Темные отражения. Темное наследие

Глава девятнадцатая

– Лана…
Девочка, не моргая, смотрела на меня, потом повернулась к Роману и прищурилась. В ее взгляде светилась неприкрытая злоба.
Лана.
Опираясь на дерево, Роман сумел подняться и сделал шаг ей навстречу. Ноги его дрожали, а глаза, полные боли, блестели, словно в лихорадке.
Меня затрясло от ярости – сестра собиралась убить своего брата, и оставался единственный способ ее остановить – убить ее раньше.
«Не заставляй меня делать это», – думала я, наблюдая за ней.
– Нам пришлось уйти, – проговорил Роман. – Пришлось. Всe это время мы искали тебя.
Осознание правды после стольких дней, наполненных догадками, ударило меня точно молния.
Я была права.
Девочка покачала головой, отступая.
– Помощь нужна тебе. Я пытаюсь спасти тебя! Я спасу тебя!
Кто-то окликнул ее из темноты леса.
– Здесь! – крикнула Лана в ответ, словно я и не держала ее под прицелом. – Здесь! Я нашла его.
– Нет… нет… – прошептал Роман. – Солнышко…
Потом я почувствовала, как в голове моей что-то щелкнуло, и прямо в мозг полился расплавленный металл. Мое горло взорвалось криком. Суставы растягивались, выкручиваясь под неестественным углом. Я рухнула на землю, ударившись левым боком о мощный корень дерева. Пистолет выпал из пальцев и закувыркался в листве и грязи.
Сквозь слезы я увидела, как к нам приближается солдат, волоча за собой мальчика. И я попыталась встать, опираясь руками о землю.
– Прекрати, Лана! – умолял ее Роман. – Я пойду с тобой, ладно? Пожалуйста… только не это!
– Ты в любом случае пойдешь с нами, – сказала она. – Это… – Я снова закричала, ощущая, как нарастает во мне кипящее давление, – …это чтобы ты не забывал о последствиях.
Прогремел выстрел. Вот был солдат – и вот его уже нет. Из его шеи брызнула кровь, и он, пошатнулся, прижав к ране руку в перчатке. От неожиданности наемник выпустил мальчика, который тут же бросился бежать. Жар, пожиравший меня изнутри, немного ослабел, и мне удалось поднять голову. Где же Роман?
Но выстрел прозвучал со стороны крыльца. В руке Приянки еще дымился пистолет. Девушка опустила оружие, и ее глаза расширились.
– Лана! – радостно завопила она, но сразу осеклась.
– Не подходи! – простонала я сквозь боль. – Не подходи ближе…
Девочка повернулась. И я не видела ее лица: осталось ли оно такой же маской ярости или засияло таким же восторгом, который почти сразу превратился в ужас.
Взгляд Приянки метнулся к Роману, потом перескочил на меня. И девушка уставилась на Лану.
– Что ты творишь?! – Приянка спрыгнула с крыльца и широкими быстрыми шагами направилась к нам.
Избегая смотреть ей в глаза, Лана попятилась.
Воспользовавшись тем, что сестра Романа отвлеклась, а терзавшую меня боль уже можно было терпеть, я смогла собраться с силами и поползла по земле, пытаясь добраться до своего пистолета.
– А ты как думаешь? – выплюнула Лана. Она глядела на нас троих, как тот дикий зверь, который чувствует, что его загоняют в угол.
Приянка остановилась, и Лана тоже замерла, словно соединенная с ней невидимыми нитями.
– Я правда не знаю, – тихо сказала Приянка. – Объясни мне, и пойдем к черту отсюда.
И тут, будто в ней повернули какой-то переключатель, Лана заговорила безжизненным монотонным голосом:
– Вы не пойдете никуда. Вы принадлежите мне.
– Ты права как никогда, Солнышко. – Приянка выдавила слабую улыбку и опустилась на колени рядом с Романом, проверяя его пульс.
«Ох…» – подумала я, пытаясь сложить увиденное в единую картину.
– Это не… – начала Лана. Ее ноздри раздувались, она дышала шумно и неровно. – Нет. Ты знаешь, что я имела в виду.
– Я много чего знаю, – медленно произнесла Приянка, снова поднимаясь. Роману лишь удалось встать на колени. – Я знаю, что Лана, которую я любила, никогда не причинила бы вред другим – в особенности брату.
– А При никогда бы не оставила меня, верно? – прошипела та.
Приянка пыталась сохранить невозмутимость, но глаза выдали ее.
– Что с тобой случилось?
Лана сжала кулаки и сделала шаг вперед.
– Он сделал меня сильнее. Никто, даже вы, не сможете снова причинить мне боль. Он позаботился обо мне. И сейчас никто не заслуживает моей верности – один только он.
Это одно слово пробилось через пытки, что снова обрушились на меня. Кто?
– Кто… вообще такой… этот он? – выдавила я сквозь стиснутые зубы. Но никто из них не услышал меня.
Приянка протянула руку.
– Просто… пойдем со мной. Мы пытались найти тебя, все это время мы пытались с тобой связаться.
– Ложь, – прошептала Лана, но не сдвинулась с места. Она не отрывала глаз от дрожащей руки Приянки, и в ее лице что-то изменилось.
Еще один осторожный шаг.
– Нам предстоит много работы, помнишь?
И тут Лана словно очнулась.
– Нет.
Я услышала звук выстрела через долю секунды после того, как пуля вонзилась в дерево в нескольких сантиметрах от головы девочки. Джейкоб занял позицию на крыльце и уже снова прицеливался. Мальчик, я уже видела его раньше, прятался у него за спиной. Рассказывая о чем-то Джейкобу, он плакал.
Вдалеке лопасти вертолетных винтов рассекали ночной воздух, с каждой секундой их гул становился громче. Приянка бросилась к Лане, но девочка оказалась быстрее. Она вломилась прямо в кусты, перепрыгнула через упавшее бревно и исчезла среди деревьев.
– Нет! – задохнулась Приянка, рванувшись следом. – Лана!
У меня начало двоиться в глазах – давление, из-за которого мои мозги сплющивались в лепешку, исчезло, оставив напоследок резкую вспышку боли. Где-то рядом зашевелился и застонал Роман.
Шум помех заполнял мое сознание, мои уши, мои сосуды. Ласковое электрическое прикосновение пронеслось через меня, стирая ужасающую пустоту.
– Вы в порядке?! – К нам подбежал Джейкоб.
Я подождала, пока перестанет кружиться голова, и только ухватилась за его руку, чтобы встать.
Роман с усилием поднялся на ноги. Он смотрел в ту сторону, где исчезли в лесу Лана и Приянка.
– У них еще Саша! – прокричал мальчик с крыльца.
– Чeрт. – Я дернула Романа за руку. – Иди за Ланой, я…
– Нет, – мотнул головой парень. – Я сам пойду. Сможешь найти При?
И он рванул в сторону озера, подхватив с земли пистолет. Его фигура растворилась в дыму и темноте.
Почувствовав на плече руку, я подпрыгнула от неожиданности.
– Как ты?
– Всех остальных спасли? – спросила я.
Джейкоб кивнул, и я чуть не разревелась от счастья.
– Забирай его, – кивнула я на мальчишку. – Мы приведем Сашу.
– Будем считать, что ты проголосовала за то, чтобы им доверять, – пробормотал он, вытирая пот.
Я повернулась к дымящемуся лесу, выискивая любые признаки движения.
– Готовность спасать детей от похитителей и убийц – весьма положительная черта, которая говорит в их пользу.
Парень прищелкнул языком.
– Значит, единогласно. Приянка спасла меня и Джен в доме. Считай это еще более положительным аргументом.
К тому же наконец-то все стало понятно. Каждый их поступок, каждая ложь не были продиктованы враждебностью. Причиной был человек. И я даже представить себе не могла, что среди нас существуют такие как она.
Такая как мы, но иная.
Я бежала по лесу, выкрикивая имя Приянки и одновременно пытаясь осмыслить новую информацию. То, на что способна Лана… Она может воздействовать на сознание и на нервную систему, подавлять нашу силу. Похоже, что Лана – Оранжевая. До этого я знала только двоих – Руби и Клэнси, и способности у обоих были разными. Клэнси мог внушать людям мысли, манипулировать чувствами и движениями, но только Руби могла менять чужие воспоминания.
Заскользив по грязи, я остановилась – навстречу мне шла Приянка, крепко обхватив себя за плечи, опустив голову. Она дрожала, а на лице застыла безжизненная маска.
– Что?! – воскликнула я, подскочив к ней.
Девушка покачала головой, губы ее беззвучно зашевелились, и она подняла на меня несчастные глаза.
– Я не смогла… Меня оказалось недостаточно… я не смогла убедить ее остаться.
– Не думаю, что у кого-то бы получилось. – Это было все, что я могла ответить.
– Я должна была. Должна. Но я обещала Роману не заходить слишком далеко.
И пусть Приянка больше не произнесла этих слов, я знала, о чем она думала сейчас.
Меня оказалось недостаточно, читалось на ее лице.
– Я подумала, Лана вернется обратно к озеру, чтобы ее забрали с вертолета, – объяснила Приянка севшим, усталым голосом. – Но она словно растворилась в темноте. Я не смогла ее удержать… Я не смогла убедить ее остаться.
Она повторяла и повторяла эти слова, пока они не превратились в бессвязное бормотание. Я взяла Приянку за руку и сжала ее пальцы.
– Давай попробуем ее найти? – предложила я. – Земля сейчас сырая, и если отыщем фонарик, сможем проследить, куда она двинулась.
Сказать по правде, мне вовсе не улыбалось заниматься поисками девицы, которая только что пыталась сварить вкрутую мои мозги. Но и оставлять ее на свободе, да еще в компании с какими-то отмороженными «пси», было нельзя. И дело было не в том, как она использовала свои способности. А в том, что она этим наслаждалась.
– Нет. Если Лана поймет, что мы ее преследуем, она просто исчезнет, – с несчастным видом сказала Приянка, потирая лоб. – Нужно придумать, как заставить ее прийти к нам.
Я не ответила, но Приянка, похоже, все прочитала на моем лице.
– Слушай… Лана, она… Она не такая.
– Что-то я не заметила, – криво усмехнувшись, сказала я.
Девушка прикусила губу.
– Она сама не своя. Это не она. Не знаю, что с ней сделали, но это не та Лана, которую я знала.
– Дай угадаю, обычно она похожа на солнечный лучик? – Я слишком поздно вспомнила, что именно так и называла ее Приянка, но слова уже успели соскочить с языка. – Прости.
Но Приянка только махнула рукой. Я зашагала к дому, и она пошла следом.
– Но она как-то связана с похитителями, – продолжала я. – У тебя есть объяснение?
Лицо у Приянки посерело и вытянулось.
– Я… думаю, похитителям нужны были Роман и я. Прости… мне так жаль, я не была уверена, пока не увидела здесь Лану. Он… они, наверное, пытались вернуть нас.
Меня ее теория не слишком убедила. Слишком многое не сходилось. Тогда откуда взялось то предупреждение на телесуфлере? К тому же, если похитителям были нужны только Роман и Приянка, зачем устраивать взрыв? И оставался гораздо более важный вопрос.
– Кто это «они»? – спросила я. – «Псионный круг»? А еще Лана упомянула о «нем». Сказала, что «он» сделал ее сильнее.
Лицо Приянки застыло, и она надолго замолчала. Я уже перестала надеяться на ответ, когда она наконец сказала:
– Я не знаю. Кто-то, должно быть… Кто-то захватил власть над «Псионным кругом». Изменил все. Раньше они не работали с обычными людьми, без «пси»-способностей, но времена… меняются. Такие как мы не уходят. Никогда. Кто-то хочет, чтобы мы вернулись. – Ей было не просто говорить об этом, но девушка заставила себя продолжать. – Когда мы ушли, Лана не пошла с нами. Нам не следовало оставлять ее, но иначе было нельзя. Правда, я могу в этом поклясться.
– Я верю тебе, – сказала я, потрясенная тем, как отчаянно она пытается добиться моего понимания.
– Мы пытались связаться с ней, но не смогли. А тем временем с ней сделали это… – В отчаянии Приянка вцепилась руками в волосы.
– Ты говоришь о ее способностях? – уточнила я. – Похоже, это какая-то разновидность Оранжевой силы, но как ей это удается?
– Я не знаю, не знаю… они… Лана была нежной, радостной… – Приянка была готова расплакаться. – Но ее превратили в это чудовище. Я не должна была ее оставлять.
«Моей семьи больше нет – я не смог ничего сохранить, – сказал тогда Роман. – Я не смог уберечь свою сестру».
Что ж, в каком-то смысле он пытался сказать мне правду. Насколько он мог это сделать, все еще продолжая оберегать сестру. Помню, как подумала, что она умерла, и ни о чем не стала расспрашивать. Знала, каково это – винить себя в смерти другого человека.
– Она все еще там, – с надеждой в голосе сказала Приянка. – Я уверена. Лана не сняла мамино ожерелье – тот маленький золотой цветок, видела его? Я знаю, она полна ярости и злобы, но в ней еще есть любовь. Мы можем достучаться до нее.
Лично мне не удалось уловить никаких проявлений этой гипотетической любви, а многочисленные царапины и ушибы свидетельствовали об обратном. Но вряд ли бы это что-то изменило.
– Почему вы хотели попасть сюда? – спросила я.
– Потому что мы узнали о Руби Дэйли – о твоей подруге, – сказала Приянка. – До нас дошли слухи, что Лана покинула «Псионный круг», и мы надеялись, что она окажется здесь или твои друзья что-то о ней слышали. Как я могла поверить, что она сможет от них сбежать?
Я пыталась думать обо всем и сразу, но получалось плохо.
– Ты надеялась, что мои друзья тебе помогут, и ты не ошиблась, – сказала я наконец. – Так бы и случилось. Вот только их здесь нет. Две недели назад Руби отправилась на поиски очередного ребенка и пропала.
Ветер шелестел в кронах у нас над головой.
– Вот чeрт, – выдохнула Приянка. – Что, правда?
Гул вертолета, разрывающего воздух у нас над головой, заглушил ее голос. Однако звук удалялся прочь от озера. Мы с Приянкой переглянулись.
Мы рванули через лес обратно к тропе и обнаружили там Романа. Он бежал навстречу нам прямо через грязь, а Саша сидела у него на спине, уткнувшись в его плечо перемазанным и заплаканным лицом.
– Сделано, – тихо произнес он и взглянул на Приянку. Та покачала головой.
– Нам нужно идти, – сказала я. Роман снова повернулся к лесу, глаза его сузились, лицо напряглось. Но гнаться за тем, кто не хочет быть найденным, времени не было, не сейчас. – Пришли вместе и уйдем вместе. Верно?
Он посмотрел мне в глаза, но покалывание, которое я ощутила в затылке, не было реакцией на этот взгляд. Источник энергии находился неподалеку.
Беспилотник.
Не дожидаясь остальных, я помчалась дальше, пока не увидела его. Похожее на паука устройство с жужжанием парило над телами солдат, пролетая над ними по точно рассчитанному маршруту. Оно освещало землю под собой, а значит, делало фотографии или снимало видео.
Мигель уничтожил телефон с теми снимками, но если это устройство сфотографировало нападавших, я хотела его заполучить. Что всегда говорила Мэл? Люди хотят верить, им нужен лишь достаточно правдоподобный рассказ, чтобы оправдать эту веру. У моей истории было, по крайней мере, одно преимущество – в ней все было правдой.
Я услышала, как Приянка и Роман догоняют меня, но не обернулась. Я начала мысленно распутывать серебристую нить, но тут же оборвала ее. Поджарить беспилотник, превратив в бесполезный кусок металла – слишком просто. Вместо этого я подняла пистолет. Устройство было размером с кошку. Я держала его на прицеле, гадая, почему именно сейчас мне лезут в голову такие сравнения.
– Что ты делаешь? – прошептал Роман.
Беспилотник низко парил над крыльцом, что-то высматривая. Я глубоко вдохнула, хорошенько прицелилась и выстрелила.
Пуля разорвала одну из лопастей. Аппарат закружился, пытаясь взлететь выше, и мне пришлось выстрелить еще раз. Беспилотник упал на обугленное крыльцо и скатился по ступенькам вниз.
– Осторожно, – предупредила Приянка, когда я подошла ближе. – Камера наверняка ведет прямую трансляцию.
– Отлично, – кивнула я, взяла аппарат и повернула его к себе.
Оглянувшись, я заметила, как Роман наблюдает за мной, но тревога исчезла с его лица. Приянка опустилась на колени рядом с трупом, обшарила его карманы и пояс, забрала фонарик и сунула что-то в карман джинсов.
Пропеллер беспилотника перестал вращаться, но за блестящей линзой по-прежнему горел красный огонек.
Я стерла с него грязь, чтобы изображение получилось как можно четче.
– Я не знаю, кто вы вообще такие, – произнесла я. – Но если вы снова явитесь, чтобы навредить мне или тем, кого я люблю, лучше молитесь, что убьете меня, потому что я уже иду за вами, и мне больше нечего терять.
Красный огонек мигнул и погас.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий