Энциклопедия доктора Мясникова о самом главном

4.4. Инсульт и его предвестники

Как мы боимся таких заболеваний, как инфаркт миокарда, инсульт, стенокардия! Как мало делаем при этом, чтобы их избежать! Некоторые думают, что эти болезни – удел стариков. А вот и нет! Инсульты в 30–40 лет – ежедневная медицинская практика.
В основе инфарктов миокарда и инсультов лежит поражение сосудов. Только в одном случае поражаются сосуды сердца и развивается инфаркт, в другом случае поражаются сосуды головного мозга и случается инсульт. Но никто не знает, где у него наиболее слабое место, которое «рванет».
Факторы риска развития атеросклероза общеизвестны. Это наследственность (если ваши родственники имели проблемы с сосудами в возрасте до 50 лет), принадлежность к мужскому полу (или женщина в менопаузу), возраст старше 40 лет. Тут уж ничего не поделаешь: что есть, то есть.
Но некоторые факторы риска мы изменить можем и должны. Например, курение повышает риск развития атеросклероза на 50 %. Высокий уровень холестерина требует соблюдения диеты: ограничить употребления красного мяса, жиров животного происхождения; увеличить в рационе объем клетчатки, овощей.
Если у вас уровень сахара 5, 6 и выше, то эти величины как раз находятся в диагностических рамках преддиабета и являются мощным фактором риска для развития атеросклероза. Добавьте к этому малоподвижный образ жизни, «центральное» ожирение (объем талии у мужчин более 102 см, а у женщин более 88 см), повышение мочевой кислоты, гомоцистеина и многое другое.
Практически все перечисленное связанно с неправильным образом жизни. Не зря атеросклероз так и называют – «ржавчина жизни»!
Первые проявления поражения сосудов головного мозга не всегда ярко выражены: когда, например, у больного отказала рука и нога, он не может разговаривать, мочится под себя.
Но бывает и так, что у человека промелькнула тень перед глазами, временно появилась невнятная речь, может быть, повисла носогубная складка. Через несколько минут все прошло. Это состояние называется транзиторная ишемическая атака. При ней неврологическая симптоматика длится менее суток, а потом проходит, по аналогии со стенокардией в случаях сердечного проявления атеросклероза.
Конечно, вы испугались, но, поскольку все прошло, считаете, что отпустило, пронесло, и слава Богу. Но это «пронесло» очень относительно. У каждого четвертого повторение подобного случая заканчивается инсультом. Поэтому не стоит спешить радоваться! Транзиторная ишемическая атака – серьезный сигнал о том, что надо принимать меры профилактики. Вам как бы дается шанс что-то изменить! Что?
Не скажу ничего нового: принимайте «статины» (лекарства, понижающие холестерин) и аспирин в обязательном порядке. Нормализуйте артериальное давление препаратами типа энапа, который снижает давление и благотворно влияет на сосудистую стенку (нормализация давления в профилактике инсультов играет важнейшую роль!). Доведите до нормального уровень сахара, при необходимости принимая препараты (метформин!).
Добавьте к этому диету, умеренную физическую нагрузку – это минимально необходимые действия, которые могут предотвратить катастрофу. Степень гарантии неизвестна. Если уже появились симптомы, звоночек прозвенел, значит, у вас уже есть поражение сосудов! Значит, здоровый образ жизни надо было начинать лет 15 назад, а теперь без таблеток уже никак не обойтись! Причем пожизненно, как бы мы не скулили, что не хотим!
Но никакие таблетки не помогут, если продолжать жить по-прежнему! И оправдываться тем, что курите уже 20 лет. Никогда не поздно бросить курить! По официальным данным, когда в Европе ввели закон о запрете на курение в общественных местах, всего через 12 месяцев число людей, которые поступали с инфарктами и инсультами в больницы, сократилось на 14 %!
Повторю еще раз: бросать никогда не поздно! Но полностью выйти из группы риска можно лишь через три-четыре года после того, как вы расстались с этой вредной привычкой.
Если все-таки инсульт произошел, очень важно немедленно вызвать «Скорую помощь». У вас есть три часа. Если от развития инсульта до поступления пациента в больницу пройдет не более трух часов, то все еще можно вернуть обратно. Этот тромб можно еще растворить.
Какой произошел инсульт, к сожалению, клинически распознать невозможно. Он бывает двух видов: закупорка тромбом или, наоборот, сосуд разорвался, и кровь вылилась в мозг.
Если мы будем такому больному давать разжижающие кровь препараты, как положено при тромбозе, они человека просто убьют. Поэтому лечение можно начинать только после проведения компьютерной томографии головы. С ее помощью можно разобраться, у кого кровотечение, а у кого тромбоз. Поэтому компьютерная томография должна быть сделана в первые три часа от начала появления первых симптомов. Поэтому, если случилось несчастье, немедленно вызываем «Скорую».
Сейчас почти по всей России есть первичные сосудистые центры по больницам и округам. «Скорая» повезет пациента именно туда. Потому что если она привезет его в обычный приемный покой, где начнут проверять паспортные данные, а врач начнет расспрашивать, что случилось, то это будет непоправимой потерей времени.
«Скорая помощь» обязана везти больного, минуя приемный покой, сразу на компьютерную томографию, которая в этих центрах работает круглосуточно.
Если нет противопоказаний, к которым относится недавно перенесенная операция, очень повышенное давление, нарушения свертываемости крови, тогда больному будет вводиться тромболитик, который растворяет тромб, и у человека появляется шанс на обращение процесса вспять. Через три часа после нарушения кровообращения мозг начинает отмирать. До этого времени ткань мозга «оглушена» недостатком кислорода, но ее можно вернуть к жизни.
Позже, даже если больной выжил, на месте инфаркта мозга образуется рубец, и растворяй тромб – не растворяй, восстановиться человеку это уже не поможет. Вот почему первые часы после случившегося так важны.
Если от развития инсульта до поступления пациента в больницу пройдет не более трех часов, то все еще можно вернуть обратно. Этот тромб можно растворить.
А бывает и так: человек лег спать нормально, а утром встает – у него повисшая губа и слабость в руке. Он не помнит, как это произошло, проснулся уже таким. В этом случае о тромболизисе речь уже не идет, ведь инцидент мог произойти как в течение трех последних часов, так и раньше. Рисковать в такой ситуации врач не будет, тромболизис опасен сам по себе.
Если инсульт уже произошел, то ничего повернуть вспять нельзя. Ткань умерла, и никаких дальнейших действий по ее восстановлению сделать нельзя. Правда, иногда уже после инсульта продолжается закупорка других мелких сосудов, и область инсульта распространяется все больше и шире. Тогда мы даем разжижающие кровь препараты, но это бывает редко. Если инсульт произошел, то основным лечением является аспирин, и еще внутривенно вливается соленый раствор воды (физраствор).
Как-то прочитал отзыв о больнице, мол, они там не лечат, только дают аспирин и соленую водичку. Но аспирин и соленая водичка – это как раз то, что нужно. Главное в этой ситуации – насытить организм слабосолевым раствором, потому что такая вода по составу напоминает кровь. А аспирин является профилактикой дальнейших осложнений!
В этом промежутке времени основу лечения составляет наблюдение за острым периодом. Если возникают осложнения, их корректируют, а потом начинают реабилитацию. Пациент должен как можно раньше попасть в палату, где будут работать окулисты, логопеды, психотерапевты, физиотерапевты, специалисты по лечебной физкультуре.
Это надо делать в самые первые дни. Задача не просто давать лекарства, так как огромное количество препаратов, которые претендуют на восстановительное действие, на самом деле «голубая вода». Церебролизин, мексидол, глицин, стугерон, кавинтон, актовегин, эглонил – это все лекарства с недоказанной эффективностью.
Хуже они не сделают, но и не помогут. Но больницы тратят миллионы, закупая их, а потом денег не хватает на действительно эффективные препараты, те же антибиотики.
Самое главное – не давать эти мистические препараты, а правильно организовать лечение: моментальная доставка больного, проведение тромболизиса, если возможно, как можно более ранняя реабилитация мультидисциплинарной бригадой врачей.
Надо помнить, что если произошел инсульт, то определенный участок мозга уже умер. И его никакими мексидолами не вернуть. Надо восстанавливать пациента, развивая другие участки его мозга. А еще лучше до этого не доводить и заранее бороться с факторами риска!
Если уже была предшествующая транзиторная ишемическая атака, то медикаментозно корректировать имеющиеся нарушения и консультироваться у сосудистого хирурга. Если специальное исследование выявило сужение сосуда на 70 % и больше, то возможно проведение операции по исправлению ситуации.
Это так страшно только звучит – 50 %, 70 %; на самом деле сужение до 50 % почти не вызывает существенного изменения кровотока. Поэтому сужения до 50 % хирургической коррекции не подлежат, а от 50 % до 70 % – в зависимости от обстоятельств. Надо тщательно взвесить потенциальный риск операции и ту степень пользы, что может она принести. Когда сужение 70 % и больше, в большинстве случаев перевешивает потенциальная польза.
Показать оглавление

Комментариев: 6

Оставить комментарий

  1. Анастасия
    "Например, всем известный вомбензин." - не вомбензин, а вобэнзим, опечатка.
  2. Гость
    Вообще очень много очепяток
  3. Андрей
    Ну, ошибся, с кем не бывает. Думаю, сложно запомнить все названия. Вы и самую малую часть не знаете того, что он знает! Хейтеры!
  4. марина
    главное-знать как РЕАЛЬНЫЕ лекарства правильно называются. а не "вобензимы" всякие
  5. Ирина
    Ну почему "гардинелла"? Возникает вопрос об образовании доктора...
  6. Сергей Викторович
    А Гептрал? У пациентов падает АЛТ/АСТ, это значит что лекарство не работает? Да ну.