Темные отражения. Темное наследие

Глава восьмая

Я закричала.
Стоя на краю прицепа, я видела, как Приянка шлепнулась на дорогу, успев откатиться в сторону и увернуться от огромных колес, которые все еще несли грузовик вперед. Ее безвольное тело кувыркалось по асфальту. Когда девушка наконец замерла неподвижно, я даже не могла понять, дышит ли она.
«Вставай! – мысленно просила я. – Вставай!»
Приянка не шевелилась. Она не двигалась. Она…
– Сузуми! – распластавшись по полу, Роман подполз ко мне и тряхнул за плечо. Стрельба прекратилась, и парень воспользовался этим затишьем. – Нам нужно сделать это снова!
Звук собственного имени и прикосновение заставили меня очнуться и начать действовать. Я кивнула и вернулась обратно к дыре в резиновой подстилке. Грузовик снова тряхнуло, но парень успел меня удержать.
Мы встретились взглядами и одновременно склонились над металлом. И за мгновение до того, как наши руки дотронулись до кузова, я ощутила, как сила Романа соединилась с моей.
На этот раз мы не просто остановили двигатель – мы расплавили его, превратив в месиво жидкой стали.
Грузовик затормозил так резко, что его смяло. Задние колеса оторвались от земли, Романа швырнуло в одну стену, а меня – в другую. Обжигающее чувство того, что мы связаны, исчезло, напомнив о себе последней вспышкой.
Наконец машина, дернувшись, замерла неподвижно. Роман с усилием выпрямился. Я моргнула несколько раз, поднялась на дрожащих ногах и спрыгнула на дорогу.
Спотыкаясь, я заторопилась к Приянке и с облегчением увидела, что и она, хромая, бежит в нашу сторону. Царапины и ссадины покрывали ее руки, плечи и ноги.
– Ты в по… – закричала я.
– Он, что, там один?! – завопила она в ответ и, доковыляв до меня, схватила за локоть и потащила назад к грузовику.
Где уже нас поджидал третий в таком же черном штурмовом снаряжении. Он стоял возле кабины, у водительской двери, и держал нас на прицеле. От ярости его лицо побагровело.
Сделав шаг ему навстречу, Приянка сжала кулаки. Она словно забыла о том, что была безоружной – нож остался лежать где-то на дороге, что голова была разбита, и по лбу текла кровь. Что ладони и костяшки были покрыты глубокими царапинами. Как она вообще держалась на ногах?
– Хрен вам! Даже не пытайтесь, – предупредил мужчина, скосив глаза в сторону кузова: – Андерс? Андерс, доложи обстановку!
Тело Андерса выкатилось из темного нутра грузовика и шмякнулось на дорогу. Потом на свет вышел Роман, наставив ствол на третьего похитителя.
Один патрон.
– Хочешь рискнуть? И не боишься, сопляк?! – рявкнул мужчина, уставившись на парня. – А вы мне все и не нужны! Мне кого сейчас пристрелить – чтобы ты всю жизнь мучился? Ее? – Он перевел пистолет с Приянки на меня. – Что-то в ней такое есть.
– Застрели его! – выкрикнула Приянка, когда мужчина осторожными шагами двинулся в нашу сторону – словно перед ним была бомба замедленного действия. Обойдя нас сзади, он схватил меня за шею. От его бронежилета исходили волны жара, похититель тяжело и хрипло дышал, брызгая слюной.
Роман переступил с ноги на ногу, однако пистолет даже не дрогнул в его руках. Его взгляд метался между нами, а уголок рта подергивался. И я видела, что ручеек пота стекает по его виску, по его плоским скулам, капает с подбородка.
Позвоночником я ощутила холодный поцелуй ствола.
«Падай! – вспыхнуло в моей голове. Я пыталась вспомнить прием, который много лет назад показала мне Вайда. – Застань его врасплох».
И в этот момент он тебя и пристрелит. Я чувствовала, как дрожит рука похитителя. Неужели он так напуган? Или настолько взбешен?
– Отпусти их обеих, – проговорил Роман. Голос его звучал спокойно, убедительно. – Даю тебе последний шанс. Тебе не обязательно умирать.
Я видела только его лицо, остальной мир вокруг расплывался. Напряженные складки у его рта. Неприкрытая мольба в глазах. «Не делай этого. Не заставляй меня этого делать».
– Я просто пошутил. – И мужчина прицелился в Приянку. – Босс сказал, что я могу застрелить…
Пуля угодила прямо под край шлема, в правый глаз. Брызги крови, разлетевшись во все стороны, попали мне прямо в лицо и на волосы. Ошеломленная, я застыла.
Роман перевел на меня глаза, полные ужаса, потом вдруг качнулся вперед и рухнул на асфальт.
– Боже! – воскликнула я, срываясь с места. – Что случилось?
– Роман? – Приянка подхватила парня за плечи, поддерживая его голову. – Роман, слышишь меня?
– Его ранили? – Я заставила себя остановиться, не подходя к ним ближе.
– Он в порядке, – быстро сказала девушка, но в ее голосе слышалось напряжение. – Просто потерял сознание. У него… от стресса у него случаются приступы мигрени. И его вырубает.
В зеркале заднего вида блеснуло солнце. Мой мозг не поспевал за ногами, которые уже несли меня прямо к машине.
– Куда ты, черт возьми?! – крикнула Приянка.
Но я уже забралась на подножку, рывком распахнула тяжелую дверь кабины, и на меня тут же рухнуло тело одного из тех, кого застрелил Роман. Трясущимися руками я пыталась запихнуть мужчину обратно. Пуля попала в него сзади и вышла через шею.
Наконец-то мне удалось затолкать его на сиденье – солдат сполз вперед и уперся головой в приборную панель, словно заснул.
Руки мои были в крови, легкие наполнились удушающим смрадом – так пахнет смерть. Заставляя себя делать неглубокие, короткие вздохи, я обшарила приборную панель, ящики, пол в поисках каких-нибудь документов.
«Телефон», – вспомнила я. У того, которого я поджарила, был телефон. Наверняка есть и у других. Даже если это одноразовая трубка, из нее можно будет извлечь информацию о контактах, звонках. Бинго! Я нашла его – тонкий смартфон, спрятанный под пуленепробиваемым жилетом одного из убитых.
Защищен паролем. Конечно. И сети нет. Корпус и экран покрыты кровью того солдата. Но для того, чтобы сделать снимок, пароль и не нужен. Скользнув пальцем по потрескавшемуся стеклу, я включила камеру.
Я быстро сфотографировала всех похитителей, сделав по несколько снимков с разных ракурсов. ООН располагала гигантской базой данных, а также системой распознавания лиц. Должно получиться. Вот только удастся ли мне оторваться от этих двоих, чтобы отослать эти сведения правительству.
– Я еще раз спрашиваю: чем ты тут, блин, занимаешься?
Вздрогнув, я обернулась.
Приянка смотрела на меня снизу вверх, в руке зажат пистолет – забрала у того третьего солдата, или кем он там был.
– Я… улики. – Я показала ей на мобильник. – Слушай, я думаю, нам нужно разделиться. Пора разбежаться, чтобы нас не отследили…
– Мне нужна твоя помощь, – нервно перебила меня Приянка. – Я не смогу одна его донести. Далеко не смогу. Не смогу. Я не… у меня не хватит сил. Мне нужна помощь.
Я старалась не смотреть на ствол у нее в руке, думая о том, что не смогу отказаться. Если я перестану притворяться, что все нормально, как поведут себя они? И я даже не знаю, чего хотят эти двое. И как она отреагирует, на что пойдет, чтобы заставить меня остаться.
Мне просто нужно добраться до Вашингтона, не потеряв этот телефон. А если я откажусь, что она сделает, чтобы меня удержать?…
– Ты вообще понимаешь, каково мне просить о помощи? – тяжело дыша, проговорила Приянка. Мощный выброс адреналина, который позволил ей продержаться так долго, постепенно ослабевал. Ее ноги, все в синяках и ссадинах, теперь дрожали, выдавая, каких усилий ей стоит не вырубиться самой. – Думаешь, я бы стала просить, если бы не оказалась в безнадежной ситуации, и выхода у меня нет?
Я сглотнула. Сейчас единственная цель – выжить. У меня еще будет шанс сбежать от них. У меня все получится.
– Давай, – сказала Приянка, протягивая мне руку, исцарапанную, в кровоподтеках. – Я возьму телефон.
– Мне он не мешает. – Я сжала трубку в ладони.
– У меня есть карманы, – возразила девушка, и ее голос был таким же непреклонным, как и взгляд. – Я себе не прощу, если ты его потеряешь.
У нее был пистолет. И, пересилив себя, я медленно вложила телефон в ее ладонь и увидела, как Приянка спрятала его в свою изорванную джинсовую куртку.
Я спустилась на землю, ощущая себя так, будто из меня выкачали все силы, и мы побежали к Роману, который распластался на земле.
– Давай убираться отсюда, пока не подоспела группа поддержки, – буркнула Приянка, опускаясь на колени и подставляя плечо под руку Романа. Я сделала то же самое.
– И куда же? – спросила я, осматривая бескрайние просторы по обеим сторонам дороги.
В ответ нам качнулась высокая трава, встревоженная легким ветерком. На много миль на запад, на восток, на север и на юг не было ничего, кроме прерии и чистого неба.
Ничего, кроме нас.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий