Британский вояж

Завтра будет завтра…

Перед тем как отправиться в Норвегию, мистер Говард встретился с премьер-министром Британии виконтом Мельбурном. Глава правительства хорошо знал и полностью доверял ему – одному из руководителей английского шпионажа в Европе. Говард долгое время жил в Стамбуле и обеспечивал снабжение мятежных горцев, уже много лет сражавшихся на Северном Кавказе с российской армией, оружием, боеприпасами и польскими волонтерами. Официально считавшийся офицером Королевского флота при Английском посольстве в Стамбуле, он находил и фрахтовал небольшие быстроходные суда, которые тайно загружались в турецких портах, пересекали Черное море и разгружались в какой-нибудь укромной бухточке на побережье, находящемся во владениях русского царя.
Мистер Говард несколько раз лично участвовал в таких рискованных экспедициях, и один раз едва не был перехвачен русским патрульным бригом. Лишь наступившая ночь и выпавший на море туман позволил британской шхуне оторваться от преследования. Мистер Говард активно сотрудничал в деле снабжения оружием с таинственно исчезнувшим сэром Дэвидом Урквартом. И месть за похищение его агентами русского императора – в этом мистер Говард уже почти не сомневался – была и его личной местью.
– Помните, мой друг, – сказал ему на прощание виконт Мельбурн, – вы обязаны во что бы то ни стало поймать этих таинственных русских, которые совершенно спутали все наши карты в Петербурге. Там, в ужасной столице северных варваров, уже бесследно исчезло несколько опытных британских агентов, которые пытались разобраться в неожиданном, резком изменении политического курса русского императора. Мы даже не знаем – живы ли они. Может быть, они томятся в каменных мешках русской тюрьмы, или тайком закопаны на кладбище, подобно безымянным бродягам.
И во всех случаях в их исчезновении оказались замешаны некие странные люди, неизвестно откуда появившиеся, ранее никому не знакомые, но почему-то сразу сумевшие стать советниками царя. Мы пытались познакомиться с ними поближе, но они ускользнули от наших людей, которые были хорошо вооружены и никого не боялись: ни бога, ни черта. Наши же люди были или арестованы, или таинственно исчезли, и об их дальнейшей судьбе нам ничего неизвестно. Сейчас нам подвернулся счастливый случай – в Норвегии по причине срочного ремонта застрял русский фрегат, на котором, как сообщил наш агент в Кристиансанне, находится несколько человек, по описанию очень похожих на тех, кто так сильно нагадил нам в Петербурге.
Мистер Говард, я надеюсь, что вы воспользуетесь этим счастливым шансом. Помните, что ваша дальнейшая карьера напрямую зависит от успешного проведения операции по захвату этих людей. В случае удачи вы можете рассчитывать на высокий пост в Адмиралтействе или в правлении Ост-Индской компании, в случае же неудачи…
Тут виконт Мельбурн развел руками, показывая своему собеседнику, что, дескать, тогда ваша судьба, мистер Говард, незавидна, и в этом вы будете виноваты только сами…
Если премьер-министр таким способом рассчитывал напугать «рыцаря плаща и кинжала», то он сильно ошибался. Тот и без накачки премьер-министра был готов выполнить задание. Но он хотел установить пределы свободы рук, которую ему дадут для того, чтобы он сделал то, что не удалось сделать его коллегам.
– Сэр, – спросил мистер Говард у премьер-министра, – не соблаговолите ли вы разъяснить мне – насколько я свободен в своих действиях? Дозволено ли будет мне использовать любые способы для достижения поставленной передо мной цели? Я имею в виду, что в ходе захвата людей, которые так интересуют наше правительство, мне, возможно, придется вступить в вооруженную схватку с русским военным кораблем. Как вы мне ранее сказали, в моем полном распоряжении будут три фрегата и быстроходная яхта. Сэр, я хотел бы услышать от вас следующее – могу ли я отдавать приказы командирам этих кораблей? Ведь, как вы понимаете, мне придется брать ответственность на себя. Но насколько будут готовы командиры фрегатов беспрекословно выполнить все мои распоряжения?
Виконт Мельбурн хмуро посмотрел на своего собеседника, но тот не отвел взгляд. Хмыкнув и пожав плечами, премьер-министр Британии произнес:
– Мистер Говард, как я уже вам сказал, вы можете отдавать командирам переданных в ваше распоряжение кораблей королевского флота ЛЮБЫЕ приказы. И их отказ от выполнения ВАШИХ приказов будет рассматриваться в этом случае как государственная измена. Со всеми вытекающими из этого последствиями, вплоть до… Вам понятно это, мистер Говард?
– Понятно, сэр! Но я все же хотел бы получить от вас письменные распоряжения – ведь командиры фрегатов могут сослаться на то, что им прямо никто не отдавал приказа напасть на русский военный корабль в нейтральных водах. И они могут попросту отмахнуться от моих указаний.
– Я лично переговорю с ними, мистер Говард, – недовольно пробурчал виконт Мельбурн. – И пусть они только попробуют уклониться от выполнения ВАШИХ ПРИКАЗОВ. А насчет письменных распоряжений… Давайте не будем обременять канцелярию Адмиралтейства лишними бумагами. Думаю, что для вас вполне достаточно моего слова джентльмена.
Что же касается потопления русского фрегата… Пусть вас не мучают угрызения совести. В последнее время эти северные дикари совсем обнаглели, и их необходимо как следует проучить. Я не думаю, что даже если их военный корабль и будет потоплен, то это станет поводом к началу войны между Британией и Россией. В конце концов, мы сможем свалить всю вину на русских, которые первыми напали на фрегаты Ее Величества. И они вынуждены были от них защищаться. Думаю, что Европа скорее поверит нам, чем этим варварам, которые твердят на каждом углу о каких-то там правилах ведения войны. Глупцы, они не понимают, что война не имеет правил. Суть войны – насилие. Самоограничение в войне – идиотизм. Бей первым, бей сильно, бей без передышки. Вы хорошо поняли меня, мистер Говард?
Одним словом, вы можете поступать, как вам будет угодно. Но чтобы эти таинственные русские в самое ближайшее время были доставлены в Лондон! Как вы это сделаете – меня не касается! А теперь ступайте. Все необходимые распоряжения в отношении ваших полномочий будут завтра переданы тем, кого это касается. И да поможет вам Бог!
Мистер Говард вспомнил об этом разговоре, когда еще раз встретился с Питером Бенсоном, чтобы уточнить план по захвату двух русских, так сильно озаботивших британское правительство. Кажется, что было предусмотрено все. Головорезы Бенсона, узнав, что в случае удачи они получат щедрую награду, рвались в бой. Три британских фрегата – паровой – 30-пушечный «Эссекс», и два парусных – 44-пушечный «Гринвич» и 48-пушечный «Бристоль», уже вошли в пролив Скагеррак и встали на якорь в порту небольшого норвежского городишка Гримстад. Это совсем рядом с Кристиансанном.
По плану, Питер Бенсон с нанятыми им местными бандитами вечером завтрашнего дня должны пробраться на русский пароходо-фрегат «Богатырь», перебить вахтенных и прочих, оставшихся на корабле матросов, после чего захватить тех двух русских, по возможности, целыми и невредимыми. Сам мистер Говард будет ожидать результатов операции на быстроходной парусной яхте «Свифт». Как только Бенсон доставит на борт яхты захваченных пленных, она сразу же поднимет якорь и направится в Британию.
В случае неудачи наземной части операции, начнется морская ее часть. На яхте «Свифт» он выйдет в море и направится в Гримстад, чтобы занять свое место на мостике флагманского корабля его эскадры – фрегате «Эссекс», и попытаться захватить, а в случае неудачи – потопить – русский корабль.
Мистер Говард рассчитывал на внезапность – по его плану «Эссекс» должен будет внезапно сблизиться с «Богатырем», имитируя неисправность рулевого управления, и попытаться сойтись с ним борт о борт. Находящийся на «Эссексе» отряд морских пехотинцев должен взять на абордаж «Богатырь». Двух русских, которые, собственно и были основной целью всей этой операции, переведут на «Эссекс», а «Богатырь» будет подожжен и потоплен. Всех, кто попытается с него спастись, следует безо всякой жалости уничтожить. Два других фрегата должны были подстраховать «Эссекс» на случай неудачного абордажа, и потопить огнем из пушек русский корабль.
Мистер Говард еще раз внимательно перечитал составленную им диспозицию завтрашней операции. Вроде бы все предусмотрено и ничего не забыто. Но автор этого хитроумного плана почувствовал какое-то смутное беспокойство. Что-то его тревожило, но что именно, он так и не мог понять.
Решив немного проветриться, мистер Говард открыл окно гостиничного номера, выходящее на море, и стал любоваться темным небом, золотой половинкой луны и звездами, усыпавшими небосклон. Внимание британца привлекло странное изумрудное сияние, исходившее, как ему показалось, прямо из морских глубин. Впрочем, через несколько минут это таинственное сияние замерцало и вскоре потухло.
«Говорят, что это к удаче», – подумал мистер Говард. Он еще немного полюбовался небом, звездами, морем. Потом вздохнул, закрыл окно и, раздевшись, улегся в постель. Завтра предстоял трудный день, и надо было хорошенько отдохнуть и выспаться, чтобы наутро голова была свежей, а тело – бодрым…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий