Темные отражения. Темное наследие

Глава двадцать пятая

Я припарковала машину на потрескавшемся асфальте подъездной дороги и теперь наблюдала за маленьким домиком на противоположном ее конце. Голова была тяжелой и болела от недосыпа, но с тех пор, как мы пересекли границу штата Джорджия, мое сердце билось так, будто готово выпрыгнуть из груди.
– Держи. – Роман передал мне бутылку с водой. Я с благодарностью приняла ее и одним духом выпила.
Приянка, прищурившись, всматривалась сквозь темноту.
– Ух, веселенький дом убийцы. Не терпится войти.
Роман на заднем сиденье переместился к двери и опустил боковое стекло.
– Движения внутри не видно. Свет не горит.
Белый домик коттеджного типа оказался больше, когда мы пригляделись к нему повнимательнее. Левая часть располагалась на естественном склоне холма, так что к ней пристроили нижний этаж. Но природа сделала свое дело. Деревья на заднем дворе так разрослись, что крыша того и гляди могла обвалиться.
Сооружение выглядело заброшенным. Но это не означало, что так оно и было.
– Я рада, что мы приехали сюда, – сказала я. – Даже если это тупик, по крайней мере, мы сможем исключить одну версию.
Мне не стоило возлагать на эту поездку слишком большие надежды, результат мог оказаться нулевым. Мысль о том, что Руби жила в таком месте, наполняла меня еще большим ужасом.
– Давай быстро осмотримся и двинемся в дом, – поторопила нас Приянка. Она вытащила фонарик из рюкзака, стоявшего у нее в ногах, предлагая мне взять второй из кармана в сиденье.
Ночь встретила нас громким пением цикад и жалобным гудением электролиний. Тяжелые силовые кабели тянулись над двором. Когда я проходила под ними, их звук словно пронизал меня. Каждым нервом я почувствовала электричество вокруг. Фонарь, гаражная дверь в соседнем доме и что-то… что-то внутри этого здания.
Я замерла. Приянка осветила фонариком фасад дома. Роман снял пистолет с предохранителя.
Краем глаза я заметила какое-то движение. Я включила свой фонарик и обвела им пространство вокруг – мне показалось, что я видела «музыку ветра», висевшую над покосившимся крыльцом.
Мне не померещилось. Звенящие палочки блеснули, когда их коснулся луч фонаря. Нам в спину подул ветер, и они легонько зазвенели, но я не могла отвести взгляд от маленького кусочка стекла. Кусочка в форме полумесяца.
Я бросилась вперед и взбежала по крыльцу, перескакивая через ступеньки.
– Зу, подожди! – крикнула Приянка, успев вцепиться в мою рубашку. – Притормози. Ты не знаешь, что внутри и тем более кто.
– Думаю, она там, – задыхаясь, выговорила я. – Там внутри источник энергии, что-то электронное.
– Возможно, тут заложена бомба, – остановил нас Роман. – А дверь – взрыватель.
– Ладно, об этом я не подумала, – согласилась Приянка. – Но спасибо, что так ярко всe описал.
Парень догнал нас и дернул за одну из досок, которыми были заколочены окна фасада. Стоило потянуть посильнее, и ржавые гвозди легко поддались. Роман осторожно заглянул внутрь, стараясь не оказаться на линии прицела.
– Всe чисто, – констатировал он и принялся отдирать от рамы следующую доску.
– Внутри какое-то устройство, – сказала я им. – Очень слабо чувствуется, но… я не понимаю, включено оно или выключено.
– Звучит не слишком обнадеживающе. – Приянка повернулась к двери и занесла ногу для удара. – У нас только один способ это выяснить.
Она мощным пинком распахнула дверь, выломав створку вместе с замком.
Роман первым вошел внутрь и, пригнувшись, быстро осмотрел дом.
– Зу? При? – позвал он. – Вам стоит на это взглянуть…
– Каждый раз, когда я это слышу, случается что-то плохое, – проворчала я, пытаясь успокоить дыхание.
– Что ж, по крайней мере, мы пока что не взорвались, – прокомментировала Приянка, обнимая меня за плечи. – Так что дела уже не настолько плохи.

 

Я была готова к худшему. Но к тому, что увидела, готова не была.
– Ох, – выдохнула я, прикрыв рот руками.
– Привет, красавчик, – проворковала Приянка.
В доме не было мебели. Даже с кухонных шкафов сняли дверцы. Судя по всему, здесь вообще ничего не было, только серверная стойка с монитором прямо посередине комнаты. Именно она и оказалась источником низкого напряжения, которое я почувствовала, подходя к дому.
Роман обошел вокруг стойки, подвинул ногой провод. Он был по-прежнему включен в розетку, но система явно не функционировала.
– Она вышла из строя? Выключена, похоже?
– Наверное, отключалось электричество, и ее просто нужно перезагрузить, – предположила Приянка. – Можно я возьму эту задачу на себя?
Я провела пальцем по монитору, стирая толстый слой пыли. Здесь давно никого не было. И Руби тоже. Но если она отправила нас сюда, я хотела узнать, почему.
– Ага. Включи его. Давай посмотрим, что это за информация, которую она не рискнула хранить в Убежище.
Приянка передала мне свой фонарик, хрустнула пальцами.
– До смерти хочу наконец-то поиграться с Arclight-4000. Этому экземпляру уже немало лет, но это прекрасная роза в мире защищенных серверов. И потребуется осторожность, чтобы избежать ее шипов.
В ответ на мой растерянный взгляд Роман посмотрел на меня с такой же растерянностью.
Напевая себе под нос, Приянка прошла вдоль устройств на стойке, нажимая на кнопки. Потоки энергии мгновенно изменились, ударив по моим оголенным нервам – компьютеры разогрелись и зажужжали. Под монитором была маленькая выдвижная клавиатура. Приянка забарабанила по ней пальцами.
– Это большой риск – оставлять такую систему в доме, куда любой может вломиться, – медленно проговорил Роман. – Ты говорила, что в Убежище всe было хорошо продумано насчет безопасности и технического обеспечения, в том числе серверов, верно?
– Ага, – кивнула я. – Опять же, чем больше риск, тем выше вознаграждение.
– Просто это выглядит… большой неосторожностью. Руби не смогла бы помешать их забрать, – продолжал Роман. – Она не успела бы доехать сюда, если бы вдруг кто-то попытался это сделать.
Сердце забилось быстрее.
– Думаешь, оборудование принадлежит кому-то еще?
– Думаю, Руби хотела убедиться, что это место точно найдут, – прямо сказал Роман. – На случай, если она сама не может сюда добраться.
– Вот оно! – Приянка радостно вскрикнула. – Мне вообще не придется их перезагружать – отошел провод питания у второго сервера. Так, поехали…
Приянка просияла, когда экран пискнул и включился. Поток энергии тут же изменился: из ближайшей розетки вырвался внезапный разряд, который потек по проводам, словно кровь.
Встревоженно взглянув на Приянку, Роман занял сторожевой пост у окна, наблюдая за улицей.
– Тут что-то не так. Я проверю периметр дома – хочу убедиться, что кругом тихо.
С этими словами он сразу вышел.
Клавиши стучали, как пулемет. В темной комнате экран отбрасывал на лицо Приянки призрачный зеленый отсвет.
– Есть что-нибудь? – спросила я, встав с ней рядом. Бесконечные строчки кода, которые прокручивались на экране, ничего мне не говорили.
Она прикусила нижнюю губу.
– Мне нужна еще минутка. Защитные системы здесь…
И вдруг все исчезло.
– Что случилось? – спросила я.
Пальцы Приянки летали над клавиатурой.
– Я не знаю…
Экран мигнул. На нем появилось одно слово.
ЗАГРУЗКА…
Снова и снова, одно и то же слово.
ЗАГРУЗКА…
ЗАГРУЗКА…
– Загрузка чего?
Приянка ввела команду.
ПЕРЕДАЧА ФАЙЛОВ
ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ НЕИЗВЕСТЕН
ЗАГРУЗКА ЗАВЕРШЕНА
АРХИВ 1 УДАЛЕН
ЗАГРУЗКА ЗАВЕРШЕНА
АРХИВ 2 УДАЛЕН
– Чeрт, – выругалась Приянка. – Кто-то выгружает данные с сервера и удаляет их.
– Кто? Мы можем как-то узнать?
ЗАГРУЗКА ЗАВЕРШЕНА
АРХИВ 3 УДАЛЕН
Она переводила взгляд с мерцающего экрана на дверь и обратно.
ЗАГРУЗКА ЗАВЕРШЕНА
АРХИВ 4 УДАЛЕН
– Давай я просто выдерну его из розетки…
– Нет, не отключай, данные могут пострадать, – быстро проговорила Приянка. – Просто… Ох, блин. Вперед, скидди .

 

Она убрала руки с клавиатуры, а затем коснулась монитора. Крепко вцепившись в него, девушка закрыла глаза.
– При?
Она снова широко распахнула глаза – и в тот же момент экран затопили зеленые строчки кода. Буквы и цифры проносились по экрану, мерцая между статусами загрузки и списком зашифрованных файлов.
– Не могу… пробиться…
ЗАГРУЗКА ЗАВЕРШЕНА
АРХИВ 5 УДАЛЕН
– При? Приянка! – Я тронула ее за плечо, и между моим пальцем и ее кожей тут же проскочил статический разряд. От боли я прикусила язык, но она даже не шелохнулась. Ее глаза были широко открыты, а зрачки превратились в точки. Глаза лихорадочно метались, будто в фазе быстрого сна.
– Не могу… нужно…
ЗАГРУЗКА ЗАВЕРШЕНА
АРХИВ 6 УДАЛEН
Соединяясь с электрической цепью, я всегда представляла, будто растворяюсь в ней, обращаясь в миллионы частиц света и энергии. Конечно, я знала, что превратиться в электричество невозможно, но ощущения могут противоречить разуму. Сейчас, наблюдая за Приянкой, неподвижной, как серверная стойка, я отчетливо представила себе вилку, вставленную в розетку.
На экране мелькали файлы, картинки, код, сменяя друг друга с такой частотой, что я не успевала даже уловить, что вижу. Глаза Приянки закатились, но по-прежнему метались, будто она прочитывала строчку за строчкой со сверхчеловеческой скоростью.
ЗАГРУЗКА ПРИОСТАНОВЛЕНА
ЗАГРУЗКА…
ЗАГРУЗКА ПРИОСТАНОВЛЕНА
ЗАГРУЗКА…
У меня за спиной хлопнула дверь. Я резко развернулась и увидела, как побледнел Роман.
В одно мгновение он оказался рядом с Приянкой и дотронулся до нее как раз в тот момент, когда она затряслась всем телом. Я не могла сказать, где граница между Приянкой и энергией, текущей к серверам. Роман щелкнул пальцами перед ее лицом.
– Проклятье, При, прекрати!
– Она сказала мне не отключать его…
– Нет, не делай этого! – рявкнул Роман. – Она тогда впадет в шок. Мне нужно… нужно, чтобы ты вернулась к машине. В багажнике. Там две склянки. На одной написано «метопролол», на другой – «галоперидол». И еще возьми шприц.
– Что это? – почти прошептала я. – Как она это делает?
Поток информации на экране был синхронизирован с сотрясавшей ее дрожью, с подергиванием ее глаз, с жужжанием устройств на стойке. Я отдаленно ощущала мелкую вибрацию серверов, запах дыма и плавящегося пластика.
Она внутри компьютера.
Ее сознание было…
Роман расправил плечи и глубоко вдохнул, пытаясь успокоиться. Он протянул руку к ее плечу, но не дотронулся до него.
– Забери у меня пистолет и держи его при себе.
Я забрала пояс с кобурой и застегнула его на себе.
– Что происходит?
– С тобой всe будет в порядке, – проговорил он. Слова адресовались не Приянке, а мне. – Пожалуйста. Принеси метопролол и галоперидол.
Когда Роман наконец коснулся Приянки, его тело застыло в неестественной позе.
– Смогу вытащить ее… не… отключай… – пробормотал он.
Парень вздрогнул и слегка покачнулся. Его веки были плотно закрыты, но я видела, как глазные яблоки двигаются под ними – он погрузился в такой же транс, как и она.
– Я вас обоих убью, – пробурчала я. – Как только очухаюсь от этих галлюцинаций.
Я пыталась цепляться именно за это объяснение. Может, я до сих пор нахожусь в машине, уснула, и это просто… как там Толстяк это называл? Сонный паралич, когда сознание бодрствует в достаточной степени, чтобы пугаться кошмаров, но тело заперто в темнице бессознательного, неспособное отвечать на угрозы и бороться с монстрами.
Эта способность соединяться с машинами, не важно, как это происходило, псионической не была. Нет, не так, она могла быть псионической тоже. Этот термин обычно применяли ко всему, что имело отношение к сверхъестественным возможностям сознания. Просто я ничего подобного раньше не видела.
В одном я теперь была абсолютно уверена: они точно не были ни Зелеными, ни Желтыми.
Машины жалобно загудели, всплеск энергии разрушал их электронные платы. Каждый звук в этой комнате, кроме нашего дыхания, касался неестественным. Щелчки, пульсация, гудение, попискивание.
Стряхнув с себя оцепенение, я побежала к двери, промчалась прямо по грязной и мокрой лужайке и, споткнувшись, уперлась руками в крышку багажника. Роман оставил машину незапертой, и это внезапно тоже показалось мне ужасно беспечным для человека, который обычно продумывал каждую мелочь, когда дело касалось нашей безопасности.
«Он предполагал, что это может случиться», – осознала я. Не мог не предполагать.
Я разорвала пакеты из аптеки, вытряхивая из них лекарства и еду, пока не нашла нужные склянки. Метопролол был в таблетках, а галоперидол – в ампулах.
Шприц – вот для чего он нужен. Я нашла коробку со шприцами, высыпала их и схватила сразу несколько. На упаковках не было никаких инструкций по применению.
– Конечно, потому что этим должны заниматься чертовы врачи, – пробормотала я. – Какого хрена…
Внезапно я ощутила слабую искорку энергии, которая пробилась сквозь все другие мысли. Я распрямилась, ощутив прилив адреналина, и попыталась определить ее источник. Вдалеке, но приближается. Три… четыре… пять… шесть искорок. Маломощные устройства вроде…
Передатчиков. Солдаты.
Прижав лекарства к груди, я помчалась к дому, распахнув дверь плечом. Проскользив по пыльному полу, я замерла.
Склянки и шприцы выпали у меня из рук – я отшатнулась и выхватила пистолет.
– Назад.
Рядом с Романом и Приянкой стояла Лана, глядя на них сквозь завесу своих спутанных волос. Она не касалась их тел; похоже, она еще ничего с ними не сделала. Пока что.
Девочка не шелохнулась. Она только посмотрела на меня так, словно находилась совсем не здесь.
– Где ее лекарства?
– Назад, – снова предупредила я, снимая пистолет с предохранителя.
Теперь я ощущала искорки совсем близко – солдаты были уже рядом с домом. Еще один десант.
Следом за этой мыслью тут же вспыхнула следующая: у меня по-прежнему есть мои силы.
– Синяя звезда…
Я снова посмотрела на Приянку. Теперь ее трясло сильнее, будто она держалась из последних сил.
– Синяя звезда, – пробормотала она. – Синяя звезда, синяя звезда, синяя звезда…
Эти слова зацепили меня, пробуждая смутные воспоминания.
– Верно, При. Догадалась, да? – Девочка не отводила взгляд от Романа и Приянки, замерших неподвижно, глядевших на что-то сквозь плотно закрытые веки. Потом, словно марионетки, которым обрезали нити, они оба рухнули на пол, не переставая дрожать. Не обращая внимания ни на меня, ни на пистолет, Лана бросилась к лекарствам.
Я выстрелила в пол рядом с ней, пытаясь заставить ее остановиться. Снаружи слышались голоса наемников – ее подкрепления. У меня есть лишь несколько секунд, прежде чем они ворвутся в дом.
Я пристально смотрела на девочку. Одного только присутствия Ланы было недостаточно, чтобы подавлять способности. Ей нужно было усилие воли, как и всем нам. И прямо сейчас я еще была свободна от этого воздействия.
Серебряная нить моей силы соединила все искорки, мерцавшие снаружи. Я перехватила контроль над аккумуляторами их передатчиков и усилила заряд, увеличивая его, пока не услышала крики.
Все шесть вспышек энергии исчезли. Новых не появлялось.
Кто-то был еще жив; я слышала, как они стонут от боли. Одной попытки недостаточно, чтобы устранить угрозу. Еще не всё. Серебряная нить коснулась другого, более крупного источника. Установленный снаружи кондиционер.
Лана медленно подняла взгляд, нахмурившись, и в этот момент я воспользовалась последней возможностью.
Взрыв кондиционера сбил с ног нас обеих, пистолет выпал у меня из руки. Когда я ударилась головой об пол, в глазах потемнело.
Когда я пришла в себя, Лана пыталась встать. Она, пошатываясь, поднялась на ноги, прижимая руку к порезу на лбу. Задняя стена дома горела. Ручейки пламени побежали по полу и потолку, и дыма в комнате стало еще больше.
Она упала на колени рядом с пузырьком, в котором находилось жидкое лекарство, сжав в кулаке шприц. Отвернув крышку, она удивительно бережно наполнила шприц, отмеряя нужную дозу.
Роман на полу застонал и скорчился, прижимая к себе ноги. Похоже, он не заметил ни взрыва, ни появления своей сестры. Для него не существовало ничего, кроме агонии, которая сжигала его изнутри.
Лана подползла к Приянке, держа в руке шприц. Я бросилась на нее и прижала к земле.
Вспышка боли, словно копьем пронзившая мой череп, снова застала меня врасплох – Лана отключила мои способности. Ударом локтя она отпихнула меня. По спине снова пробежали обжигающие уколы, оставляя рваную, пугающую пустоту, словно способности физически выдрали из моего тела.
– Ты… – задыхаясь, выдавила я.
– Ей нужно лекарство! – прорычала Лана. – Я пытаюсь ей помочь!
Я лягнула ее, выбив шприц у девочки из рук.
В ней будто что-то изменилось. Глаза наполнились странным светом.
– Ты даже не знаешь, – напевно произнесла она, словно дразнясь. – Ты даже не знаешь! Ты что, думала, они твои друзья? Рассказывали тебе всякое о своей ужасной жизни?
– Они рассказали мне достаточно, – пробормотала я. Мы обходили друг друга по кругу. Лана облизала губы, явно наслаждаясь ситуацией. – Они рассказали мне про «Псионный круг».
Девочка поморщилась.
– «Псионный круг»? О чем ты вообще? Нас вырастил Грегори Мерсер – ты же слышала о нем, верно? По твоему лицу вижу, что слышала.
Мерсер. Синяя звезда.
Детали мозаики внезапно стали на свои места. Я знала, кто это. Мерсер был в списке лиц, разыскиваемых Интерполом за контрабанду оружия. Он был главой одного из преступных синдикатов, которые остались на плаву и еще больше процветали после того, как границы США закрылись из-за эпидемии «пси».
«Синяя звезда». Его организация.
«Синяя звезда». Как татуировка на руке у Приянки. Как татуировка на запястье Ланы, которую она показала мне, закатав рукав.
От потрясения я буквально окаменела, словно мои ноги примерзли к полу.
Лжецы. Это слово обожгло меня, горькое и уродливое.
Они продолжали мне лгать. И на этот раз я оказалась такой дурой, что им поверила.
«Что же стало с привычкой, обжегшись на молоке, дуть на воду?» – в ярости спросила я себя.
– Мистер Мерсер создал нас. Он заботился о нас, – произнесла Лана. – Мой брат и Приянка позволили кому-то другому забивать им головы враньем. Они причинили ему вред, когда уходили, очень сильный вред, а я… – На ее лице застыл гнев. – Им придется ответить за это. Но наказание будет не таким жестоким – теперь, когда они решили вернуться назад со мной.
Я выпрямилась, ошарашенная ее признанием. Я даже не могла это скрыть.
– Они не хотят возвращаться, – сообщила я Лане хриплым от дыма голосом. – Они хотели помочь тебе сбежать от… от Мерсера.
– Правда? – милым голоском произнесла девочка, но ее лицо по-прежнему оставалось мрачным. – Но зачем тогда они пришли сюда, включили сервер, помогают Мерсеру? Тот маленький червяк так и не сообщил нам, где на самом деле находится сервер. После того как мы вытащили его из его дома, он дал нам только удаленный доступ.
– Кто это – он?
Но я знала. Я уже поняла.
Ярость, беспомощная и обжигающая, охватила меня. Это было невозможно. Память Клэнси была запечатана. Как он мог вспомнить, где оставил сервер в своей прошлой жизни, да еще с такой точностью, чтобы…
Я окончательно догадалась, что означают ее слова.
Вытащили. Клэнси попросил «Синюю звезду» вытащить его из дома. Из Чарльстона.
Он как-то вспомнил.
Лана только улыбнулась.
– Босс знает свое дело.
У нее за спиной рухнула часть стены. Мы даже не шелохнулись.
– Ты мне не веришь, – сказала Лана. Сунув руку в карман куртки, она вытащила знакомый черный прибор. Запасной аккумулятор. – Скажи мне, почему тогда При носила с собой следящее устройство от беспилотника? Зачем она включила его, если не хотела, чтобы я пришла и забрала их?
Я резко втянула воздух, чуть не подавившись им. Кровь так быстро отлила от головы, что мне показалось, будто пол под ногами наклонился.
«Если мы будем гнаться за ней, она сразу исчезнет, – сказала тогда Приянка. – Нам нужно придумать, как заставить ее прийти к нам».
«Ох, Приянка, – подумала я, глядя на то, как она дергается на полу. – Из всех глупых, отчаянных поступков…»
– Она не хотела, чтобы ты их забрала, – проговорила я. – Она заманивала тебя в ловушку. И ты в нее попалась.
Лицо Ланы снова исказилось от гнева. Ее верхняя губа приподнялась. И это было единственным предупреждением, прежде чем она бросилась вперед.
Она врезалась головой мне в живот, выбив из меня дух. Мы обе рухнули на землю. Я оттолкнула ее, но девчонка шипела и царапалась, прижимая меня к земле, изо всех сил упираясь коленями мне в бок. Я попыталась ударить ее ногой, ее кулак врезался мне в щеку.
– Это всe ты, да?! – завизжала она. – Это ты изменила их! Это ты забрала их!
«Не позволяй опрокинуть тебя на спину, – в моем сознании всплыл голос Вайды, когда перед глазами поплыли темные пятна. – Тебе никогда не удастся подняться снова».
Я захрипела. Лана наклонилась надо мной, стиснув обеими руками мою шею.
Подняться снова…
Ногти были сломаны или сорваны, но я все-таки смогла вцепиться ей в лицо, разодрав нос и лоб.
– Я не хочу брать тебя живой, – сказала она. – Для них будет проще, если тебя не станет. Точно будет проще.
Ее зрачки расширялись, пока радужки почти не исчезли, и в ее взгляде было столько ненависти, что мне показалось, будто с меня заживо сдирают кожу, а потом моя голова взорвалась от кипящей боли, разметавшей в клочья последние мысли. Ноги колотили по земле, всe тело содрогалось от боли, а зрение поглотила тьма.
Теряя сознание, я услышала резкий щелчок выстрела. Давление и боль внезапно отпустили меня. Когда грудь перестало сдавливать, дым тут же проник в легкие. Я задыхалась и кашляла, борясь с ощущением, будто ее руки все еще сжимают мое горло.
Лана встала и, спотыкаясь, попятилась к тесной кухне. Она прижимала ладонь к плечу. Но крови не было: пуля не задела ни кожу, ни мышцы. Она лишь разорвала кожаную куртку.
Роман подобрал пистолет, который я выронила, и смог приподняться – достаточно, чтобы выстрелить. Не знаю, кто из них был сильнее потрясен его поступком.
– Лана – подожди!
Девочка повернулась и скрылась в дыму. В то же мгновение я осознала, что избавилась не от всех наемников. Два человека, чьи бледные лица покраснели от боли и ярости, возникли из темной кухни и бросились к нам. Роман выстрелил снова, убрав одного из них, но второй уже взял его на прицел.
Яростный вопль заполнил весь дом. Приянка вскочила на ноги, словно светясь в ореоле пламени. Все ее мышцы будто напряглись до предела. Она вцепилась в серверную стойку и оторвала ее от земли вместе со всеми устройствами, словно та ничего не весила. Девушка швырнула ее в солдата с такой силой, что когда вся конструкция обрушилась на него, половицы под ним треснули.
– При! – надрывно крикнул Роман. – Остановись!
Она рванулась к солдату, оказавшись на другом конце комнаты быстрее, чем я успела моргнуть. Отпихнув серверную стойку, Приянка наклонилась над мужчиной, сцепила руки над головой и обрушила удар прямо на его лицо. Она двигалась резко и как-то нелепо, будто на видео с ускоренной перемоткой.
Приянка была слишком быстрой. Слишком сильной. Я видела, как сосуды пульсируют у нее под кожей, все быстрее и быстрее – по мере того, как она наносила удар за ударом.
Роман на четвереньках дополз до нее, подобрав шприц, который наполнила Лана. Приянка сосредоточенно превращала лицо солдата в кровавое месиво, когда Роман оказался у нее за спиной, вонзил иглу ей в шею и надавил на поршень.
– Нет! – проревела она, пытаясь выбить шприц у него из рук. – Я не закончила! Еще не достаточно!
Она отшвырнула Романа, и он пролетел через все помещение. Упав на другой пузырек – с таблетками, он вцепился в него, пытаясь сорвать крышку.
Приянка вскочила на ноги почти с нечеловеческой легкостью, ее глаза были слишком блестящими и слишком яркими. Глаза хищника, который следит за добычей.
– Где она? Куда она делась?
– Я… покажу тебе? – выдохнула я, поднимаясь на ватных ногах.
– Останови ее! – в панике крикнул Роман. – Не дай уйти!
В теплых корпусах серверов еще вспыхивал оставшийся электрический заряд. Проходя мимо стойки, я задела ногой один из них, поймала этот слабый заряд, а затем догнала Приянку.
Слабый разряд перескочил с моих пальцев на ее кожу. Девушка выпрямилась, ее глаза расширились, и она на секунду застыла. Я успела обхватить ее обеими руками и повалить на пол.
Роман засунул таблетки ей в рот и зажал его ладонью, чтобы не дать их выплюнуть. Приянка отбивалась от нас обоих. Я кожей чувствовала, что ее сердце бьется слишком быстро, а мускулы и связки превратились в сталь.
– Ты должна проглотить их, прости, я понимаю, – упрашивал Роман. – Пожалуйста, прими лекарство, просто прими его…
Я была уверена, что у нас ничего не получится. Но Приянка проглотила таблетки. Роман отвел руку, пот катился по его лицу.
– Лана! – крикнула Приянка, все еще пытаясь вырваться. Но пульс замедлялся, и силы постепенно покидали ее. – Нет… Позволь мне помочь… пожалуйста… я… не…
– Что ты ей дал? – спросила я.
– Успокоительное и… – Роман прижал руку ко лбу. – И еще кое-что, чтобы с ней не случился удар.
В этот момент вдалеке раздался вой сирен.
– Вот отстой, – выплюнул парень, закинув руку Приянки себе на плечо. Я подобрала пистолет и подбежала к ней с другой стороны. У девушки подгибались ноги, и она опиралась на меня всем своим весом.
– Нам нужно выбраться отсюда, – проговорил Роман, быстро моргая.
По моему лицу лился пот. От дыма накатывала дурнота, а еще на нас могла рухнуть крыша.
Только Роман держался на ногах лишь немногим лучше Приянки. Мы медленно, спотыкаясь, ковыляли по двору. А за спиной ревел огонь.
Когда мы добрались до машины, Роман попытался открыть заднюю дверь, но рука соскальзывала с ручки, словно у него не хватало сил взяться за нее.
– Я справлюсь! Заводи машину! – приказала я. Мне по-прежнему казалось, будто руки Ланы сдавливают мою шею, силой выжимая из меня слова.
Роман кивнул и побрел к передней двери. Двигатель завелся, когда я почти запихнула Приянку в салон. С облегченным выдохом я свалила ее на заднее сиденье, еще раз проверила пульс и с удовлетворением отметила, что сердце бьется медленно и ровно.
– Ты видела, куда делась Лана? – негромко спросил Роман.
Ярость снова накатила на меня. Я шлепнулась на пассажирское сиденье, грохнув дверью.
– Сбежала.
Парень положил обе руки на руль и выругался снова, на этот раз, полагаю, на русском.
– Нет, – проговорила я. Сирены службы спасения приближались, теперь они были уже в нескольких улицах от нас. – Тебе не следует злиться из-за этого. Просто веди машину!
Роман не шевелился. Он осматривал улицу с отчаянием, которое в любых других обстоятельствах разбило бы мое сердце. Поэтому я сделала единственное что пришло мне в голову. Наставила на него пистолет.
– Езжай, – стиснув зубы, приказала я.
Парень потянулся к рычагу переключения передач и снял машину с тормоза. «Седан» рванулся вперед, врезался в бордюр, после чего снова выехал на дорогу. Двигатель взревел, и мы свернули на другую улицу.
Шум помех вернулся снова, заполняя мой мозг. Индикаторы на приборной панели мигнули.
– А теперь расскажи мне, что происходит, – потребовала я, крепко сжимая пистолет. Я прижалась спиной к дверце, стараясь оказаться как можно дальше от Романа. На заднем сиденье Приянка что-то неразборчиво простонала. – Расскажи мне о «Синей звезде» – какое отношение они имеют ко всему этому!
Роман быстро заморгал, бледность расползалась по его лицу, как чернила по мокрой бумаге. Сжав руку в кулак, он стукнул себя по лбу. Его дыхание стало сбивчивым, а губы явно дергались от боли.
– Прекрати, – прошептала я. Пистолет дрожал в моей руке. – Прекрати! Зачем ты делаешь себе больно…
– Возьми… – начал он. Машина вильнула вправо, но Роман выровнял ее. – Возьми… руль…
И это было последнее, что он успел сказать, прежде чем осесть на сиденье, потеряв сознание.
Я рванулась вперед и вцепилась в руль. Скорость на спидометре нарастала: 120… 140… 160… Впереди оказался тупик – строительная площадка новой школы; фары на мгновение высветили желтый плакат, который гордо провозглашал «ОТКРЫВАЕМСЯ ДЛЯ ЛУЧШИХ УМОВ В СЛЕДУЮЩЕМ ГОДУ!»
Вытаскивать Романа с сиденья времени не было. Я вскарабкалась на него, уселась прямо ему на колени и спихнула его ногу с педали газа. Я резко надавила на тормоза, шины завизжали, и я выкрутила руль вправо до упора.
Машина дернулась и остановилась, ткнувшись в балки, на которых крепился плакат. Картонный лист сполз на капот машины.
Наступила тишина.
– Какого… – выдохнула я, – какого… черта… что здесь происходит?
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий