Темные отражения. Темное наследие

Глава сорок первая

Когда через сутки мы въехали в Филадельфию, город уже пылал.
Мы увидели дым еще за несколько километров, еще до того, как заметили полицейские кордоны на главном шоссе. Я пристроилась в «хвосте» у Вайды. Она проехала через Лэндсдоун и остановилась на парковке у заколоченного продуктового магазина. На дверях, запертых на цепь, краской из баллончика было написано: «СЕМЕЙНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ. ПОЖАЛУЙСТА, НЕ ТРОГАЙТЕ НАС». Мусор, битое стекло, баллончики от слезоточивого газа на асфальте… Но город словно вымер. Дома, мимо которых мы проезжали, выглядели брошенными и разграбленными.
Спина болела ужасно, хотя мы несколько раз менялись за рулем. Выйдя из машины, я попробовала потянуться и размяться, чтобы прилив адреналина прогнал сонливость и разбитость. Прижав к уху дешевый одноразовый мобильник, купленный на заправке, из кабины вышла Вайда.
– Сделаю. Спасибо. Сразу позвоню тебе, обещаю.
– Кто это? – тоже потягиваясь, спросил Лиам.
– Кейт, – ответила Вайда. – Она мониторит для нас ситуацию в Филли. Судя по информации, которую она добыла по каналам ФБР, мы сможем проникнуть в город, но только не на машинах, и срежем путь через кладбище Маунт Мориа. Она подслушала, что агенты, которые координировали действия остальных, планируют отозвать оттуда патрули и оставить лишь наблюдение с воздуха.
Лидером нашей спасательной операции, без сомнения, стала Вайда – единственная, у кого был настоящий боевой опыт. И все-таки, оказавшись теперь в арьергарде, после того, как много дней приходилось вести всех вперед, я постоянно чувствовала, как по коже пробегают статические разряды. Но когда я смотрела на Вайду, наблюдая за тем, как она готовится сама и как планирует наши действия, немного успокаивалась. Хотя Вайда предпочитала отправляться на задания одна, она прекрасно понимала, что групповая операция имеет свои преимущества. Я старалась держаться рядом, впитывая в себя новые знания.
Вынув карту из бардачка, Роман разложил ее на приборной панели внедорожника.
– Вот. Похоже, нам осталось километра два.
Местонахождение лаборатории «Леды» в Филадельфии не являлось секретом. Несколько лет назад это здание закрыли в попытке утаить, что именно разработанное ими вещество и вызывает пси-мутации. Но вместо того чтобы снести этот дом, президент Круз позволила компании снова там обосноваться. Это стало для нас настоящим шоком. Более того, «Леда» получила финансирование по линии ООН – чтобы продолжить исследование мутации и разработку лекарств, не имеющих отношения к ОЮИН вообще. Это решение возмутило многих. И при всей своей тогдашней лояльности к правительству я все равно не понимала, как можно поощрять тех, кто, пусть и ненамеренно, разрушил столько жизней.
– А сколько еще от того места до центра города? – спросил Лиам, уперев руки в бока. – Нам же придется идти несколько часов. Неужели никак нельзя проехать?
– Можно, если ты вдруг забыл, каково это, когда тебя кидают в полицейский фургон без опознавательных знаков, – откликнулась Вайда. – Если ты так соскучился по белому шуму, думаю, кто-нибудь с удовольствием тебе напомнит.
Отмахнувшись, Лиам посмотрел на Толстяка, который с задумчивым видом прислонился к их «седану».
– Если город в таком раздрае, – проговорил он, – может, Руби уже вывезли?
– Я могу провести еще одно считывание, – предложил Макс, подходя к нам.
Вайда покачала головой.
– Кейт сообщила, что офисные здания в центре города, в том числе и лаборатория, заблокированы. Введены усиленные меры безопасности, и нам будет непросто добраться туда незамеченными. Но оценить обстановку мы сможем, только оказавшись там, на месте. В городе действует комендантский час, но ситуацию еще не взяли под контроль.
Лицо Лиама разочарованно вытянулось, но он согласно кивнул. Ситуация складывалась дерьмовая, но все же кое-какая информация у нас была.
– Здание лаборатории в одиннадцати километрах отсюда, – заметил Роман. – Если в хорошем темпе, дойдем за два часа. Но для человека с огнестрельным ранением это долгий путь.
– Малыш, – пробормотал Лиам, – прекрати меня доставать. Я в порядке.
Проверив, заряжен ли пистолет, Вайда сунула его в карман своей кожаной куртки. Я знала, что Роман вооружен, но удивилась, увидев, что Приянка тоже взяла предложенный Вайдой ствол.
– Ты и сама это знаешь, но все же предупреждаю: тебя не должны увидеть, особенно люди в форме, – сказала Вайда. – В белого мальчишку, скорее всего, сразу стрелять не станут – тем более если не заподозрят, что он «пси». Но тебе с твоим цветом кожи рассчитывать на это не стоит.
– Я понимаю, – ответила Приянка. – Но начнем с того, что я не попадусь.
– Хорошо. Я не хочу, чтобы кто-то еще умер в мою смену.
Состроив ехидную гримасу, Приянка отдала ей честь.
– И этого мне тут тоже не нужно, – бросила Вайда. – Ты способна выполнять приказы?
– Ты понятия не имеешь, на что я способна, – отчеканила Приянка.
Стальной взгляд Вайды смягчился, а губы сложились в ее фирменную, слегка пугающую, одобрительную улыбку.
Мы пробирались по улицам нагруженные водой и оружием. Первый вертолет попался нам только, когда мы уже подходили к границам кладбища. Мы с Приянкой первыми почувствовали его приближение – еще до того, как остальные услышали его рокот. Девушка схватила Макса, а я – Романа, и мы втащили их под прикрытие зелени, махнув остальным, чтобы сделали то же самое.
Лиам оказался рядом со мной: согнувшись, он уткнулся головой в ствол дерева. Его лицо покраснело, а по щекам тек пот. Услышав, как парень тяжело дышит, я обеспокоенно посмотрела на него. Лиам стиснул зубы, всем видом выражая решимость. Вскоре треск вертолетных винтов сменился на завывание пожарных сирен и вопли сработавших автомобильных сигнализаций.
– Переходим кладбище по двое, – скомандовала Вайда, когда мы перелезли через ограждение. – Кроме тебя, Стюарт – ты пойдешь со мной и Чарли.
Дождавшись, когда мы с Романом проберемся через лабиринт могильных камней и дорожек, за нами помчались Макс с Приянкой. Потом к нам присоединились Толстяк, Вайда и Лиам. И когда вертолет сделал круг, город уже прикрывал нас своими дымными рукавами. Мы растворились в хаосе.
На окраине горели жилые здания и магазины, и ветер только сильнее раздувал пожар. Мародеры громили магазины. Белый парень, сжимая в руках ноутбук, вылез из разбитой витрины и помчался к приятелям – нижняя часть их лица была скрыта под банданами. Мимо проехала полицейская машина.
Только через час нам удалось наконец-то выйти к реке и найти способ через нее перебраться. Большую часть времени мы прятались за мусорными контейнерами, укрываясь от патрулей. Внутри меня все бурлило от нетерпения: счет сейчас мог идти на минуты. Что, если Руби уже…
Я видела лицо Лиама. Теперь это он вел нас за собой. Мы с Романом замыкали группу, Приянка старалась не отставать от тех, кто шел впереди, а Макс понемногу замедлял шаг, пока не поравнялся с нами. Его лицо было мрачным.
– Ты как? – спросила я его. – Если это для тебя слишком, ты можешь вернуться.
Я не хотела его обидеть, я была удивлена, что Макс вообще решил пойти с нами. Когда Лиам позвонил Сэм и Лукасу, чтобы сообщить им новости, ребята предложили Максу остаться, пока он не почувствует, что готов выйти в мир. Но парень не отступал, упирая на то, что, может, придется «ловить» еще раз – после того, как мы доберемся до города.
– Я справляюсь, – ответил он. – Но я не ожидал, что нам снова придется сражаться.
– Но ты и не должен, – возразила я. – Ты здесь, с нами – и это уже здорово.
Макс кивнул и снова принялся сканировать взглядом улицы, по которым мы шли. Постепенно я начала видеть закономерности в окружавшем нас хаосе. Мы двигались навстречу пожарным, которые пробивались от центра к окраинам. Пылающие факелы домов сменялись тлеющими развалинами. И когда мы вышли к почерневшим руинам старинных двухэтажных домов – слепленные друг с другом, они тянулись длинными рядами, огня здесь уже не было, но в воздухе висела густая смесь пепла и удушающего дыма. Я закрыла рот и нос воротником, стараясь дышать через ткань.
Однако чем дальше мы продвигались к своей цели, тем больше становилось людей. Вот и сейчас навстречу нам брела разношерстная, разновозрастная толпа. Глаза красные и воспаленные.
– Слезоточивый газ, – прокомментировал Роман, сопровождая свои слова кивком головы.
Один мужчина средних лет подставил плечо другому, помоложе. Они, пошатываясь, шли вперед. У молодого была разбита голова, а взгляд расфокусирован. Мужчины тащились мимо обгорелых корпусов машин, под ногами хрустело битое стекло. Когда они проходили мимо, пожилой посмотрел на меня, а потом взглянул еще раз уже внимательнее.
Я кашлянула и отвернулась, пряча лицо.
– Не ходите к «Индепенденс-Молл» , – хрипло сказал он. – Там всех хватают и проверяют удостоверения личности. Вас оттуда не выпустят.
Я рискнула поднять на него глаза. Этот человек меня не узнал, но заметил, как мы молоды. И отсутствие опознавательных значков его не обмануло.
– Проще всего выбраться через кладбище, – сообщил ему Роман и взял меня за локоть, подталкивая вперед. – Но опасайтесь вертолетов.
– Спасибо, – невнятно проговорил раненый. – Будьте осторожны. Резиновых пуль у них нет.
– О боже, – прошептал Макс, как только эти двое оказались вне зоны слышимости.
– Ты по-прежнему в порядке? – спросила я. Парень сглотнул и кивнул.
Пришлось поторопиться, чтобы догнать остальных. В какой-то момент Роман приотстал и наклонился, чтобы подобрать что-то, застрявшее в решетке у плюющегося водой пожарного гидранта. Бейсболка Phillies . Парень молча протянул ее мне.
– Спасибо, – прошептала я и натянула кепку как можно глубже, чтобы козырек закрывал мне лицо. Эта встреча заставила меня еще больше занервничать.
– Разве здание «Леды» не рядом с «Индепенденс-Молл»? – спросила я, когда мы наконец собрались вместе – ребята ждали нас, укрывшись в тени заколоченной пиццерии.
– Думаю, кварталах в десяти, – сказала Вайда. – А что?
– Думаю, ближе, – с напряжением в голосе возразил Лиам. – Около четырех.
– Ты уверен? – спросила я.
– Там мой брат работал на Детскую лигу под глубоким прикрытием, – бесцветно произнес Лиам. – Я проверял, смогу ли заметить его из того парка. Я уверен.
Он оказался прав. Неприметное белое здание без вывесок и опознавательных знаков стояло на углу Десятой улицы и улицы Локаст. Местонахождение лаборатории было известно любому, кто работал во властных структурах, и, вероятно, любому, кто жил и работал в Филадельфии. Согласно официальной версии, представленной широкому населению, лабораторию закрыли, здание передали в дар местному университету, а спонсируемые ООН исследования «Леды» проводятся в Вашингтоне под строгим надзором правительства. И если еще оставались такие, кто ничего не знал о том, что это за низкое прямоугольное здание, теперь оно утратило свою неприметность. Дом был оцеплен военными, а за рядами фургонов было не разглядеть входных дверей.
Не дойдя до лаборатории примерно квартал, мы свернули в узкий переулок между руинами суши-ресторана и химчисткой. От такого сочетания запахов, смешанных с дымом, у меня слезились глаза.
– Что за скорбные физиономии? – воззрилась на нас Вайда. – Мы бы никогда не смогли забраться туда через главный вход.
– А разве не все входы контролируются? – спросила я. – Конечно, мы предполагали, что просто так нам дверь никто не откроет, но увидеть штурмовые винтовки все-таки не ожидали.
– Да ладно, мы же не долбаные идиоты. У кого какие идеи?
– У меня есть одна восхитительно простая, – медленно проговорила Приянка.
– Вот это я понимаю, – протянул Лиам. – Давай ее сюда.
– Мы знаем, что где-то рядом согнали в парк самых буйных протестующих. А их гораздо больше, чем солдат, верно? – Приянка взглянула на меня. – Как мы тогда сделали в Бездне. Надо, чтобы все они двинулись на «Леду», проникли туда. Запустим идею, что там… ну не знаю, полно еды? Напомним, что только из-за «Леды» мы все тут оказались? Если толпа ринется к зданию, это отвлечет внимание военных и охраны на главный вход. И мы найдем способ проскользнуть внутрь.
– Кого-то наверняка убьют, – возразил Толстяк. – Даже если мы воспользуемся хаосом, чтобы проникнуть в здание, не исключено, что из-за новой опасности могут объявить эвакуацию.
– До-лой! О-ОН! До-лой! О-ОН!
Сначала голоса людей, которых загнали к «Индепенденс-Молл», и тех, кто митинговал с плакатами рядом с «Индепенденс-Холл», звучали как глухой рев. Но чем дольше мы стояли здесь, тем громче они становились – толпа приближалась к нам.
– Можно украсть форму миротворцев или полицейских, – предложил Роман.
– Мыслишь в правильном направлении, но идея невыполнимая, – откликнулся Лиам. – Даже если мы придумаем блестящую убедительную причину, зачем нам всем нужно оказаться в этом здании, нам никогда не найти семь комплектов формы, не говоря уже о восьмом, чтобы вывести Руби. Лучше поставить на то, что охрана отвлечется на беспорядок снаружи, и мы проникнем внутрь через боковой вход.
– Не знаю, есть ли там боковой вход, но есть резервный паркинг.
Мы все, как один, повернулись к Максу.
– Твой отец работал на «Леду»! – воскликнула я, вспомнив, о чем он рассказывал мне в Бездне. – В этой самой лаборатории.
Макс кивнул.
– Да уж, эта информация чертовски пригодилась бы нам пять минут назад, – покачала головой Вайда. – Больше ничего не хочешь добавить?
– Главный паркинг для сотрудников находится прямо под лабораторией, в задней части здания. А тот, другой – в нескольких кварталах к северу, но они соединены подземным переходом, – объяснил Макс.
– Ты точно это знаешь? – спросил Толстяк. – На тысячу процентов?
– Исследователи пользовались им, если опаздывали на общие совещания, где было и без того полно сотрудников. И никто об этом не знал, – объяснил Макс. – А папа приводил меня через него на обследования, чтобы никто не пялился. Там есть системы безопасности, камеры и охранник в будке, но забраться туда должно быть несложно. Не думаю, что существует замок, который окажется Приянке не по зубам.
– Ой, Максимо, – протянула та. – Теперь я чувствую себя виноватой, что столько раз меняла пароль на твоем телефоне, чтобы помучить тебя.
Парень нахмурился.
– Я так и знал!
Лиам хлопнул в ладоши.
– Соберитесь. В какую часть здания выходит тоннель? В вестибюль?
– Он соединяется с той же шахтой лифта, по которой можно спуститься в главный паркинг, только находится на уровень ниже. Шахта проходит вверх и вниз по всему зданию. Чтобы пользоваться лифтом, нужен электронный пропуск, но у нас, опять же, есть Приянка.
Девушка гордо отбросила назад длинные вьющиеся волосы.
– Ладно, – сказал Толстяк. – Семь уровней, включая вестибюль. Если мы разделимся, одни начнут поиски с верхнего этажа, а другие – со второго. Встретимся посередине.
– Ты пойдешь со мной, – непреклонно заявила Вайда. – Возражения не принимаются. Ты четыре года не держал в руках оружия.
– Я и не собирался с этим спорить.
– Я тоже пойду с тобой, – предложил Лиам. – А дети пусть разберутся с нижними этажами. Встретимся на четвертом уровне, у лифтов. Можно как-то разделаться с камерами видеонаблюдения?
– Когда мы окажемся в здании, я попробую, – сказала Приянка. – Посмотрим, смогу ли закольцевать запись в системе.
Все кивнули. Все, кроме Макса, который явно побледнел.
Я больше не хочу причинять никому боль…
Мы уже заставили его нарушить данное самому себе обещание, когда пришлось драться с Милашкой. Я не собиралась еще раз поступить с ним так же.
Роман тоже заметил его состояние:
– Нам понадобится транспорт, чтобы выбраться из города. Сможешь об этом позаботиться? – негромко спросил он. – Обеспечить быстрый отход, несмотря на кордоны?
Макс яростно закивал.
– Только оставьте мне сотовый. Буду держать вас в курсе.
Толстяк отдал ему свой телефон, а Лиам передал нам старый мобильник Сэм.
– Только сообщения, – напомнила Вайда. – И только через приложение с шифрованием.
– О-ОН! До-лой! – взревела толпа совсем рядом. – Дайте нам голосовать! За Мура!
Прижавшись спиной к стене, Вайда первой подобралась к выходу из переулка. Жестом приказав нам следовать за ней, она подтащила Макса поближе к себе, схватив его за воротник.
– Они идут к паркингу?
Парень кивнул.
– Он находится к северу от здания. Если эти никуда не свернут, выйдут прямо к Десятой.
Похоже, это был хороший шанс, учитывая, что доступ к улице Локаст, заставленной искореженными и брошенными машинами, блокировали полицейские заграждения.
– Наша любимая госпожа вернулась, – прошептала Приянка. – Я скучала по вам, госпожа Удача.
Когда первая волна протестующих прошла мимо нас, завернувшись во флаги и размахивая плакатами, Вайда позволила нам двинуться следом за ними. Толпа митингующих то рассыпалась, то снова сбивалась в группы, упорно шагая дальше, и дальше, и дальше. А мы проталкивались и протискивались между ними, чтобы скорей оказаться на месте. На боковых улицах стояли солдаты, наблюдая за толпой и не давая ей отклоняться от маршрута.
Лиам оказался рядом со мной. Он споткнулся, когда кто-то случайно ударил его локтем в грудь. Я обхватила его рукой, чтобы поддержать. Темные волосы Вайды почти исчезли за плакатами. Я изо всех сил старалась успеть за ней.
Знакомый давящий жар скользнул по затылку, прошелся холодком по спине. Он исчез, прежде чем я успела понять, что это было.
Лиам вздрогнул, прижав руку к груди.
– Будто кто-то только что наступил на мою могилу.
Я приподнялась на цыпочки, осматривая соседние здания. Лица вокруг расплывались, тревога нарастала. Шедшая впереди Приянка повернулась, встретилась со мной взглядом и принялась осматриваться в поисках единственного возможного источника.
Лана.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий