Темные отражения. Темное наследие

Глава сороковая

Мы быстро покормили животных, навели порядок в доме и заперли дверь – Сэм с Лукасом собирались вернуться на следующий день. Ехать решили на двух машинах, слив бензин из третьей.
– Я хочу поехать с Зу, – сказал Лиам Толстяку, посмотрев, как я запихиваю наши грязные, потрепанные рюкзаки в багажник внедорожника, на котором тот приехал. – Ты не против?
Лиам успел сбрить бороду и стал уже больше похож на себя прежнего, хотя продолжал излучать тревогу. По словам Вайды, он перестал напоминать лидера какой-то секты, который собирается убить всех нас.
– Конечно, нет, – ответила я. – Но поведу я.
Слабая улыбка.
– Ну, тогда ладно.
– Надеюсь, ты готов поприжиматься на заднем сиденье, – подмигнула Приянка Максу, когда они спускались по ступенькам. – Я собираюсь защитить свой титул многократного чемпиона в «Я – шпион» .
Макс повернулся к Вайде.
– Пожалуйста, можно я поеду с вами? Мне нужно хоть немного тишины и покоя.
Вайда открыла заднюю дверь и приглашающе взмахнула рукой.
– Добро пожаловать, черт побери.
– Может, предупредить парня, чтобы на это даже не надеялся?– прошептал Лиам, прихромав ко мне, чтобы помочь погрузить наши припасы.
– Некоторые вещи лучше узнавать самостоятельно, – откликнулась я.
– Ты уверена, что хочешь сесть за руль? – спросил он, с надеждой посмотрев на задние сиденья.
Что-то новое поселилось в его лице.
Безнадежность.
Я дернула к себе один из рюкзаков. Там в переднем кармане лежала фотография, которую я забрала из Убежища. Подгоревшая и помятая, но уцелевшая.
Я протянула снимок Лиаму. Он посмотрел на изображение, и глаза его вспыхнули.
– Еще ничего не потеряно, – сказала я. – Все будет в порядке.
Лиам взял фотографию, а потом накрыл ладонью мою макушку, как делал это всегда.
– Когда это говоришь ты, я могу в это поверить.
– Готов? – спросила я его.
– Ехать долго. Может, тебе понадобится сделать перерыв?…
Я ответила ему долгим взглядом.
– Вот это – моя Зу, – произнес Лиам, убирая снимок в карман. Но когда я повернулась, чтобы сесть за руль, он меня остановил, удержав за запястье.
– Лиам, не глупи…
– Нет, я просто хочу сказать… – Парень покачал головой, и на лоб упали несколько темно-пепельных прядей. – Мне так жаль, что я ушел, не простившись.
– Когда? – спросила я, борясь с желанием его обнять.
Он нахмурился.
– Дважды. Я просто уходил, никому ничего не сказав, оставив позади слова, полные гнева. Так вышло и с тобой, и с Руби. Я знаю, что мне далеко до совершенства, но я всегда хотел поддержать вас.
– Совершенство… Кому оно нужно? – вздохнула я. – Нам с Руби точно нет.
– Все началось после того, как погиб Коул, – проговорил он, с трудом выдавливая из себя слова. – Я мог думать только об этом.
– Я понимаю, – с нажимом сказала я. – Лиам, я понимаю. Всe в порядке. Просто… давай больше никто никогда не уйдет, не прощаясь. Ладно?
Он кивнул.
– Ладно.
– Хорошо. – Я тоже кивнула ему в ответ. – Тогда поехали.
Прежде чем забраться на водительское место, Вайда окликнула меня.
– Если потеряешь нас из вида, просто двигай дальше. Встречаемся в четырех кварталах к югу от лаборатории.
– А почему ты думаешь, что я буду ехать следом за вами?
Вайда ухмыльнулась.
Я забралась внутрь и пристегнулась. Обернувшись, Приянка посмотрела в заднее стекло.
– Прощай, Снежинка, принцесса моего сердца.
– Всё в порядке? – спросил Роман, который уже занял место рядом со мной.
– Даже намного лучше, – ответила я, выдохнула и включила зажигание.
Мощный разряд электричества сотряс машину. Радио еле слышно заиграло какую-то неизвестную мне поп-музыку, но прежде чем я успела ее переключить, Лиам открыл переднюю дверь.
И, щелкнув языком, показал большим пальцем на заднее сиденье.
Одарив меня долгим взглядом, Роман отстегнул ремень безопасности и послушался.
– Что? – спросил Лиам, заметив мою реакцию. – Я ранен. Мне нужно больше места.
Я покачала головой и нажала на газ. Автомобиль дернулся вперед, а Лиам схватился за сердце.
– Успокойся, приятель, – бросила я, набирая скорость.
Мы проехали длинную подъездную дорогу и вырулили на грунтовку. Вайда уже устремилась вперед, оставляя за собой вихрь пыли. Чем дольше мы ехали – десять, двадцать минут, – тем сложнее было не замечать, что Лиама буквально трясет.
– Это становится оскорбительным, – предупредила я его. – И очень раздражает.
– Нет… нет, ты отличный водитель, – быстро пояснил мой друг. – Просто… зачем слушать это, если ты можешь выбрать что-нибудь другое?
Тогда я просто выключила музыку, сосредоточившись на том, чтобы не отстать от Вайды.
– Ну, так переключи на что-то другое.
Похоже, что это предложение привело его в ужас.
– Но ведь всегда выбирает водитель.
– Удивительно, что еще никто не пытался вытолкнуть тебя из машины на полном ходу, – заметила Приянка.
Лиам повернулся к ней.
– Из новых друзей Зу ты мне нравилась больше всех. А теперь это место занял он, потому что, по крайней мере, он уважает старших.
– С каких это пор ты старший? – спросила я Лиама.
– Это справедливое замечание, – отозвался Роман, глядя в окно. – Есть мнение, что мозг достигает пика производительности в возрасте двадцати пяти лет, а потом всe идет по нисходящей.
– Отлично, – буркнул Лиам, снова уставившись вперед. – И с этим парнем ты встречаешься на заборах?
– Что-о-о? – с деланым удивлением протянула Приянка.
– Ты подсматривал! – воскликнула я и хлопнула его по плечу, а потом в зеркало заднего вида посмотрела на Приянку, которая сосредоточенно пялилась в потолок. – Вы что, все смотрели?
Романа, кажется, совершенно не волновали эти откровения – он сосредоточился на прокладке альтернативных маршрутов по карте.
– Ладно, да, – призналась Приянка. – Но мы не специально. Сначала на улицу вышел Чарли. Он собирался на тебя наорать и загнать в дом, пока тебя не ударила молния. Увидел вас и вбежал внутрь, весь такой смущенный и ошарашенный, и сказал, что ничего странного не заметил. А это выглядело ужасно подозрительно, учитывая обстоятельства. Так что мы всей толпой тоже пошли посмотреть – просто убедиться, что вы в порядке и не превратились в кучку обугленных останков.
Я сердито зыркнула в зеркало и ткнула в кнопку сканирования частот. К счастью, включился официальный канал зоны, а не «Радио Истина», которое наверняка несло очередную чушь.
Но, к несчастью, хороших новостей ждать не приходилось.
для тех, кто к нам только что присоединился. Мы прерываем нашу передачу, чтобы сообщить вам экстренные новости от вашего местного канала Третьей Зоны…
– Почему я сразу вздрагиваю, когда слышу словосочетание «экстренные новости»? – спросила Приянка.
Роман выпустил карту из рук, и она упала ему на колени.
– Сделай-ка погромче.
– После нападения на кортеж временного президента Круз во время ее возвращения в Белый дом прошлой ночью генеральный секретарь Организации Объединенных Наций сделал следующее заявление…
Кровь запульсировала в сосудах, пульс зачастил как бешеный. Генеральный секретарь Чанг никогда не делал заявлений в отношении Америки, за исключением случаев, когда…
– После встречи с представителями всех стран коалиции, ответственной за восстановление законной власти в Соединенных Штатах Америки, мы пришли к единогласному решению продлить надзор ООН над ситуацией на следующие два года. Напряжение, возникшее накануне первых независимых выборов со времени отставки администрации президента Грея, продемонстрировало, что в стране по-прежнему существует опасная волатильность. В интересах внутренней и международной безопасности мы сохраним статус-кво и увеличим поддержку Защитников и миротворческих сил. Спасибо.
– Они сделали это, – выдохнула я. – Отменили выборы, как и предсказывал Мур. Вряд ли он добивался именно этого…
Потому что власть, к которой он так стремился, снова ускользнула у него из-под носа.
– Жителям Чикаго, Индианаполиса, Детройта и других крупных городов рекомендуется оставаться в своих домах и не создавать пробки на дорогах, чтобы экстренные службы могли добираться к местам стихийных митингов.
Стихийных митингов. В переводе с официального языка это, скорее всего, можно назвать яростными протестами.
– Так, может, он всех переиграл! – вмешалась Приянка. – Разве это не его рук дело? Он же постоянно нагнетал панику. На каждом углу орал насчет того, что у ООН слишком много контроля, что там никогда не отдадут власть над страной, даже если власти США будут на этом настаивать. Только этого он и хочет: открытого бунта.
Многие недели – многие месяцы – Мур и ему подобные сеяли опасные искры раздора, которые теперь вот-вот обрушатся на нас. И если страна погрузится в хаос, именно за ним могут пойти даже те, кто раньше ему не верил. Мур сфабриковал доказательства, которые позволят ему утвердиться в роли пророка и спасителя.
– Что ж, – отозвался Лиам, глядя в окно. – Хреново.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий