время пили в немеряных количествах кофе. Потом пошли гулять по ночному городу, и Арисс с удивлением обнаружил, что ночи как таковой здесь нет. Небо все еще догорало гаснущими красками заката и город стоял окутанный прозрачными сумерками, таинственный и притихший, как Кей в дымчатом платье, шедшая рядом. Они отстали от толпы, глядя, как разводят широкий мост над рекой и корабли медленно проплывают огромными темными силуэтами, и Арисс снова подумал о том, что когда-то уже видел это. Волшебный город в призрачной дымке белых ночей казался ему странно знакомым.
Визит в фан-клуб тоже был запоминающимся событием. Сие заведение размещалось в небольшом помещении, сплошь увешанном постерами с турнирной тематикой, в основном относящейся к скааржским командам. На самом почетном месте красовался огромный плакат с Ариссом и Кей. Арисс на плакате сжимал ракетомет в руках, пожалуй, чересчур мускулистых даже для Скааржа-гибрида. Кей, стоявшая рядом, держала флаг, пробитый в нескольких местах. По-видимому, рисунок был сделан местными умельцами, ибо Арисс заметил несколько неточностей в вооружении и экипировке, о чем и проинформировал Виталия. Виталий клятвенно пообещал все исправить.
В клубе был установлен — конечно, не настоящий нейропортал, но, как объяснил Виталий, достаточно мощный сервер, чтобы побегать по виртуальной арене в шкуре игрока какой-нибудь из турнирных команд. Собственно, фанклубовцы этим и занимались, а после устраивали посиделки с пивом. Ящики с пустыми бутылками, деликатно задвинутые в сторону, составляли существенную часть здешнего интерьера.
Сейчас, конечно, виртуальные бои и пиво были забыты — внимание было приковано к настоящим, живым турнирным игрокам. Вопросов задавали много. Виталий модерировал собрание, сам тараторя без умолку. Спрашивали о любимом оружии, о стратегических тонкостях атаки базы противника, об иерархии в турнирных Лигах. Ну и, конечно, о самих игроках. Какая-то девушка допытывалась о личной жизни Скрилаха. С вдохновленным лицом и горящими глазами, она была пламенной фанаткой Турнира и одной из активисток фан-клуба.
— Ну как тебе фан-клуб? — спросила Кей, когда они вернулись в "Старый Свет", гостиницу на Невском, где снимали номер-люкс. Арисс, сев на кровать, зевнул:
— Хорошие ребята, хоть и не нюхнувшие пороху. А вообще-то прикольная идея — мочиловка в виртуальном пространстве.
Кей, присев рядом, задумчиво проговорила:
— Знаешь, я думаю, что лучше, если бы наши бои на арене были виртуальными.
— А вот это не пройдет! — возразил Арисс. — За что Нейровижн огребает немалые денежки? За то, что Игра идет по-настоящему. С ненулевой вероятностью умереть. А виртуальная смерть — кому она интересна? — Он решил сменить тему: — Слушай, Кей. Забавное у меня ощущение от твоего Питера. Как будто бы я уже здесь был.
— Может, ты совершал виртуальный тур перед поездкой? — спросила девушка. ПолуСкаарж ответил:
— В том-то и фокус, что нет.
Кей помолчала.
— Арисс, а ты не помнишь, что было с тобой до тренировочных лагерей?
— Кей, никто из наших этого не помнит. Наверное, ничего и не было.
— Этого не может быть! — возразила Кей. — Ты же рассказывал, что в лагере вы уже владели базовыми навыками! Никто не учил вас говорить, держать в руках ложку и вилку…
— …ходить в сортир, — продолжил Арисс. — Да, это мы уже умели. Но ты знаешь, нейропрограммеры из Лиандри могли залить эти данные в наши свежевыращенные мозги.
— Ты по-прежнему веришь, что ты создан Лиандри? — спросила Кей. Арисс пожал плечами:
— Так мне говорили.
— А я не верю, — тихо произнесла девушка. Арисс помолчал.
— Ладно, расскажу тебе, хотя меня за это по головке не погладят. Наш пятый, Гладиатор, которого убили на Лавовом Гиганте… На самом деле его звали Ронг. Он говорил, что вспомнил то, что с ним было до лагерей. По его словам, он рос в семье, вернее, его растила одинокая женщина. Он даже разыскал ее — на другом континенте, в маленьком захолустном городишке. Она страдала алкоголизмом и к тому времени опустилась и бедствовала, и Ронг помогал ей материально. Кажется, даже устроил в приличную клинику… Самое странное в этой истории, что у нее действительно был сын, погибший в аэрокатастрофе в двенадцать лет — биологический возраст, с которого Ронг помнил себя в лагере. Но Гладиатор погиб, или его убрали, а историю замяли. Нам это объяснили побочным эффектом глубокого пси-сканирования.
— Они вам соврали! — убежденно произнесла Кей. — Арисс, просто сегодня мне показалось, что ты ведешь себя как самый настоящий питерец. Ты даже сорт мороженого выбрал тот, который традиционно предпочитают петербуржцы. У тебя тоже могла быть семья, как у Гладиатора! Послушай, мы можем обратиться в муниципалитет с просьбой помочь провести расследование!
— И поставить на уши боссов из Лиандри. Нет уж, не надо. — ПолуСкаарж вздохнул: — Та семья, что у меня была, предала меня. Я ничего не хочу о них знать.
— Мы не предадим тебя, — тихо проговорила девушка. Арисс обнял ее за плечи:
— Я знаю… Вы — команда, которую дал мне Бог.
— Можешь считать и так, — улыбнулась Кей.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий